Приговор без права на обжалование

ГРОЗНЫЙ, 11 сентября, Caucasus Times — 2 сентября Верховный Суд Чечни вынес заключительное решение по делу четырех чеченцев, обвиняемых в различных тяжких и особо тяжких преступлениях, в том числе в крушении вертолета, на борту которого находилась комиссия Генерального штаба Вооруженных сил России. Ранее защитой было направлено в суд около 60 кассационных жалоб и все они были отклонены.

Верховный Суд ЧР практически не изменил ранее вынесенное решение Верховного Суда РФ- Напомним, что ВС РФ приговорил Джантемирова Докку, Мациева Султана и Салаватова Шамсуддина к пожизненным срокам заключения. Лишь Хабибулаеву Висхану изменили ранее вынесенный приговор, незначительно сократив срок.

Как отмечают правозащитники, факты которые предоставила защита, полностью снимала с Хабибулаевf выдвинутые ранее обвинения, тем не менее, ВС ЧР уступил лишь в эпизодах.
Из истории дела: старший брат Хабибулаева был боевиком. Один из задержанных силовиками членов НВФ дал показание против него, а следователь, пролистав картотеку, решил, если старший Хабибулаев бандит, значит и младший не ангел. Так известная ОРБ 2 взяла Хабибулаева младшего в Калмыкии, где тот проживал. В ОРБ Хабиулаева пытали до тех пор, пока он не согласился наговаривать на себя. Хабибулаеву младшему вменили 4 эпизода. По двум из них прокурор вынужден был отказаться, потому что выяснилось, что десятки свидетелей могут подтвердить, что он вообще был в другом регионе РФ на момент совершения преступлений. Присматривать приговор по остальным эпизодом суд е стал, несмотря на то, что в деле отсутствовала доказательная база.

Висхану Хабибулаеву оставили в силе приговор сроком на восемь лет и шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Кроме этого, в пользу потерпевших в счёт возмещения морального вреда, причиненного преступлением, суд взыскал около 5 миллионов рублей.

«Вы представляете настолько плачевная ситуация если совершенно безвинный человек радуется тому, что его приговорили не пожизненно», — говорит адвокат Хабибулаева

Этот процесс приковал к себе внимание правозащитников и общественных деятелей в Чечне.

4 сентября в информационном агентстве «Грозный-Информ» состоялась пресс-конференция, инициированная Правозащитным Центром ЧР и адвокатом Мурадом Мусаевым, который занимался защитой подсудимых.
Как отметил Мурад Мусаев, «в деле начисто отсутствует всякие доказательства виновности парней, кроме их собственных показаний против самих себя, данных пот пытками. Решение суда вынесено на основе именно этих показаний».

«Почему суд не учитывает, что самооговор был сделан в ОРБ-2, ведомство известное своими незаконными методами допросов подозреваемых», — отмечает Мурад Мусаев.
«Доказательная база в любом деле строится на двух китах. Первое — это доказательство события преступления, второе доказательство причастности обвиняемого. События преступления имели место быть. Вертолет был сбит, БТРы подорваны. Но нет доказательств причастности ребят к этим преступлениям. Суд обязан взять во внимание это обстоятельство и то, что подсудимые на суде отрицают свою вину, утверждая, что давали показания под физическим воздействием на них» — говорит адвокат.

По его словам, так например, речь шла о том, что БТР был взорван на Н-ной дороге человеком, которым за этой дорогой наблюдал из здания Х. При этом дорога и здания, на которое указывает следствие находятся в противоположных концах города.

Даже бесспорные, очевидные и неоспоримые факты суд игнорировал полностью.

«Есть эпизоды, в которых, грубо говоря, машина была подорвана на фугасе, а одному из наших подзащитных вменяется, подрыв этой машины из гранатомета. То есть доказательная база основывается только на доказательстве события преступления», — отмечает он.

Также, как отмечает защита, они не смогли дубиться явки в суд следователя Гаджиева из Дагестана. Именно он ввел четверых чеченцев.

«Знаете в чем проблема? Механизм для вынесения существуют для того, чтобы наказать Гаджиева и для того, чтобы наказать сотрудников справедливого приговора есть. Конечно абсолютно очевидно, что дело как говорится – «липа». Ответственность лежит на ОРБ-2 и на следователе Гаджиееве. Но дело в том, что мы имеем дело с круговой порукой. Они трудятся на одном поприще, они стоят вдоль одного конвейера. Они люди одного цеха», — говорит Мусаев.

В заключении адвокат подчеркнул, что, так как в России нет возможности добиться справедливого приговора, защита будет искать его в Страсбургском суде.
СПРАВКА CAUCASUS TIMES

Второе оперативно-розыскное бюро (ОРБ-2) было создано в 2001 году во время реорганизации региональных управлений МВД по борьбе с организованной преступностью. В то время РУБОПы перешли в территориальное ведение, но ОРБ-2 напрямую подчинялось Управлению МВД по ЮФО и было неподконтрольно властям ЧР.
В соответствии со своим названием ОРБ призваны заниматься именно оперативной и розыскной работой, а не проведением следственных действий. В соответствии с законодательством РФ задержанные и арестованные граждане не могут содержаться в ОРБ. Однако с момента образования в Грозном при ОРБ-2 был создан незаконный изолятор временного содержания, где постоянно длительное время находились подозреваемые и обвиняемые. Из «Публичного заявления относительно Чеченской Республики Российской Федерации», сделанного Европейским комитетом против пыток (ЕКПП): «Одно учреждение выделяется особо как с точки зрения частоты, так и тяжести предполагаемых случаев жестокого обращения. Речь идет об ОРБ-2 в Грозном. ОРБ-2 никогда не было включено в какой-либо из официальных списков мест лишения свободы, представленных ЕКПП. Однако люди там, несомненно, содержатся, в некоторых случаях в течение очень продолжительного времени. Во время своих посещений в 2002 г. ЕКПП получил значительное количество утверждений о жестоком обращении с лицами, задержанными в этом учреждении. По некоторым из этих случаев делегация получила медицинские подтверждения, не вызывающие сомнения…». В структуре ОРБ-2 преимущественно служат постоянные жители Чечни. Охрану ИВС осуществляют прикомандированные сотрудники СОБРа (из Ханкалы). По данным правозащитных организаций Чечни, как местные оперативники, так и прикомандированные милиционеры совместно участвовали в задержаниях и допросах подозреваемых.

Ася Умарова, Грозный, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *