По кому бьет закон о торговом сборе?

НИКТО НЕ ИНТЕРЕСУЕТСЯ СУДЬБОЙ МАЛЕНЬКОГО ЧЕЛОВЕКА (О НОВОМ ТОРГОВОМ СБОРЕ)
ПРАГА, 15 декабря, Caucasus Times. 29 ноября Президент РФ ВВП подписал закон о торговом сборе (Федеральный закон «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ», глава 33. Торговый сбор). Глава государства прокомментировал необходимость появления этого документа тем, что настало время и сетевикам платить не условные, а соразмерные их оборотам налоги. Теперь в городах федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь), начиная с 1 июля 2015 года предприниматели, занятые в сфере торговли, должны будут кроме основных налогов поквартально вносить в казну города ставки фиксированных платежей, утвержденные муниципалитетами.

В начальном варианте в документе присутствовало 22 вида деятельности, с которых должны были взимать взносы. Предлагаемые суммы сборов были столь абсурдны (в сфере торговли начинались от 600 000 и могли доходить до 6 млн. рублей в квартал), что могло показаться, будто этот закон разрабатывался в недрах стационара психоневрологической лечебницы ее пациентами, а не умудренными жизненным и профессиональным опытом экономистами, юристами и политиками. Было совершенно очевидно, что подобный закон не пройдет даже в нынешней Думе.
Надо полагать, эти фантастические цифры использовались в качестве отвлекающего маневра, дабы при появлении реальных предприниматели восприняли их чуть ли не с радостью. Так оно впоследствии и произошло. Возник своего рода эффект стокгольского синдрома: когда у жертв — бизнесменов — возникла симпатия к своим истязателям — парламентариям.

Законопроект подвели к нынешнему облику и в нем оставили 4 вида деятельности ( все связанные с торговлей). СМИ же сообщили, что спасением от разорительных ставок коммерсанты обязаны вмешательством в дело господина Титова, уполномоченного при президенте РФ по правам предпринимателей. После подписания ВВП закона о торговом сборе общественность и предприниматели провели консультации с членами правительства Москвы, в которой в первую очередь должны задействовать положения сего документа, и они сошлись, казалось бы, на приемлемых ставках этого обязательного взноса. Так, для стационарных торговых объектов без зала и с залом до 50 кв. м., а также нестационарных палаток торговый сбор равен стоимости годового патента — 120 000 рублей. Патентщики, понятно, не платят более ничего. Те же, у кого зал более 50 кв.м. доплачивают 200 рублей за каждый метр в год. Одним из ключевых моментов нововведения является то, что торговый сбор идет в зачет налога на прибыль, налога, который платится при упрощенной схеме налогообложения и налога на доходы физических лиц.

Проще говоря, эти 120 000 есть не что иное, как гарантированный налоговый взнос торговца в казну города: меньше не может быть, а больше — да (есть в величине сбора некоторые нюансы, связанные с местонахождением торговой точки, но конкретизация этого фактора не повлияет на общность рассуждений). И альтернативы в выборе налоговой схемы, чтобы уйти от этого побора, нет. Правда, если произвести соответствующие расчеты, то в действительности получается, что реальные налоговые платежи предпринимателей после оплаты нового сбора практически не возрастут. Так в чем же дело? Вот вам и полная идиллия между бизнесом и властью. Ан нет. Ведь должна быть заковырка раз принимался сей документ? А дело в том, что есть в Москве еще и мелкая торговля. Она не не в силах будет тянуть эту фиксированную лямку.
Но, с другой стороны, она и не отказывается платить налоги в пределах своих возможностей, которые вполне укладываются в рамках от 0 и до 120 000 рублей. И таких минипредприятий огромное количество. По большей части это магазинчики шаговой доступности, в которых кроме хозяина, как правило, работают еще один-два продавца. И все они имеют близких и семьи и получают от своей работы средства на их содержание. Не бог весть какие, но, тем не менее, позволяющие жить. О них то и подзабыли омбудсмен, их более удачливые коллеги по бизнесу и чиновники города, когда пожимали друг другу руки в знак полного непротивления сторон. А в чем вина этих бедолаг? В том, что у них мелкий бизнес и нет возможности оплачивать неподъемные сборы?

Судя по самому факту появления подобного документа, а также бездушного отношения общественности и администрации Москвы к судьбе мелих предпринимателей, несколько переиначивая чешского сатирика, можно утверждать, что никто сейчас не интересуется судьбой маленького человека. А ведь он тоже хочет и может быть добросоветным налогоплательщиком — работал же до сих пор — , правда, в меру своих скромных возможностей. А власть, что уже становится очевидным, ему в этом отказывает. Исходя из вышесказанного видим, что торговый сбор — это в действительности обязательная для всех патентная система без ограничения верхней планки платежа. И по сути он является неким финансовым барьером, который должен очистить московский бизнес от всякой мелочи. На первом этапе его действия разрешается именно эта задача, так как по предварительным экономическим расчетам доходы столичной казны в первый год будут крайне малы (около 1 млрд. руб. на весь огромный мегаполис).

И здесь мы приходим к первому факту, когда гражданам России законодательно ставится непреодолимая преграда для занятия самым распространенным видом предпринимательства, основой всего бизнеса, тем, чем человек извечно добывал себе на пропитание — торговлей. Становится ясным, что для того, чтобы этот сбор, создающий прецедент двойного налогообложения, не превращал закон в санкции против собственных граждан, необходимо оставить в силе альтернативную ему универсальную схему, в которой есть место налогам начиная от 0 и до 120 000 рублей и исключающую подобный побор. Только при таком подходе к делу будут учтены интересы всех участников торгового сообщества. А так как на деле этого не происходит, то стоит признать, что принятие закона о торговом сборе — это есть не что иное, как нарушение Контитуции РФ. Свои рассуждения мы начнем, отталкиваясь от статьи 57, которая гласит, что «каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы». Применяя статью 2 главы I : «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства», а также статью 18 глава II : «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют СМЫСЛ, СОДЕРЖАНИЕ и ПРИМЕНЕНИЕ законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием», мы приходим к тому, что представители государства не вправе издавать какие им вздумаются законы. А вот пункт 2 статьи 19 главы II как раз касается нашего случая: » Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от… ИМУЩЕСТВЕННОГО и должностного положения…Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной…принадлежности.» В поддержку ему используя пункт 1 статьи 34 главы II: «Каждый имеет право на СВОБОДНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СВОИХ СПОСОБНОСТЕЙ… «. В описываемой нами ситуации гражданин именно из-за нехватки финансовых средств («ИМУЩЕСТВЕННЫЙ ФАКТОР»: те кто не может внести 120 000 рублей выбрасываются из бизнеса) не сможет выплатить взятый «с фонаря» торговый сбор — лицензию на право заниматься бизнесом -, и вследствие этого реализовать свое право на «СВОБОДНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СВОИХ СПОСОБНОСТЕЙ».

А так как альтернативы этому взносу-побору (патентная система его аналог) нет, то и сам торговый сбор следует признать неконституционным. И если омбудсмен Титов не нашел здесь ничего предосудительного для бизнеса, то, думается, у его коллеги по правам человека в данном случае появилось широкое поле деятельности. Безусловно, точки над «i» в этом деле должен поставить Конституционный суд Российской Федерации, в чью компетенцию и входит разрешение подобных дел.

Даут Налоев, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *