Равнение в прямом эфире

ПРАГА, 22 января, Caucasus Times — Впервые в истории Ингушетии состоялся прямой эфир с президентом республики. Значимое для маленькой республики событие анонсировалось несколько дней, прежде чем стать реальностью.

Несмотря на отсутствие опыта в проведении такого рода реалити-шоу у местных телевизионщиков, региональное ТВ справилась с поставленной «военным командованием» задачей и разговор недавно назначенного главы Ингушетии с народом в целом удался.

Практика прямого теледиалога с гражданами, введенная Владимиром Путинным, стала традицией для большинства региональных руководителей России. Больше всего в этом деле преуспел глава соседней Чечни Рамзан Кадыров.

Но в Ингушетии, где со времен её образования СМИ находятся под жестким контролем республиканских властей, прямое общение с народом стало в определенной степени прорывом.

Вначале, пользуясь появившейся возможностью, простой люд засыпал Евкурова валом житейских вопросов. Это не вызвало у военного президента большого интереса. Он строго отвечал на вопросы людей и ставил по-военному короткие, но конкретные контр-вопросы, типа: «Кто требовал взятку?», «Имя?», «Адрес?», «Время?».

Акцентируясь на коррупции, как на основной проблеме всех бед республики, он затронул степень ответственности самого населения.

Он довольно резко отметал те вопросы, которые, как ему казалось, были заданы не к месту. Прежде всего, это были вопросы, касающиеся социальных вопросов, которые остро встали перед республиканскими властями во времена правления предыдущего главы Ингушетии Мурата Зязикова. Это разворованные компенсации, пособия и прочие виды выплат недошедшие до людей. Евкуров дал четко и ясно понять, что пересмотра этих дел не будет. А ингуши поняли, что должны снова, как и в 1992 и 2002 году начинать строить новую жизнь, без оглядки назад.

Евкуров заявил, что проведет опись республиканской собственности. Тотальная проверка всех производственных объектов республики, земельных угодий.

Как заметили республиканские журналисты, на самом деле для проверки всех хозяйственных объектов достаточно одного дня, так как 200 промышленных объектов Зязикова существуют только в его отчетах Кремлю.

А вот чтобы решить вопрос земельных угодий, перепроданных по несколько раз, нужно все снова национализировать, иначе массовые беспорядки гарантированы.

Будет проведена тотальная переаттестация всех врачей и учителей, что в принципе жизненно важно, многие работают по купленным дипломам. Республика занимает первое место по рождаемости в России, но и первое по детской смертности.

Пенсионеры, многие из которых, уйдя при Аушеве, вернулись на работу при Зязикове, уходят на заслуженный отдых в добровольно принудительном порядке. Одним словом перемены.

Очень интересный ответ он дал, касаясь проблем безработицы. Кроме уже набивших оскомину открытия швейных и мясных цехов, для получения полной картины о трудовых ресурсах населения, обещана перепись всех имеющих высшее образование. Последняя такого рода перепись в Ингушетии имела место в послевоенный период.

На конец разговора пришлись самые злободневные вопросы, вооруженное сопротивление и Пригородный район. Тут Евкуров оживился.

Предупредив жителей об ответственности за помощь боевикам и готовности вести войну с экстремизмом до победного конца, он, по сложившейся традиции, призвал жителей вернуть своих сыновей из леса. Пообещал гарантии защиты сложившим оружие.

В ходе «прямой связи» к теме борьбы с экстремизмом Евкуров возвращался многократно, каждый раз, настаивая на косвенной вине жителей республики. Долгожданных слов осуждения силовиков и их методов не прозвучало. Напротив, в ходе эфира Евкуров старался продемонстрировать свою бескомпромиссность в борьбе с экстремизмом.

Для справки: на днях силовики заявили об уничтожении в ходе спецоперации четырех боевиков. На самом деле двое из погибших были гражданскими лицами. Двое членов НВФ, преследуемые силовиками, попытались скрыться в домовладении Буружевых. В результате спецоперации спаслась только хозяйка дома, её два сына были убиты в ходе штурма. Силовики же отчитались о четырёх уничтоженных членах НВФ.

Пригородный район, тот вопрос, который определяет отношение между руководством и населением Ингушетии с 1993 года. Евкуров это прекрасно понимает, но так как Пригородный район не входит в те задачи, решение которых Москва возложила не его плечи, в ходе эфира он старался не развивать эту тему.

С нескрываемым раздражением он начал обвинять в провокациях общественных деятелей Ингушетии, которые периодически поднимают вопрос о Пригородном районе.

Вместе с тем, чтобы не показаться безразличным к проблеме, которая волнует население Ингушетии больше чем все остальные, Евкуров высказался по спорному между осетинами и ингушами району.

Он сказал, что первоочередной задачей властей является возвращение беженцев домой. Рассказал о тех усилиях, которые прилагают власти для решения этого вопроса. Все о чем говорил Евкуров касательно этой проблемы, не выходило за рамки определенной Москвой программы по преодолению осетино-ингушского конфликта.

Закрывая территориальную тему, он по-военному отрезал. «Не надо прыгать, выше своей головы». Фраза неприятная, но реально отражающая существующее положение на Кавказе.

Из прямого эфира ингуши узнали о мечте президента, помирить всех кровников республики. Мечта хорошая, но в Ингушетии находящейся в состоянии гражданской войны, практически невыполнимая.

В конце эфира, по старой кавказской традиции прозвучали благодарности и поздравления в адрес президента, от жителей республики. Список поздравлявших возглавил бывший командир республиканского спецназа Хамхоев.

В заключение хотелось бы отметить несколько моментов. Во-первых, все вопросы, которые задавали Евкурову, сводились им к степени ответственности самого населения. Во-вторых, Евкуров оживлялся только в тех случаях, когда речь заходила о боевиках, религиозном экстремизме и борьбе с ним.

Тимур Мальсагов, Прага, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *