Пригородный район поссорил Евкурова и ингушей

ПРАГА, 2 октября, Caucasus Times – Последствия осетино-ингушского конфликта, продолжают и сегодня определять отношение населения Ингушетии к региональному руководству.

На днях ингушская общественность осудила президента республики Юнус-Бека Евкурова за «проосетинскую позицию в вопросе о Пригородном районе».

Напомним, что в Пригородном районе Северной Осетии был спровоцирован вооружённый конфликт между ингушами и осетинами. 1 ноября 1992 годя президент России Борис Ельцин ввёл в зону конфликта войска, во враждующих республиках была создана временная администрация. За время столкновений (по 4 ноября) со стороны ингушей погибло свыше 3000[источник не указан 136 дней], около 500 было ранено, 250 пропало без вести. Ингушское население Пригородного района было вынуждено покинуть свои дома и бежать в соседнюю Ингушетию.

За период после конфликта стороны неоднократно подписывали соглашения о преодолении его последствий. Подписанные соглашения, однако, не устранили всех имеющихся проблем. Ингуши требуют возвращения беженцев в Пригородный район и исполнения федеральных законов «О реабилитации репрессированных народов» и «Об образовании Ингушской республики».

Часть беженцев удалось вернуть, однако во многих сёлах периодически возникают столкновения между ингушским и осетинским населением. Ситуацию осложняет продолжающийся конфликт между Грузией и Южной Осетией, в результате которого Северная Осетия размещает в Пригородном районе беженцев-осетин из Южной Осетии.
Существуют различные мнения в отношении количества ингушских беженцев, остающихся пока за пределами Северной Осетии. Максимальное число, которое называется осетинской стороной, — 20 тысяч.По ингушским источникам 67-75 тысяч. Как заявлял руководитель Северной Осетии Александр Дзасохов в интервью газете «Коммерсантъ» от 8 апреля 2005, Федеральная миграционная служба располагала на тот момент зарегистрированными заявлениями от 10 816 беженцев.

Территориальные обиды ингушей к осетинам стали причиной ухода или отставки трех глав Ингушетии за последние 17 лет. О том, что Пригородный район поссорит новоиспеченного президента Ингушетии Юнус-Бека Евкуровым с ингушской общественностью, эксперты предсказали еще минувшим летом, когда глава Ингушетии осуществил первые шаги по налаживанию диалога с ингушами. Вопрос был лишь во времени.

В материале, который распространили ингушские активисты, приводятся цитаты из заявлений Евкурова, которые, по их словам, прозвучали сразу после выздоровления президента. Напомним, что на Евкурова было совершено покушение.
1.«Я понимаю, что у меня есть общий язык с руководством Осетии. Я понимаю, и народ Осетии правильно воспринимает. Почему? Потому что можно так же как и 17 лет говорить уклончиво, обманывать людей: завтра, послезавтра нам вернут Пригород, потом вернут. Но я к этим вещам подхожу трезво. Если сегодня мы сделаем шаг, и нам вернут Пригородный район, завтра пойдет цепочка, реакция по всей России. Я это понимаю в первую очередь. Я так говорю, Пригородный район — это законная территория, прежде всего, Алании и не боюсь этого говорить, даже мои родственники меня упрекали» (интервью с С.Доренко для «Русской службы новостей»);

2. «Я сказал ранее, может быть, в ущерб своему авторитету, что Пригородный район (Северной Осетии) является неотъемлемой составной частью Республики Северная Осетия-Алания. Таким образом, мы выбиваем почву из-под ног у боевиков» (на встрече муфтиев Северного Кавказа с Президентом РФ Медведевым Д.А. в г. Сочи);

3. «Пригородный район, как был, так и останется в составе РСО-Алании, и у Ингушетии нет никаких претензий и мыслей, чтобы менять это» (на встрече с участниками «круглого стола» представителей НПО РИ и РСО-А).

Также как и его предшественники Евкров остался один на один со своей оппозицией. Пошло 17 лет, но до сих пор Москва не смогла предложить внятный план, адекватную систему действий по разблокированию спорных моментов между конфликтующими сторонами.

До сих пор официальная позиция и политико-правовая оценка российской власти по этому вопросу не прозвучала. Российская власть добровольно отказалась от участия в интерпретации конфликта, передав это право противоборствующим сторонам. Вся ответственность легла на Евкурова. В условиях гражданской войны, иначе то, что сегодня происходит на Северном Кавказе назвать трудно, конфликт Евкурова с ингушской общественностью усилит влияние радикалов.
В результате собственной слабости Москва очередной раз получает на Кавказе радикальное отчуждение и кризис доверия между властью и обществом.
Как результат – недовольство российской властью со стороны и Ингушетии, и Северной Осетии, а значит, утрата роли “честного маклера” и как следствие – потеря влияния на процесс постконфликтного урегулирования.

Как считает известный политолог Сергей Маркидонов, на сегодняшний день российская власть только и делает, что занимается вялым уговариванием осетинского руководства “не препятствовать возвращению беженцев”, а ингушскому руководству советует воздерживаться от “форсированного возвращения” и этнических эксцессов. Более того, проблема Пригородного района рассматривается как эксклюзивный территориальный спор. Между тем на юге России таких проблем немало. Корни у них общие — последствия сталинских депортаций. И задача федеральной власти — включить и осетинскую, и ингушскую сторону в обсуждение не “своих” претензий и травм, а в концептуальное обсуждение проблем и принципов профилактики этнотерриториальных споров. Тем самым формировать в Магасе и во Владикавказе основы общенационального, а не регионального (замкнутого) политического мышления.

«Российская власть должна показать, что только она имеет решающий голос в оценке конфликта и ей принадлежит приоритетная роль в его урегулировании. На этом пути неизбежно недовольство с двух сторон. Но очевидно также, что при застойном сценарии недовольство будет еще большим, а сами противоборствующие стороны будут не только все дальше отдаляться друг от друга, но и выходить из-под политического влияния Москвы. В этом случае неизбежен рост экстремизма, а также дальнейшее укоренение этнической идентификации через конфликт», — считает эксперт.

Магомед Мальцагов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *