Рок братьев Ямадаевых

ПРАГА, 30 марта, Caucasus Times. Скорую смерть Сулиму Ямалаеву напророчили еще в прошлом году. Сразу после смерти командира спецотряда «Горец» майора ФСБ Мовладия Байсарова. Но тогда, вместо Сулима, убили его брата, бывшего депутата Госдумы ФС РФ, Героя России Руслана Ямадаева.

В Чечне буквально всему населению известно, что и Ямадаевы, и Байсаров долгое время занимались в республике единым «промыслом» — похищениями, убийствами, куплей-продажей людей. При этом, видимо, тем же «центром», были определены «зоны ответственности» обоих «полевых командиров»: Байсаров «хозяйничал» в пригородах Грозного и северных районах Чечни, а Ямадаев — во втором по величине чеченском городе Гудермесе и в прилегающих к Дагестану районах ЧР. Запад Чечни, как известно, «контролировался» братьями Ахмадовыми из Урус-Мартана и приданными им «силами» из числа тех же «секретных сотрудников».

При этом еще до начала второй военной компании в республике перестал быть тайной и тот факт, что братья Ямадаевы и братья Ахмадовы, находящиеся как будто во вражде друг с другом, тесно взаимодействовали во всем, что касалось похищений людей и их последующего освобождения за выкуп. По многочисленным, неоднократно подтвержденным данным, Ямадаевы за определенные суммы передавали Ахмадовым похищенных ими в Дагестане, в других регионах, и точно также Ахмадовы переправляли в Гудермес своих пленников из Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Краснодарского края, других российских областей. В похищениях не обязательно участвовали сами «ахмадовцы» или «ямадаевцы», но цепочка неизменно замыкалась на них. Ради справедливости надо сказать, что в этих «операциях» чаще фигурировало имя не Руслана Ямадаева, а его младшего брата Сулима.

Незадолго до нападения Басаева-Хаттаба на Дагестан под Гудермесом развернулись двухдневные бои между отрядами Ямадаевых и Ахмадовых. По официальной версии, гудермесцы выступили против насаждаемого представителями урусмартановского клана боевиков ваххабизма и попыток последних взять под свой контроль и восточные районы Чечни. Однако, по свидетельству участников тех событий, вовлеченные в конфликт стороны не поделили эту зону всего лишь по вопросам, которые касались «права» тех или иных сил заниматься здесь «людским бизнесом». У Аслана Масхадова в этот период не было достаточно возможностей, чтобы силовым способом пресечь преступную деятельность обеих группировок, и он поддержал Ямадаевых, направив на помощь им подразделение национальной гвардии во главе с Магомедом Хамбиевым — депутатом парламента ЧР при президенте Рамзане Кадырове.

Хамбиевский батальон разгромил под Гудермесом ваххабитов, и Масхадов готов был навести «порядок» и в их логове — Урус-Мартане, однако тут в дело вмешался Шамиль Басаев, заявив, что не позволит этого сделать. С этого момента пути-дороги Шамиля и Хаттаба — с одной стороны, и клана Ахмадовых вместе со стоящими за ними силами тесно переплелись. При этом Басаев и Хаттаб превратили Урус-Мартан в свою как бы официальную «штаб-квартиру» и стянули сюда ваххабитов даже из соседних регионов. Отсюда колонны боевиков выдвинулись для задуманного басаевско-хаттабовской «шурой» захвата Дагестана, сюда же возвратились, потерпев поражение.

Ямадаевы осудили «поход» на Дагестан. Они были прекрасно осведомлены о том, что в случае успеха предпринятого ваххабитами «предприятия», то следующим шагом ваххабитов станет изменение в свою пользу ситуации с безраздельной властью братьев Ямадаевых в Гудермесе. В данном контексте якобы состоявшийся осенью 1999 года переход братьев на российскую сторону и сдача ими федеральным силам без боя Гудермеса — не более, чем пропагандистская «утка». Несколько лет безукоризненно выполнявшие указания «центра» о всемерной дискредитации своими действиями власти Масхадова, Ямадаевы не могли даже помышлять о сопротивлении российской военной машине. Больше того, не поспеши они официально уйти под федеральное «крыло», то быть бы им между молотом российской армии и наковальней ваххабитов. Не более, чем откровенным блефом, является и широко распространяемое в СМИ утверждение о том, что Ямадаевы якобы в первую чеченскую военную компанию активно воевали против федеральных сил. Братья не сидели ни в одном укрытии или окопе, ими не сделано ни единого выстрела в сторону подразделений российской армии. В этом смысле вся их «фронтовая» биография ограничена стенами родительского дома, превращенного ими в место, где разрабатывались операции по захвату людей и заключались сделки по их продаже.

Ахмат-Хаджи Кадыров больше, чем кто-либо, был осведомлен об этой стороне «деятельности» Ямадаевых. Тем не менее, нуждаясь в силах, на которых мог опереться в борьбе с ваххабитами и ваххабизмом, он вынужден был остановить выбор на братьях хотя бы по той простой причине, что у них были необходимые, при чем постоянные каналы связи с «федералами». Кадыровы — и отец, и сын — недолюбливали, и недолюбливают братьев из-за их «грязного» прошлого, из-за убежденности, что, если это им станет выгодно, то Ямадаевы предадут и продадут и их.

И конфликт этот возник не тогда, когда младший из Ямадаевых — Бадрудди во главе группы бойцов батальона «Восток» преградил под Аргуном дорогу президентскому кортежу, а гораздо раньше. Даже тогда, когда Ямадаевы на свои средства несколько лет построили в Гудермесе крупнейшую на тот момент в Европе мечеть, Рамзан Кадыров не принял участия в церемонии его открытия, хотя, как глубоко религиозный человек, не отказывается от участия в открытии куда более «скромных» мечетей в отдаленных селениях. Не имея на то разрешения главы республики, на открытие гудермесской мечети не поехал также ни один из членов республиканского правительства. И это говорит только об одном: если двух чеченцев не мирит даже общая религия, то их уже не помирит ничто. А «боевая вылазка» явного психопата Бадрудди Ямадаева только переполнила чашу терпения Кадырова-младшего.

В момент, когда киллер в Москве расстреливал Руслана Ямадаева, в машине с ним находился генерал-лейтенант Кизюн — бывший военный комендант ЧР. В активную фазу т.н. антитеррористической операции в республике вся власть — и гражданская, и военная — была здесь сосредоточена в руках назначаемых Кремлем военных комендантов. Главы районных, городских, сельских администраций без соответствующей санкции этих комендантов не могли сделать ни единого шага. В Чечне де-факто было введено военное положение, и, будучи назначенным главой временной администрации ЧР, Ахмат-Хаджи Кадыров столкнулся с необходимостью не просто идти в одной «упряжке» с военными, но и согласовывать с ними едва ли не каждое свое решение, в том числе по кадровым вопросам. Зная о репутации братьев Ямадаевых среди народа, Кадыров категорически не желал видеть кого-либо из них рядом с собой. Но и Москва не могла оставить без внимания братьев, оказавших ей немало услуг самого щепетильного свойства. Понадобился компромисс: при молчаливом согласии Кадырова-старшего, Руслана Ямадаева назначили заместителем военного коменданта республики, а позднее — и одним из руководителей, — наряду с депутатом Госдумы ФСМ РФ Францем Клинцевичем, — регионального отделения политической партии «Единая Россия». Таким образом, Ямадаев-старший оказался как бы выведенным из непосредственного подчинения Ахмату-Хаджи, и в то же время, почти на одной с ним ступени власти. В дальнейшем, опять-таки в противовес Кадырову-старшему, «пристроили» младших братьев Ямадаевых- Джабраила и Сулима, создав «под них» батальон специального назначения «Восток» и подчинив его напрямую Главному разведывательному управлению (ГРУ) российского Генштаба. Потом, с разницей в считанные месяцы, все три брата были удостоены высших наград РФ — звезд «Герой России».
Не совсем искушенными в «чеченских делах» «экспертами и наблюдателями» в неприязненном отношении сначала Ахмата-Хаджи, а потом и Рамзана Кадырова к Ямадаевым усматривается нечто вроде ревности. Однако это мнение глубоко ошибочно, ибо единственной причиной неприятия Кадыровыми братьев Ямадаевых является только их прошлое, всецело состоящее из «бизнеса» людьми, и вытекающее из этого факта абсолютное неприятие их местным населением. В этих условиях единственное для Рамзана Кадырова средство, если и не избавиться от них, то хотя бы дистанцироваться, — это «играть» на их ошибках. Благо, одурманенные шальными деньгами и беспредельной до недавних пор поддержкой Москвы, они эти опрометчивые шаги делают через раз.

Один из них — нашумевшая «зачистка» станицы Бороздиновской, в ходой которой «ямадаевцы» по выработанной годами привычке похитили 11 местных жителей и, судя по тому, что эти люди еще не найдены, убили. Ни тогда, ни позже Рамзан Кадыров не мог никаким образом влиять на «поведение» Ямадаевых. Больше того, на него, президента, позднее «наехал» один из них — Бадрудди. В ходе многомесячной «тяжбы» с Министерством обороны РФ Кадыров-младший сумел добиться только одного — снятия Сулима Ямадаева с должности командира батальона «Восток». Против него возбудили уголовное дело.

В прошлом году недалеко от Белого дома в Москве был убит Руслан Ямадаев. Сегодня совершено покушение на Сулима Ямадаева.

Можно не сомневаться: среди версий едва ли не главной станет месть Рамзана Кадырова. Найдет ли следствие доказательства — сегодня вопрос риторический. Но можно сказать о судьбе Ямадаевых и чеченской пословицей: «Если нога раз скользнула, то падение не остановить».

С. Султанов, Назрань, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *