«Политология болельщика» (полемические размышления об интервью Юлиана Кифу)

Алексей Лиманов, политолог

 

ПРАГА, 26 июля, Caucasus Times — Последствия августовской войны 2008 года до сих пор широко обсуждаются экспертами, занимающимися исследованиями Кавказского региона. Понять этот интерес несложно. Кавказ остается самым проблемным регионом постсоветского пространства. Для Европейского Союза после нескольких волн расширений (и в особенности после вступления в него Румынии и Болгарии) этот регион стал непосредственным соседом. А для России же, имеющей в своем составе 7 национально-государственных образований Северного Кавказа, ситуация по другую сторону хребта, имеет не только геополитическое, но и внутриполитическое измерение.

 

Отсюда, и запрос (актуальный, как никогда, ранее) на адекватное понимание того, что случилось в регионе 3 года назад. И что продолжает влиять на кавказскую динамику сегодня. К сожалению, далеко не всегда, эксперты, работающие на данном поле, демонстрируют умение объективно и непредвзято взглянуть на проблемы Кавказа. Отказаться, от «политологии футбольного болельщика», следуя которой Вы начинаете страстно симпатизировать одной стороне (игнорируя и не замечая все игровые качества «Вашей» команды) и видеть в другой стороне воплощения всего злого в этом мире. Причиной, побудившей автора этой статьи, написать свои полемические замечания (сразу оговорюсь, они не претендуют на истинность и являются, скорее, приглашением, к более глубокому размышлению и дискуссии), стало интервью румынского политолога Юлиана Кифу. Оно подготовлено Сергеем Маркедоновым и опубликовано сайтом http://caucasustimes.com/article.asp?id=20925 в рамках серии интервью с ведущими экспертами по этническим конфликтам и ситуации на Кавказе. Почему именно это интервью привлекло внимание автора статьи, а не предыдущие материалы аналогичного плана, число которых исчисляется, как минимум, несколькими десятками? В предыдущих выступлениях экспертов были, конечно же, и спорные суждения, и не до конца детализированные обобщения. Это нормально для любого специалиста, таков «пакет» профессии политолога. Однако в интервью Юлиана Кифу та самая «политология болельщика» является нам в наиболее явном виде. Впрочем, пора перейти к конкретным фактам и цитатам, чтобы подкрепить наш тезис доказательствами.

 

Говоря о подходах своей страны к ситуации на Кавказе, профессор Кифу патетически восклицает: «Румыния и румынская дипломатия поддерживает классические правила международных отношений, то есть те правила, которые закреплены в рамках СБСЕ/ОБСЕ, Парижской Хартии для Новой Европы, Уставе Организации объединенных наций и НАТО». Что тут скажешь? Можно только согласиться, выразить автору респект и закончить разговор. Но, дьявол, как известно, кроется в деталях. Буквально через несколько абзацев румынский эксперт говорит о том, что «ни Цхинвальский регион, ни Сухумский регион и прилегающие территории на черноморском побережье являются сепаратистскими частями Грузии и более ничем. Они должны вернуться в состав Грузинского государства и строить взаимоотношения с ним только в формате регион — центральная власть. При этом сам формат таких отношений должен быть определен посредством переговоров». Умри, Денис, лучше не напишешь! «Сухумский регион и прилегающие территории на черноморском побережье»- сильная цитата. Даже грузинские националисты времен Звиада Гамсахурдиа были более корректны в своем описании Абхазии. Да, они считали ее неотъемлемой частью «матери-Грузии», а самих абхазов именовали кличкой «апсуйцы» (самоназвание абхазов — «апсуа»). Однако до «Сухумского региона» все же не договаривались! Юлиан Кифу в этом плане оказывается «святее, чем папа Римский», то есть в применении к кавказским реалиям большим националистом, чем представители официального Тбилиси. Но стилистические проблемы — это еще не самое главное. Тем паче, что Кифу (как и вся Румыния, по его словам) жаждет следовать нормам права в решении конфликтов. Что ж, позвольте перейти к праву. В 1992 году Грузия, Россия, Южная Осетия и Северная Осетия подписали Дагомысские соглашения, завершившие первый грузино-осетинский конфликт. Кстати, об этом Кифу ни словом не упоминает (такое вот избирательно отношение к юридической процедуре). И эти соглашения, во-первых, базировались на том, что Тбилиси признает Южную Осетию стороной конфликта, а во-вторых, соглашается на размещение коллективных миротворческих сил (включая российский и грузинский контингенты), что фактически ведет к некоторому отчуждению суверенитета над проблемной территорией. Роль же суверена остается за Смешанной контрольной комиссией, где присутствовала и Россия, и Грузия, и Южная Осетия. Плохо ли хорошо ли, но благодаря этому соглашению в Южной Осетии 12 лет не было войны, развивалась торговля и экономические контакты, работали донорские программы (включая и западное участие). Это, кстати говоря, позволило сохранить совместное проживание на одной территории и грузин, и осетин. Однако в 2004 году грузинское руководство во главе с Михаилом Саакашвили заявило, что не готово выполнять обязательства, взятые «предательским правительством» во главе Шеварднадзе (интересная трактовка права дипломированным юристом!), а потому не считает для себя необходимым выполнять то, о чем в 1992 году договорилась с Москвой и с Цхинвали. В итоге правовой документ, подписанный Тбилиси просто перестали выполнять. Точнее сказать, его стали регулярно нарушать. Что в итоге? «Размороженный конфликт», первая кровь после двенадцатилетнего мира (это случилось в 2004 году). И что толку копаться в том, кто открыл огонь первым в августе 2008 года, если путь к «пятидневной войне» был открыт в мае 2004 года? Прямым нарушением заключенных договоренностей.

 

Схожий маневр в 2006 году официальный Тбилиси сделал в 2006 году в Абхазии, введя подразделения армии и внутренних войск в Кодорское ущелье, объявленное условиями другого документа (Московскими соглашениями 1994 года, подписанными также Тбилиси) демилитаризованной зоной. Кстати говоря, Кифу упускает из виду многочисленные отсчеты и ОБСЕ, и ООН, критикующие не только Россию, но и Грузию за нарушения Дагомысских и Московских соглашений до августовской трагедии 2008 года! Между тем, Тбилиси прекратил признавать оба эти документа только после признания Москвой независимости Абхазии Южной Осетии. Таким образом, в течение четырех лет, Грузия нарушала два правовых документа (признаваемых ОБСЕ и ООН, и дающих двумя грузинским автономиям право считаться стороной конфликта), не аннулируя свою подпись под ними. Увы, на это нарушения права Запад, умиляющийся «успехам демократии» в Грузии, не заметил. Сегодня, в странах ЕС и в США модно говорить о том, что Москва чинит препятствия деятельности ООН и ОБСЕ в Абхазии и Южной Осетии. Хочется просить: «А кто потворствовал нарушению двух соглашений, которые предусматривали формат международного присутствия в двух «горячих точках»»? Чего же плакать по волосам, снявши голову. Раньше надо было понимать, что не будет Дагомыса и Москвы, не будет и миссий ОБСЕ и ООН. Просто потому, что право нельзя трактовать избирательно.

 

Наверное, Юлиан Кифу с гневом отверг бы все обвинения в геополитическом мышлении. Оно и понятно, европейский эксперт не может мыслить категориями XIX столетия! Но его же выводы прямо ведут нас к столь бурно осуждаемому в странах «молодой Европы» геополитическому детерминизму. «Абхазия может иметь автономный статус, который ранее уже у нее был, так же, как и у Аджарии, но Южная Осетия — это просто район в составе Грузии»,- резюмирует румынский эксперт. Непраздный вопрос, а спросил ли уважаемый политолог мнение абхазов и осетин, живущих в своих образованиях. Пусть они и «всего лишь сепаратистские территории Грузии»! Удивительно, как эксперт, «по умолчанию» признающий и право Грузии на сецессию от Союза ССР, и грузинскую государственность, походя, одним росчерком пера отказывает в этом абхазам. Возможно, государственность абхазов и осетин — фантом, а ресурсов у них для этого нет никаких. Согласимся. Но ведь их право на самоопределение поборник Заключительного акта Хельсинского совещания не может отрицать! Это право, между тем, признается и авторами Доклада Хайди Тальявини (с оговоркой, что это не означает неизбежной сецессии). А раз так, то собственно абхазская и югоосетинская мотивация должна, как минимум, браться в расчет, учитываться при планировании стратегий на будущее. Но что Кифу Доклад Тальявини! На вопрос Сергея Маркедонова про ответственность Грузии в августовских событиях, эксперт фактически не отвечает. Он просто ссылается на работу собственного сочинения, в которой содержится, условно говоря, «прогрузинская оценка». Но ведь доклад Тальявини подготовлен не экспертами из Кремля и со Старой площади. Ее комиссия финансировалась Европейским Союзом, и содержит оценки, разделяемые ЕС (напомним, что Румыния — член ЕС, а эксперт Кифу поддерживает внешнеполитический курс своей страны). Между тем, доклад Тальявини недвусмысленно признает атаку Цхинвали, произведенную грузинской армией в ночь на 8 августа, немотивированной с политической и с военной точки зрения. Европейские эксперты (а не штатные кремлевские пропагандисты) не нашли оснований для неадекватной реакции Тбилиси. Да, у Кифу и его соавторов есть своя версия событий. Как говорится, их право. Но игнорировать выводы серьезной экспертной комиссии, не отвечая на вопросы по существу, наверное, не самое оптимальное дело для ученого.

 

К сожалению, интервью Кифу содержит и досадные фактические ошибки, которые серьезные политологи не должны делать. Так он утверждает, что российская армия впервые с 1979 года пересекла границы другого государства. Во-первых, в 1979 году их пересекала советская армия, а СССР так же не является Россией, как Австрия Австро-Венгрией. И чем быстрее восточноевропейские эксперты это поймут, тем быстрее страны «молодой Европы» достигнут той нормализации, о которой в своих комментариях размышляет Кифу. Во-вторых, после распада СССР российская армия принимала участие в военных действиях за границами РФ. Вспомним хотя бы гражданскую войну в Таджикистане в 1992-1997 гг. Так что не надо искать прецедента там, где их не было. Говоря о том, что Южная Осетия — «просто часть Грузии» Кифу игнорирует тот факт, что это образование тоже имело автономный статус в советский период. И эскалация конфликта между Тбилиси и Цхинвали произошла не в последнюю очередь из-за отмены югоосетинской автономии.

 

Неточности есть и в описании исторических событий. Румынский эксперт говорит о том, что предложения Медведева по европейской безопасности были сделаны после «ревизионистских действий» в августе 2008 года. Но ведь данная идея была впервые озвучена Медведевым 5 июня 2008 года во время его визита в Германию. То есть еще никакого «ревизионизма» (то есть признания Абхазии и Южной Осетии) еще не было!

 

Кифу сокрушается по поводу российской дипломатии. Мол де она, нехорошая, жестко отреагировала на недавнее заявление румынского президента Траяна Бэсеску. Что же произошло на самом деле? Румынский президент, отвечая на вопрос о том, поступил бы он в условиях 1941 года так же, как маршал Ион Антонеску (который отдал приказ о вступлении в войну против СССР), заявил, что последовал бы путем своего предшественника. Ведь надо же было спасать «румынскую Бессарабию» от оккупации Москвы!- говорит Кифу. Забудем на секунду все противоречивые обстоятельства, относящиеся к 1918 году, когда Бухарест «приобрел» бывшую часть распадавшейся Российской империи, и к 1940 году, когда он ее потерял. Тут есть много трактовок и интерпретаций, но это — отдельная тема, к нашей статье не относящаяся. Посмотрим на 1941 год! Разве солдаты — «освободители» Антонеску остановились на Бессарабии? Ничуть не бывало. Они с помощью гитлеровских войск присоединили к себе территории, которые не были «оккупированы» СССР в 1940 году. Разве Одесса, а также части Винницкой, Одесской, Николаевской областей Украины и левобережная часть Молдавской ССР были в составе Румынии 1918-1940 гг.? Никоим образом! Но с помощью гитлеровской Германии ее союзник совершил немаленькое территориальное приращение. Добавим к этому факты участия румынской армии в операциях против Севастополя, Сталинградской битве (неужели и эта территория имела отношение к «спасаемой Бессарабии»?). А также акции по уничтожению еврейского населения в Одессе, Хотине и других населенных пунктах (с декабря 1941 по февраль 1942 года только в одной Одесской области было расстреляно 44 тысячи евреев). Но эта история не вписывается в доктрину «справедливой борьбы» с коммунизмом. А потому и президент европейской страны, и европейский эксперт не считают возможным разбирать ситуацию объективно, подчеркивая и ответственность их собственной страны. Да простят меня за тавтологию, но ответственность за совсем не европейское поведение в годы второй мировой войны!

 

«Россия не может ожидать хороших отношений с ЕС, пока она не сможет выстроить хорошие отношения со всеми странами Евросоюза, особенно с теми, с кем ее объединяет непростое историческое прошлое»- резюмирует Кифу. Кто бы спорил? Только в этом процессе нужно движение с двух сторон, а не игра в одностороннее покаяние. Для этого же «политология болельщика» с ее пафосом упрощенчества вряд ли подходит. Без честного разговора, рефлексии и честного разговора ничего не получится. Вряд ли менторская манера в отношении к России, ее политике — это то, что нужно для безопасной Европы. А раз так, то вряд ли целесообразно формулировать конструктивные предложения на языке ультиматумов: «Россия должна понять», «Россия должна уйти». А Грузия с Румынией разве не имеют никаких обязательств в современном мире?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *