Политические контуры будущей Абхазии

СУХУМ, 30 мая, Caucasus Times — Сергей Багапш ушел неожиданно. И дело не только в том, что для абхазского мужчины 62 года – не возраст. Багапш ушел, не оставив духовного завещания для будущего Абхазии.

Он ушел в самом разгаре своего второго президентского срока, когда позади остались тяжелые годы политической и экономической нестабильности, внутреннего гражданского противостояния, и самое главное – напряженности всего населения маленькой страны, связанное с необходимостью перманентной готовности к войне с Грузией. Впереди Абхазию Багапша ожидали политическая стабильность и экономический подъем.

Ближайший электоральный цикл — это парламентские выборы 2012 года. «Большие», президентские выборы должны были быть только в 2015 году. И это время политическая среда отводила себе на становление. К тому же после событий 15 мая в Новом Афоне появилась надежда на новый национальный проект, который вполне мог сформироваться в течение нескольких лет, и наконец, явить стране новых политических лидеров. В общем, все надеялись на эпоху Багапша, как на времена долгожданной стабильности и спокойствия. Но эпоха Багапша неожиданно для всех закончилась.

Смерть президента обрушила в Абхазии сотовую связь. Не смолкают мобильники и с наступлением поздней ночи. Люди высказывают соболезнования друг другу с кончиной своего президента. Вести о смерти Сергея Багапша действительно никто не ожидал. И от того скорбь утраты вдвойне отягощает каждого, кто причисляет себя к абхазскому сообществу. Уже можно сказать, что основными эпитетами, которыми общество посмертно награждает Багапша — это «благородный», «добрый», «человечный», «мягкий», люди пытаются передать свое искреннее сожаление о случившемся. И в этом нет фальши и лицемерия. Высокий, статный, он как-то с большим трудом нарабатывал жесткую харизму, необходимую для высокого чиновника его ранга. Для него это было неестественно. И сейчас, когда его душа соприкоснулась с вечностью, люди говорят о нём, как о человеке, сохранившем своё лицо. И эпоха его правления останется в памяти, кто бы, что не говорил — все-таки временем свободы. Он не был «истиной в первой инстанции» и никогда не строил из себя авторитарного лидера. Теперь уже можно сказать, что и как Владислав Ардзинба Сергей Багапш был выдающейся личностью.

Сергей Багапш навечно «застолбил» свое место в истории Абхазии. Из его эпохи страна вышла признанной Россией. Мне не нравится, когда говорят, что Абхазии достаточно только российского признания, но факт, что без признания Российской Федерацией у маленькой страны по-прежнему были бы очень большие проблемы. Багапш, как национальный лидер, ответственный за судьбу своего народа, даровал Абхазии и военную безопасность, и совершенно другой уровень экономического развития. Эпоху Багапша в 2005 году Сухум встречал полуразрушенным и бедным. В 2011 году Багапша в последний путь будет провожать отстроенный, пленяющий своей красотой город, живой памятник его заслугам.
Что будет дальше? Ближайшие три месяца страной будет руководить вице-президент Александр Анкваб. Очень интересно пожить в стране, которой будет руководить этот политик. Нынешний вице-президент, после Владислава Ардзинба, несомненно, самая яркая фигура на политическом горизонте страны. Анкваб – политик того же поколения, что и Ардзинба и Багапш. Но это личность совершенно иного типа. В свое время самый молодой полковник системы МВД СССР, Анкваб всегда был жестким, педантичным и не приспособленным к компромиссу. Их пути с Владиславом Ардзинба разошлись почти сразу же после войны, и с тех пор первый лидер Абхазии воспринимал Анкваба как самого опасного своего соперника. Многие годы нынешний вице-президент Абхазии провел в Москве, а по существу — находился в положении политического беженца. В Абхазию он вернулся в канун президентских выборов 2004 года, и сразу же принял участие в предвыборной кампании Багапша. Без сомнения, широкая общественная поддержка Анкваба помогла Багапшу прийти к власти. С тех пор между двумя политиками сохранялись на удивление стойкие отношения. Пять лет Анкваб пребывал на посту премьера, после победы Сергея Багапша на прошлогодних выборах, стал вице-президентом.

С большой долей уверенности можно утверждать, что Александр Анкваб – следующий президент. В его руках административный ресурс, и наверняка, все та же общественная поддержка. В отличие от Абхазской церкви, гражданское общество не явило стране новых лидеров, которые могли бы успешно конкурировать со старой командой. Если бы Сергей Багапш смог отработать второй пятилетний срок, то шанс создать и развить новые политические силы, несомненно, был бы. Теперь же обществу придется выбирать вероятнее всего между вице-президентом Александром Анквабом, премьер-министром Сергеем Шамба и лидером оппозиции Раулем Хаджимба. Реальную конкуренцию Анквабу может составить только Хаджимба.

Надо признать, что оппозиция сегодня серьезно видоизменилась, в ней аккумулируются идеи развития новых национальных институтов, таких, как например, церковь. К оппозиции близки по взглядам СМИ и интеллектуальный потенциал нации. Однако, совсем не исключено, что какая-то часть влиятельных политиков и СМИ поддержит кандидатуру Анкваба. Он будет лидером значительно более сильным, чем Багапш во время последних выборов. Нельзя исключать и различные альянсы. В любом случае нужна широкая политическая реформа, чтобы противостоять кому- либо из названных возможных претендентов на освободившуюся должность главы государства после трагического ухода из жизни Сергея Багапша.

Вряд ли внешняя политика новой власти, которая появится через три месяца, принципиально изменится. Власть уже традиционно придерживается в отношениях с Россией линии уступок, однако на практике, эта уступчивость нивелируется жесткой общественной позицией. При «уступчивом» Багапше, реально до конца не была доведена ни одна из «уступок» России. Вот список таких «уступок». Передача госдачи в Пицунде в пользование РФ, пограничный вопрос, когда российская сторона настаивала на передаче 160 кв. километров абхазской территории, церковный вопрос и вопрос вокруг крупнейшего в Сухуме санатория, который находился под управлением министерства обороны России. По госдаче договоренности не были доведены до конца под общественным давлением, пограничный вопрос решен в целом в пользу Абхазии, а что касается религии — опять- таки из-за жесткого общественного протеста, отправленный Московским патриархатом в новоафонский монастырь настоятель был изгнан. Военный санаторий, который планировалось то ли ремонтировать, то ли продать, после решительного протеста коллектива, также решено вернуть под юрисдикцию Абхазии.
Взаимоотношения с Россией в последние годы напоминают игру в одни ворота: власть готова на уступки — своего рода компенсацию за признание и безопасность, но общественный протест не дает возможности этим проектам осуществиться. Может это и есть хитрая абхазская игра?

Не думаю, что во внутренней политике возможны какие-то принципиальные изменения, хотя и жива теория о том, что прирожденному реформатору Анквабу, осуществить изменения мешал конъюнктурщик и мастер компромисса Багапш. Возможно. Но факт, остается фактом: с 2005 года никакого модернизационного проекта, хотя б даже на бумаге, создано не было.

Наверняка Анкваб займется «наведением порядка». В полицейское государство при Анквабе я не верю, а в полицейский режим …..вполне.

Анкваб, если ему суждено стать новым лидером Абхазии, безусловно, быстро обретет имидж президента-государственника. Это одновременно и хорошо, и плохо. «Порядок» — в сегодняшней Абхазии вещь востребованная. Однако, если Анкваб укрепится в кресле президента и не совершит существенных ошибок, то 2015 год с его надеждами на приход новой политической элиты, окажется пустой иллюзией. Вне сомнения, Анкваб организует себе второй президентский срок и тогда поколение политиков начала 90-х сохранит свою, кажущуюся уже почти вечной, монополию на власть.

Впрочем, остановиться хочется ещё на той самой концепции стабильности, которая не должна быть опровергнута последующим ходом политических событий и по которой сегодня слышен многоголосый плач абхазского народа. Сохранить достигнутое первым президентом Ардзинба и взять более высокую планку возможностей для своей страны удалось богатырю Сергею Багапшу, удастся ли следующему преемнику абхазской власти вынести такие же тяготы на своих плечах, не уронив при этом шапки с головы, вот вопрос вопросов!!!
Но все эти расклады впереди. Пока Абхазия провожает в последний путь своего президента. Сергей Багапш всего на год и три месяца пережил Владислава Ардзинба. Но, безусловно, сумел сделать многое – вывел страну из экономической безысходности и политической летаргии, добился признания её независимости, а потому благодарные абхазы, все как один, скорбят о нём, как о лучшем из своих сыновей.

И как бы ни мудрили политические прорицатели, и после смерти Сергея Багапша Абхазия, скорее всего, останется сама собой.

Антон Кривенюк, Сухум, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *