Право судить

Человек, хоть немного знакомый с кавказским менталитетом должен знать, как трудно женщине на Кавказе сделать карьеру и сохранить при этом семью.

Кулизман Хусеиновна Биджиева работает судьей Верховного Суда Карачаево-Черкесской республики уже четвертый десяток. Судья первой квалификации, что приравнивается к званию генерала. Она первая среди ныне работающих судей республики, которая была удостоена звания — заслуженный юрист Российской Федерации.

Кулизман Хусеиновна дольше всех судей республики работает в судебных органах и в июне этого года отметит 35-летие своей работы в суде. У нее прекрасная, дочь, сын, пять внуков и даже одна правнучка.

Родилась Кулизман в обычной сельской семье и с детства мечтала стать учительницей. Также как и многие другие девушки на Кавказе Кулизман по достижению
совершеннолетия вышла замуж.

Также как и многие ее сверстницы Кулизман о многом не загадывала думала о детях о своем домашнем очаге и о многом другом о чем может думать кавказская невеста.

Судьба Кулизман могла сложиться по традиционному сценарию, если бы не ее муж, который уговорил ее поступить в Саратовский юридический институт и даже сам отвез ее в Саратов. Помог устроиться, готовиться к экзаменам. Она ожидала рождения дочери, когда сдавала вступительные экзамены. Ей очень нравилась учеба и давалась она Кулизман легко, может быть потому, что она всегда чувствовала поддержку мужа и его родственников.

«Я очень благодарна им за помощь, они всегда радовались за меня и поддерживали во всем», — говорит Кулизман Хусеиновна.
Закончив учебу и вернувшись в Черкесск, Кулизман приступила к работе. Два месяца Кулизман проходила стажировку в городской адвокатуре, и после успешной стажировки ее приняли.

Но что-то не заладилось у нее в семье. Как это часто бывает, муж стал ревновать ее к работе, к сотрудникам. Работал он тогда в районном центре селе Учкекен, что за 80 км от Черкесска, дочка жила с ним, и он не хотел отдавать ее матери.

В Советские времена влияние партии было велико, и самым страшным тогда был разбор персонального дела на партийном собрании. Кулизман пошла на прием к тогдашнему первому секретарю обкома партии Лыжину с просьбой помочь ей вернуть дочку. Состоялся разговор, после которого Кулизман Хусеиновне предложили стать судьей областного суда или председателем Суда города Карачаевска. Но Кулизман решила сделать последнюю попытку сохранить семью, и, отказавшись от предложенной должности, уехала к мужу. Жертва оказалась напрасной — прожив вместе около года, Кулизман поняла, что они больше не смогут быть вместе.

Спустя немного времени Кулизман ушла от мужа. Прошло время, она встретила человека, с которым ей было спокойно и легко. Она решилась на второй брак. Ее избранником стал добрый и внимательный человек, он работал старшим зоотехником управления сельского хозяйства. «Я жила, как в тихой заводи и даже не представляла, что семейная жизнь может быть такой счастливой», — рассказывала Кулизман Хусеиновна. Но прожить вместе им было суждено недолго — он погиб в автомобильной аварии.
Свою карьеру Кулизман Биджиева начинала с того, что четыре года проработала помощником прокурора, тогда еще Карачаево-Черкесской автономной области, а после этого стала судьей Верховного Суда теперь уже Карачаево-Черкесской Республики, и уже 35 лет продолжает работать в суде. Ей предлагали работу в Москве, но она не смогла уехать из Карачаево-Черкесии.

«Я очень люблю свою республику и совсем не жалею, что в свое время не уехала в столицу», — говорит Кулизман Биджиева.

Немного пообщавшись с Кулизман Хусеиновной, я поняла, как сильно она любит свою работу, она нашла дело своей жизни.
«Сколько дел рассматривала за 35 лет работы, всего и не вспомнишь, но очень хорошо помню свой первый судебный процесс… Я очень волновалась, но волю эмоциям не давала, потому что понимала — судья должен работать разумом, а не чувствами, — говорит она. Никогда после вынесения приговора у меня не оставался осадок в душе, потому что я была уверена, что приняла единственно правильное решение. Очень надеюсь, что это понимают и другие».

Верша людские судьбы не один десяток лет, Кулизман Биджиева не стала черствее, а скорее наоборот.

«Сталкиваясь каждый раз с людскими проблемами и горем, невольно становишься мягче и добрее, хотя, казалось бы, должна была уже привыкнуть ко всему — слезам, мольбам, человеческим бедам».

И, как бы подытоживая наш разговор, Кулизман Хусеиновна сказала: «Ни о чем не жалею, все в моей жизни было хорошо, я счастлива, хоть и знаю точно, что могла бы сделать гораздо больше.
Сегодня в Карачаево-Черкесии девушке, решившей делать карьеру, выйти замуж непросто, потому, что приходится выбирать — дом, муж и дети или работа. В основном, мужчины на Кавказе хотят видеть в качестве своих жен тихих, спокойных и домашних женщин. Многие мужчины, когда женщина работает, а тем более зарабатывает больше мужа, воспринимают это очень болезненно и такие семьи часто распадаются. После, некоторые мужчины, добившись карьерного роста и повышения зарплаты, решают вернуться в семью. Молодым женщинам в возрасте от 25 до 30 лет, работающим и уже добившимся успехов в своем деле, сложно найти себе подходящего спутника жизни. На Кавказе жить в гражданском браке не принято и добрачные связи для женского пола запрещены, а выходить замуж приходится часто по сватовству.

Карьера женщины на Кавказе все еще зависит от согласия мужа и мнения окружающих и изменить это способны сами женщины. На данный момент в Карачаево-Черкесии нет ни одного общественного института, который мог бы встать на защиту прав женщин и нет ни одного журнала или другого вида издания освещающего проблемы женщин в Регионе.

Лаура Лепшокова,Карачаево-Черкесия Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *