Призрак либерализма в Кабардино-Балкарии

Отставка министра внутренних дел Кабардино-Балкарии Хачима Шогенова – событие столь же неожиданное, сколь и ожидавшееся. В республике, в которой сегодня большинство населения искренне поддерживает реформатора, прагматика, хозяйственника, и даже, условно говоря, либерала Арсена Канокова, все без исключения были посвящены в детали конфликта между ним и министром внутренних дел. Суть разногласий была принципиальна. Каноков, возглавив в конце сентября республику провозгласил курс на либерализацию и оздоровление всех сфер общественной жизни, доведенных до полного угнетения его предшественником Валерием Коковым. Шогенов же в течении многих лет считался главным идеологом и проводником репрессивной стратегии в отношении мусульман, убеждения которых не совпадали с установлениями официального ислама. Поначалу это была неоднородная и не слишком многочисленная группа людей, большинство которых лишь издали симпатизировали «правильным» мусульманам, но при этом сами отнюдь не являлись активными сторонниками фундаменталистской идеологии. Тем не менее, «отступники» были поголовно объявлены ваххабитами и за ними началась разнузданная охота. Задержания, издевательства, пытки, разрушение храмов, «контртеррористическая операция» по — Шогенову имела катастрофические последствия . Преследуемые «ваххабиты» ушли в подполье и там вынуждены были сплотиться. Чем закончилась история, известно сегодня всем: отчаянным и бездарным вооруженным нападением на Нальчик.

Кстати, даже перейдя на нелегальное положение, гонимые мусульмане в своем большинстве остались сторонниками ненасильственного отстаивания своих позиций. И лишь малая часть, организованная и мотивированная внешними силами, посчитала необходимым взять в руки оружие.

В связи с этим понятно, почему отставка Шогенова была событием ожидаемым, но почему неожиданным? Конфликт между министром МВД и Каноковым продолжался фактически полгода и у всех, кто наблюдал за его ходом, сложилось устойчивое впечатление, что Федеральный центр скорее поддерживает Шогенова. Местное ФСБ всегда выступало на стороне Шогенова, внося посильный и в высшей степени весомый вклад в репрессивную стратегию. Именно сотрудникам МВД удалось относительно успешно отразить нападение на столицу республики, что и было отмечено неоднократно на самом высоком уровне. И после боев в городе у «мясника» (как называли Шогенова в республике) появился сильный аргумент в свою защиту: мусульманские радикалы настолько сильны и организованы, что легко идут на открытые вооруженные акции, а следовательно их нейтрализация и уничтожение должны вестись самым беспощадным образом.

Каноков же сразу после своего избрания заговорил о необходимости диалога между различными мусульманскими группами, как официальными, так и неофициальными. Он заявлял, что считает широкое общественное обсуждения всех проблем, в том числе и связанных религией, необходимым и первейшим условием умиротворения ситуации.

После того, как более месяца назад истек срок шогеновского контракта на посту министра внутренних дел, президент наотрез отказался продлить его. Однако Федеральный центр не спешил с решением. Шогенов оставался на своем посту, и это выглядело так, как будто бы он заручился поддержкой Кремля. И вдруг такая неожиданная отставка.

Нам неизвестно ничего о том, на каких условиях ушел министр, какие тайные договоренности ей предшествовали, но одно очевидно: позиции Канокова укрепились многократно. Демократическая общественность республики празднует победу и это кажется логичным.

Однако возникает ряд неизбежных вопросов. Конечно же, либерализм и хотя бы частичная нелояльность президента Кабардино-Балкарии федеральному центру под большим сомнением, но то, что он является руководителем нового типа — более демократичным, склонным прислушиваться к общественности, отвергающим террор и произвол как методы управления, не оспаривается никем. Почему же именно на него была сделана ставка? Неужели в политике Кремля на Северном Кавказе наметились новые тенденции?

С таким выводом явно не следует спешить. Напротив, если проанализировать всю сумму кадровых решений Кремля в различных республиках региона, то появляется иное чувство.

В Дагестане сохранена окончательно обветшавшая и недееспособная административно-командная структура власти, поменялись лишь персоналии.

В Чечне окончательно легализована система террора и репрессий. Пост премьер-министра для Рамзана Кадырова фактически означает нежелание федерального центра цивилизовать, «очеловечить» кадыровский режим; хоть как-то сдержать, ограничить изуверские методы, посредством которых он наводит «порядок» в республике.

Будучи сплюсованы и в таком виде проанализированы, кадровые изменения в Дагестане, Чечне и Кабардино-Балкарии дают явный перевес сторонников силовых методов и административно-командного «статус — кво» в группах влияния, действующих в Кремле и реализующих свои модели власти на Северном Кавказе.

И, кстати, можно ли сказать, что в случае с Кабардино-Балкарией опять-таки, условно говоря, либералам удалось отстоять в кремлевских коридорах собственный вариант, предполагающий необходимость скорейшего реформирования сложившейся политической системы? Может быть и можно, но имеется и другая версия, которая дает более осязаемые ответы на возникающие вопросы.

У Кремля, кажется, нет никакой стратегии. Озабоченный стремительно надвигающимися президентскими выборами, он окончательно махнул рукой на Северный Кавказ.

Слишком тяжело и хлопотно, при этом последствия далеко не очевидны, реализовывать давно назревшие реформы в Дагестане. Попытка поменять систему власти обязательно породит множественные конфликты, с которыми неясно, как бороться.

Слишком опасно притормаживать рвущегося к власти Кадырова, поскольку нелояльность с его стороны может свести на нет все усилия по наведению «конституционного порядка» в Чечне. Кремль всерьез полагает, что, если Кадыров столкнется с противодействием со стороны федеральных властей, это может привести его в стан моджахедов.

И наконец, искать вариант замены для Арсена Канокова, который, с одной стороны, слишком либерален, а с другой, все же вполне готов к широкому сотрудничеству с федеральным центром, означает вывести на улицы колоссальные массы жителей Кабардино-Балкарии, которые сегодня живут надеждами на предстоящие изменения во всех областях и оздоровление общественной атмосферы. Массовые волнения и просто предсказуемая дестабилизация никому не нужны в преддверии президентских выборов.

Отсюда пренебрежительное, почти брезгливое отношение к происходящему в регионе, демонстрирующее катастрофический недостаток политической воли и идей: Москва – вот он, центр вселенной… а на этой гиблой земле пусть все будет, как оно есть… все равно большого значения не имеет…. там когда-нибудь разберемся.

Мурад Карданов, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *