Противоречивое наследие Сергея Багапша

ПРАГА, 29 мая, Caucasus Times — 29 мая в Москве после тяжелой болезни скончался глава самопровозглашенной республики Абхазия Сергей Багапш.

Сергей Багапш, избранный в 2005 году, был вторым президентом автономии, которая отделилась от Грузии в начале 90-х годов после кровопролитной войны с Грузией. Именно во время его президентства Абхазия одновременно с Южной Осетией получила признание своей независимости со стороны Российской Федерации, Никарагуа, Венесуэлы и тихоокеанского государства Науру.

Сергей Багапш родился и всю жизнь прожил в Сухуми. В советское время работал агрономом, инкассатором, после армии сделал карьеру комсомольского функционера.
После распада СССР и провозглашения Абхазией своей независимости Багапш возглавил Очамчирский районный совет. В 1997 году стал премьер-министром непризнанной республики.

На выборах президента Абхазии в 2004 году Багапш был ведущим оппозиционным кандидатом, однако несмотря на сильную конкуренцию сумел одолеть второй тур и набрать преимущественное количество голосов по сравнению с другим оппонентом. Его соперником был Рауль Хаджимба, пользовавшийся неприкрытой поддержкой Москвы.

Власти не признали победы Сергея Багапша и попытались отменить результаты выборов. Это вызвало волнения, демонстрации и столкновения между сторонниками противоборствующих кандидатов на должность главы самопровозглашенной республики. В Сухуми и Гаграх произошли беспорядки.

В этот же период Россия закрыла контрольно-пропускной пункт на границе с непризнанной Абхазией, запретила ввоз на свою территорию абхазских мандаринов, ссылаясь на их несоответствие санитарно-гигиеническим нормам. Было также прекращено железнодорожное сообщение с Сухумом. Население оказалось в кольце экономической блокады. Многими в Абхазии это было расценено, как давление с целью отнять голоса избирателей у Сергея Багапша.

После длительного политического противостояния Рауль Хаджимба снял свою кандидатуру, а Сергей Багапш со своей стороны, сделав встречное предложение, взял его в пару в качестве кандидата в вице-президенты. Москва отменила жесткие меры и открыла границу для абхазского населения , вывоза сельскохозяйственной продукции и ввоза потребительских товаров.

В январе 2005 года в Абхазии состоялись повторные выборы, на которых Сергей Багапш одержал убедительную победу.

Абхазский лидер неоднократно заявлял, что готов налаживать добрососедские отношения с Тбилиси, но лишь при условии признания независимости республики. При Багапше официальный Сухум отверг предложения об урегулировании отношений с Грузией путем вхождения Абхазии в ее состав на правах автономии с широкими правами.

В июне 2008 года в Абхазию были введены дополнительные подразделения российских войск, превышающие предусмотренный мандатом ООН порог численности российского миротворческого контингента. В ответ на протесты Тбилиси в Сухуми заявили, что это железнодорожные войска, которые будут ремонтировать дорогу.

Спустя два месяца из-за попытки штурма южноосетинской столицы грузинскими войсками разгорелся военный конфликт между Грузией и Россией. Абхазия напрямую не участвовала в военных действиях, но сам президент не раз выказывал своё отношение к конфликту, подчеркивая, что республика также пострадала от экспансии грузин.

Одним из следствий августовской войны стало признание независимости Абхазии вместе с Южной Осетией со стороны Российской Федерации. Президент России Дмитрий Медведев объявил о признании государственности Абхазии 26 августа 2008 года. Однако мировое сообщество так и не признало независимости Абхазии.
В 2009 году Сергей Багапш вновь победил на президентских выборах и начал второй президентский срок. Наблюдатели от ЕС пришли к заключению, что эти выборы не соответствуют европейским стандартам. Тем не менее, с момента вхождения Сергея Багапша во власть российскими экспертами принято говорить о внешнеполитическом курсе абхазского суверенного государства.

Во время частых встреч и переговоров с членами российского правящего тандема абхазский лидер подписал договоренности о создании в Абхазии новой российской военной базы.

В 2010 году премьер-министр России Владимир Путин пообещал выделить Сухуми кредит размером в 10 млрд. рублей.

При Сергее Багапше Абхазия сумела добиться существенного экономического прорыва, который стал возможен благодаря абхазо-российской экономической интеграции.

Послевоенный Сухум сегодня утопает в строительных лесах, а на абхазских дорогах новое покрытие и дорогие автомобили. Все эти признаки наступившего мира и благополучия, не идут ни в какое сравнение с прежними временами блокады и разрухи, когда люди страшились вечерами выходить на неосвещенные улицы, а в домах текли крыши, дороги были разбиты, а заработать на жизнь можно было только продажей цитрусовых на российско- абхазской границе.

В оппозиционной среде принято считать, что успехи есть не потому, что у власти находился именно Багапш, а потому, что вокруг республики сложилась благоприятная внешняя конъюнктура. Однако те же оппозиционеры признают, что Багапш смог создать здоровую конкурентную среду в политической и экономической сферах нынешней Абхазии.

Багапш разрушил систему клановости, сложившуюся при предыдущем президенте Абхазии Ардзынба. Открыв элитам доступ к бюджетным средствам и хозяйственному комплексу он наделил должностями почти всех, к кому подходит определение — «влиятельный человек».

Однако, несмотря на значительные успехи Абхазии при Багапше, его рейтинг последние годы имел заметную тенденцию к снижению.

Причина тому откровенная промосковская позиция Багапша во внешнеполитической деятельности, а также недопустимое игнорирование общественного мнения в некоторых вопросах общегосударственной важности.

Так, 31 января 2011 года во время встречи с мэром Москвы Сергеем Собяниным глава Абхазии заявил: «Никто не заставит меня не считать Москву моей столицей. Москва — это наша столица». Пафос его заявления вызвал соответствующий гнев в Абхазии. Не многие согласились с тем, что столица Абхазии находится в России. Ранее этому заявлению предшествовала череда сомнительных с позиции национальных интересов решений и соглашений.

В частности, еще одним сегментом политической нестабильности в Абхазии стал приход на абхазский рынок российской нефтяной компании «Роснефть». Компания утвердила за собой два направления деятельности в Абхазии: исследования залежей нефти и создание заправочных комплексов по всей территории республики. Сегодня три из двенадцати планируемых автозаправочных комплексов «Роснефти» уже действуют с полной нагрузкой. Простой расчёт показывает, что двенадцать заправочных комплексов на сто тысяч автомобилей дают покрытие большей части рынка топливной розницы, что означает изгнание игроков наименьшего масштаба с этого абхазского сектора экономики. Многим абхазским предпринимателям такой расклад вещей далеко не по нраву. Приход иностранного бизнеса на внутренний рынок Абхазии демонстрирует иной, качественный уровень услуг, но не оставляет при этом местному бизнесу малейшего шанса выжить.

Переоценив роль России во внутриполитическом процессе, президент утратил живую связь с обществом, и самое главное, забыл о некоторых нюансах абхазской демократии, главный из которых базируется на отношении абхазов к своей земле и собственности. Для абхазов вопрос государственности — это прежде всего вопрос абсолютного права и владения собственной землей и ресурсами. Абхазам жизненно важно знать, какие конкретно выгоды получат от российских инвестиций люди, живущие в местах, куда конкретно должен прийти иностранный капитал.

Кроме этого, в небольшой по численности стране практически каждый считающий себя гражданином абхаз стремится участвовать в политической и общественной жизни своего народа. Соответственно, общественность не ограничивает свое участие в политике формальными институтами представительства, такими как парламент и общественная палата. Так как эти институты слишком зависимы от конъюнктуры власти и не могут похвастаться в полной мере эффективным представительством своих избирателей. В Абхазии — стране с 300-тысячным населением — власть может себе позволить прямой диалог с гражданами своей страны.

На подобные тонкости управления с каждым годом Багапш все реже обращал внимание, в ответ абхазская общественность остро реагировала на отход от правил народной демократии. Так, не поставив абхазское общество в известность, глава государства отдал в собственность России несколько крупных объектов государственной недвижимости, подписал контракты с крупнейшими российскими банками, значительно увеличил присутствие российских военных на территории республики.

Двусмысленность его положения не только подтачивали авторитет и физическое здоровье Багапша последние несколько лет, но и подкармливали оппозицию новыми аргументами в их пользу.

29 мая Багапша не стало. Абхазскому обществу еще предстоит оценить исторический вклад Сергея Багапша в становление Абхазии как суверенного государства.

По мнению экспертов, теперь уже ставшая неизбежным смена главы Абхазии не должна повлечь за собой жесткого политического противостояния элит и последующего политического кризиса в республике. А также не приведет к кардинальным изменениям в векторе внешнеполитических отношений с Россией и Грузией, которые сложились при жизни президента Сергея Багапша.

Ислам Текушев, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *