Посмертный триумф Шамиля Басаева

НАЗРАНЬ, 21 сентября, Caucasus Times. Признав независимость Абхазии и Южной Осетии, Россия подписалась под правотой дела, за которое боролся «сепаратист и террорист 1» в одном лице Шамиль Басаев.

Многие умы на Северном Кавказе шокированы: Россия признала в качестве полноценных государств два отторгнутых у Грузии «субъекта», и этим на веки вечные оправдала все, что на этой бренной земле делал раб Божий Шамиль Басаев — герой двух «сепаратистских» республик — Абхазии и Ичкерии.

Подписью президента РФ Дмитрия Медведева под указом о признании независимости двух грузинских «анклавов» поставлена последняя точка в басаевской программе-минимуме — существовании де-факто и де-юре абхазского государства. Теперь следует ожидать выполнения Россией двух других пунктов программы — предоставления свободы Ичкерии и создания Северо-Кавказского халифата, от Каспийского до Черного моря.

Политические события августа-сентября этого года дают основания в очередной раз вспомнить до сих пор как будто бы явного врага российского государства. И это «как будто бы» привлекает внимание той подоплекой, которая по сей день прослеживается во все еще нередких упоминаниях о Шамиле Басаеве. Недоучившийся московский студент, в период распада СССР он вдруг возник из ниоткуда, и угнал самолет из Минвод в Турцию. Но этот очевидный акт терроризма не привел к его преследованию российскими правоохранительными структурами. Больше того, примерно за полгода до грузино-абхазского конфликта он активно помогает представителям абхазских властей закупать у режима Дудаева различное оружие, и не только стрелковое. При посредничестве Басаева, генерал-президент Ичкерии передает Абхазии, в частности, чешского производства учебно-тренировочные реактивные самолеты, предварительно оснастив их подвесками для вооружения. Позднее, подобного рода «реверанс» сделала Абхазия, став официальным покупателем самолета АН-24 для режима Аслана Масхадова. Кстати, это единственное воздушное судно Ичкерии того периода было разбомблено российской авиацией осенью 1999 года в аэропорту Грозного. Понятно, что покупка-продажа большой партии оружия не могло остаться незамеченной российскими спецслужбами, однако в официально инкриминируемых Шамилю Басаеву преступлениях эти «сделки» не нашли никакого отражения.
Больше того, длительное время Россия как бы не замечала и того, что Шамиль создал крупное незаконное вооруженное формирование, во главе этого батальона он проник в Абхазию — на территорию соседнего государства. Здесь это подразделение, став частью «абхазской армии», при поддержке Черноморского флота, специальных подразделений и авиации России успешно участвовало в штурме, в частности, Сухуми, в «освобождении» от грузин других районов Абхазии. Басаев, как командир батальона, был удостоен звания героя Абхазии и российского боевого ордена.

Еще в ходе первой чеченской войны генерал Лев Рохлин, командовавший штурмовавшей Грозный крупной российской военной группировкой, в интервью «Российской газете» рассказывал о том, как Шамиль «подставился». Басаев вывел починенное ему подразделение под убийственный огонь российских танков и систем залпового огня. В последующем эти «подставы» будет следовать одна за другой. Главное — в январе 2000 года именно Басаев уговорил Аслана Масхадова выйти из осажденного Грозного, тогда как, по рассказам многих участников военных действий того периода, в столице Чечни еще имелись достаточные запасы продовольствия, медикаментов, оружия и боеприпасов для продолжения защиты города.

Как известно, наиболее тяжелые потери боевики понесли при выходе из Грозного, а в горах, куда их «отцы-командиры» отвели, обещанных запасов всего и вся не оказалось вовсе. Воспользовавшись начавшейся паникой, Шамиль с группой наиболее преданных ему людей незаметно отделился от основной массы боевиков и «перекантовался» в родной Веденский район. Единственным «военноначальником», оставшимся в горах вместе с огромной массой вооруженных людей, оказался Руслан Гелаев. И он, не найдя другого выхода, повел эту массу на равнину, через родное село Гой-чу (Комсомольское), — фактически в устроенную российским военным командованием ловушку, где она и полегла почти поголовно.
В то же время, по рассказам тех же боевиков, наиболее безопасным местом, например, в ходе спровоцированного Басаевым и осуществленного им самим вместе с Хаттабом нападением на Дагестан было место рядом с Шамилем. Район, где он находился, никогда не подвергался российской армией ни воздушным, ни артиллерийским атакам. А Ахмат-Хаджи Кадыров не раз публично говорил о том, что басаевская колонна выходила из Дагестана под прикрытием российских вертолетов.

Здесь, как нельзя, кстати сказать, что и из Буденновска, на которого напал в июне 1996 году, Шамиль Басаев вместе со своим отрядом был доставлен в Чечне на предоставленных Россией автобусах в сопровождении вертолетов. Да и после осуществленного на Ставрополье теракта, Басаев, в принципе, свободно разъезжал по Чечне. Командир Рязанского ОМОН в прямом телеэфире рассказывал, например, о том, как на блокпост, которым он командовал, на автомашине подъехал Басаев. Офицер доложил об этом начальству, и тут же получил однозначный приказ: «Пропустить!»

Тот же Кадыров в 2001 году высказывал мнение, что, по всем данным, Басаев укрывается в расположении одной из российских воинских частей под чеченским селением Автурами. Давно не тайна и то, что, еще с 1993 года официально женатый на абхазке, Шамиль Басаев столь же официально уже в период т.н. антитеррористической операции на Северном Кавказе заключил брак с жительницей Ставропольского края, жил в Кабардино-Балкарии и т.д. Все это представляется невозможным без активного прикрытия со стороны сильной спецслужбы, и это обстоятельство в регионе давно не вызывает ни удивления, ни гнева и возмущения. Как, впрочем, и то, что, как полагают многие, Басаев был ликвидирован собственными «хозяевами» после того, как «выработал ресурс». В пользу этого вывода говорит и случившееся с командиром долгое время «работавшего под боевиков» спецотряда «Горец» майора Мовлади Байсарова, которому незадолго до его расстрела в центре Москвы «хозяева» сообщили по телефону: «Программа завершена». Такова же участь «оборотней» типа Руслана Лабазанова, Арби Бараева, Ризвана Вараева, многих других.

На днях высокопоставленный вашингтонский чиновник в качестве одного из направлений сотрудничества с Россией назвал борьбу с терроризмом. Относятся ли это к сфере внутреннего гостеррора, осуществленного Россией в Чечне и осуществляемого сегодня в Ингушетии? (Для сравнения: жертвами последней войны в Южной Осетии стали, по разным данным, от нескольких десятков до нескольких сот человек, тогда как только в Ингушетии за последние годы в Ингушетии из своих домов похищены и уничтожены около 500 молодых людей)? В чем смысл сотрудничества с государством, которое «узаконивает» то, за что боролся объявленный им же террористом 1 человек? Понимают ли в тех же Штатах, что события давно ушедших лет в Закавказье, и недавние события в Южной Осетии и связанные с ними решения руководства России — это некий единый сценарий, по которому Кремль действует с молчаливого согласия Запада на протяжении десятилетий?

Сложно сказать, догадывался ли тот же Шамиль Басаев о роли, которая ему была отведена в долговременной «игре» России на Кавказе. Но не может быть уже и тени сомнения в том, что Кремль обеспечивал победу «сепаратистов» Абхазии и Южной Осетии в конфликте с Грузией, держал конфликт в «замороженном» состоянии до поры, до времени. Час «икс» наступил в августе этого года. Со всей определенностью можно говорить и о том, что Москва достаточно ясно представляла себе реакцию на ее действия со стороны западного мира, и при этом была абсолютно уверена в том, что санкции против нее введены не будут, а затяжной «переговорный процесс» позволить ей в необходимой мере закрепиться в Закавказье. Как бы и кто на это ни смотрел, но своей стратегической задачи Россия достигла: сохранила в своем составе Чечню и «оседлала» Закавказье. Сделанные в эти дни министром иностранных дел РФ Сергеем Ивановым заявления о том, что Абхазия и Южная Осетия не являются прецедентом для Приднестровья и Нагорного Карабаха, также следует отнести к числу «домашних заготовок».

Слабая Россия руками «басаевых», «кокойты» поддерживала регион в «тлеющем» состоянии. Теперь, когда она несколько окрепла, она цинично реализовывает свои имперские амбиции, обвиняя Запад в «двойных стандартах», тогда как у самой в «загажнике» — не просто «двойные», и даже «тройные». И цивилизованный мир перед этим кажущимся «безумством» российской власти бессильно отпускает руки, подталкивая руководство России к очередному самодовольному потиранию рук: «Ага, все прошло как по маслу!» При этом оно, в отличие от Запада прекрасно осведомлено и о региональных аспектах «большой политики». Один из этих аспектов заключается в том, что своими последними действиями Россия в полной мере — пусть и посмертно — вознаградила своего верного «раба Божьего» Шамиля Басаева, застолбив за ним в истории Кавказа место его истинного Героя — борца за «свободу свободной» Абхазии. Если же кто-то — без санкции на то со стороны Кремля — вознамериться сравняться с ним в славе, то Россия пройдется по нему катком всей своей военной машины, как она это сделала в Чечне. И Запад опять бессильно опустить руки, мол, десятки тысяч невинно убиенных, как в Чечне, — «внутреннее дело России». А как бы свободный мир отнесся к «нерукотворному памятнику» Бин Ладену в центре Европы в виде признания «идеалов», за которые и этот «террорист 1» борется?..

Или — «безумству» российской власти действительно «поем мы славу»?

С. Султанов, г. Назрань, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *