Россия примерила шкуру убитого медведя, оказалось великовато

Кембридж, 25 августа, Cucasus Times — В результате кавказского блиц-крига Россия ограничила свое стратегическое пространство, а Грузия ушла на скамейку запасных. Абхазия возможно станет важным игроком на кавказской арене.
История нападения Грузии на Осетию, России на Грузию похоже исчерпала свой военный потенциал. С большими или меньшими потерями сторон взаимная демонстрация военной мощи закончилась. Некоторый спад произошел и на дипломатическом поле, хотя здесь война продолжается и вероятно будет набирать обороты.

Что мы имеем на данном этапе конфликта?

Подсчет потерь и выгод после завершения силовой фазы явно не в пользу России. На внешнеполитическом фронте Россия утратила несколько важных позиций, которые до Грузии казались незыблемыми. Самое важное, пожалуй, Запад физически почувствовал, как Россия расстреливала в нем робкое, зачаточное ощущение стабильного партнера в ее лице. Статус России, как миротворца в зоне конфликта может оказаться под серьезным вопросом. Россия официально не утратит партнерство в ведущих мировых организациях, но ее мнение будет восприниматься больше с недоверием, чем с уважением. Соответственно и учитываться. В следующий раз для продвижения своих интересов России опять придется побряцать оружием или перекрыть краны в нефте-газовых трубах. И в первом и во втором случаях с огромными моральными и физическими потерями для себя. Теперь, после южноосетинских событий, и бизнес будет идти в Россию с оглядкой, а те, кто уже работают там, будут искать возможность вывезти капиталы в другие более стабильные инвестиционные поля.
Другая имиджевая потеря не менее болезненна — Олимпиада в Сочи может оказаться под большим вопросом. О сомнениях и опасениях уже заявила группа конгрессменов США, которая, конечно, найдет поддержку на разных уровнях. Россия сузила себе пространство для маневра, ограничила или практически утратила политических партнеров и союзников в Европе и Азии. Даже Белоруссия, которая до сих пор считалась Россией стратегическим и надежным партнером, промолчала. Контроль над энергопотоками, который так необходим для продолжения благополучия российской верхушки, оказался под угрозой.

Россия дала повод миру реанимировать страхи времен СССР. Вспомнили Афганистан и Чехословакию. Россия натянула на себя шкуру убитого медведя, но она оказалась велика, тяжела и неудобна для новой России. Новая Россия не отличается тем уровнем идеологизированности и мазохизма правящей верхушки. Сегодняшние лидеры любят богатство и уже привыкли к вальяжности. Вообще вся эта история с Грузией напоминает забавы новых русских: выпили, стало скучно, послали мальчиков «побиться». Посмотрели, что получилось, испугались сами. Причем, с обеих сторон. Грузия с ее агрессивной демократией, где культура новорожденной власти настолько про- и — анти, что больше дискредитирует само понятие демократии, чем его популяризует. Так и просится клише: Грузия насаждает демократию. Причем абсолютно теми же методами, какими Россия насаждает свое понятие демократии на своем Кавказе. Риторика игроков также примечательна. России припомнили, что ей позволили делать все, что душе угодно на Кавказе. Припомнили американские чиновники, что не вмешались и позволили сохранить свою территориальную целостность на Северном Кавказе, хотя методы, которые государство применило к своим гражданам вызывали много вопросов. Припомнил даже Саакашвили, как помог в 2004 году Путину удерживать свой порядок на Кавказе. Заявление подразумевало: вы же своих танками давите, с самолетов бомбите, я же не вмешиваюсь, тогда почему мне мешаете? Очевидно, что Грузия не менее аморальна в своем отношении к национальным меньшинствам, чем Россия.

Грузия, тем не менее, получила имидж маленькой демократии, атакованной и чуть не оккупированной агрессивным и массивным соседом. Грузия, нуждающаяся в немедленной защите и опеке, получит упрощенный доступ в вожделенный НАТО. Грузинская экономика, «разрушенная российской агрессией» получит мощные вливания, возможно, самые внушительные за всю историю ее существования. Грузинская армия получит новые вооружения, как армия страны участника альянса. Грузинский президент упрочил свой, пошатнувшийся в ходе многочисленных внутренних разборок авторитет и расширил круг союзников среди вчерашних врагов.

Вместе с тем, Грузия дала повод для сомнения в своей стабильности, показала свою несостоятельность, как ведущего игрока на кавказской арене, окончательно потеряла Абхазию. Абхазия с генетически родственными абазинами и адыгами, (черкесами, кабардинцами, адыгейцами) составляющими историческое большинство в трех республиках – Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, явно перевешивает по качественным политическим показателям Грузию. Еще больший вес христианская Абхазия приобретает с учетом влиятельной и многочисленной диаспоры в ведущих странах мусульманского мира. То есть, это потенциальный посредник, обладающий широкой сетью влияния и способный обеспечить успех в международных переговорах разной степени сложности.
Россия может признать Абхазию и Южную Осетию, как независимые государства. Может не потому что очень озабочена волей и правами народов этих стран. А потому что Кремль уверен, что у него не осталось никаких других рычагов для сохранения своего присутствия на Кавказе. Потому что Кремль опасается, что если он не признает по крайней мере Абхазию, то ее может признать тот же Запад, таким образом создав себе еще одного союзника под боком у России.

За 14 лет Абхазия, оставаясь в политической и экономической изоляции, смогла сохраниться как государство, не скатившись при этом в криминально-военный хаос, как это происходит часто с новыми суверенитетами. Абахазия показала себя стабильной и предсказуемой в экономике и продуманной в международных отношениях. Оставаясь полиэтничной, Абхазия сумела выработать и развить толерантную этническую политику и определенную гибкость в вопросах возвращения беженцев. В конце концов, Абхазия избрала на выборах президента не кандидата Кремля, а того, кому выразил доверие народ. Абхазия показала, что достойна независимости и способна стать членом европейского сообщества. Эта страна отвечает основным критериям демократического государства. И все эти успехи не могут оставаться вне поля зрения международных наблюдателей. Только поэтому Россия может признать Абхазию. Но ровно столько же шансов, что не признает, потому что следующим шагом Запада (Грузия не может более рассматриваться как главный игрок, а является уже запасным звеном) может стать признание Чечни, Татарстана, Чувашии и так далее. То есть наступит очередной «парад суверенитетов». К чему он приведет? Очевидно не к усилению России.

Фатима Тлисова, журналист, стипендиат фонда «Ниман» высшей школы журналистики, Гарвард

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *