Парламентская кампания в Грузии: партия сделана

МОСКВА, 27 мая, Caucasus Times. (Автор- Сергей Маркедонов, зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук)

21 мая 2008 года в Грузии состоялись седьмые по счету парламентские выборы. Традиционно парламентские кампании играли значительную роль в истории этого государства Южного Кавказа. В 1918 году собрался первый парламент Грузинской демократической республики (первое независимое республиканское государство), который в 1921 году принял Основной закон страны. Именно с первой республикой и первой Конституцией постсоветская Грузия провозгласила свою правопреемственность в начале 1990-х годов.

28 октября 1990 года состоялись первые многопартийные выборы в Верховный Совет Грузии (впрочем, советы всех уровней лишь условно можно считать парламентами). Тем не менее, именно этот представительный орган провозгласил независимость Грузии от СССР. Верховный Совет не проработал положенного срока. Свержение первого президента Грузии радикального этнонационалиста Звиада Гамсахурдиа (избран 26 мая 1991 года и свергнут в начале 1992 года). Пришедший ему на смену Военный Совет (затем Госсовет) провозгласил новые парламентские выборы на 4 августа 1992 года. В 1995 году в стране состоялись новые парламентские выборы (новый созыв парламента проработал до 1999 года). Этот состав Парламента принял Новую Конституцию Грузии (на базе Основного закона 1921 года). Следующие выборы прошли в 1999 году. За ними последовала кампания 2003 года, завершившаяся «революцией роз» и приходом к власти триумвирата Саакашвили-Жвания-Бурджанадзе (сейчас из тройки остался один лишь Саакашвили). Избранный в январе 2004 года президентом Саакашвили объявил о новых выборах. 28 марта 2004 года победу праздновали сторонники «революционеров» блок «Национальное движение — Демократы».

И, наконец, в самый канун национального праздника Дня независимости 26 мая избирательная кампания завершилась убедительной победой Михаила Саакашвили. Автор не оговорился. В мае 2008 года в Грузии выбирали не президента, а высший представительный орган власти. Однако электоральный успех «правящей партии» «Единое национальное движение» закрепил политическую победу Саакашвили на январских выборах (которые прошли для главы грузинского государства в гораздо более сложных условиях). В мае 2008 года «Единое национальное движение» взяло 120 из 150 мест в национальном парламенте страны. При этом кандидаты от «партии власти» на выборах в одномандатных округах получили 71 мандат, уступив оставшиеся 4 своим бывшим соратникам по коалиции 2004 года республиканцам и «Объединенной оппозиции» во главе с непримиримым Леваном Гачечиладзе. По партийным спискам партия Саакашвили набрала почти 60 % голосов (59, 9%). Для сравнения «Объединенная оппозиция» (в реальности она собрала далеко не всех оппонентов действующей власти) получила по пропорциональной системе 14, 82%. Еще одна цифра (сравнение результатов «Объединенной оппозиции» с президентскими итогами лично Левана Гачечиладзе на январских выборах). В январе 2008 года лидер «Объединенной оппозиции» набрал 25,67%. Интересно и другое сравнение. Речь идет об оппозиционном потенциале. В январе 2008 года в случае гипотетического второго Саакашвили предстоял бы сложный экзамен. Аркадий (Бадри) Патаркацишвили набрал 7,1%, Давид Гамкрелидзе — 4,05%, Шалва Нателашвили — 7,11%. В мае 2008 года две «необъединенные» оппозиционные партии вместе набрали порядка 16 % голосов. Христианско-Демократическое движение (во главе с выходцем из «Имеди» Георгием Таргамадзе) получило 8, 22 %, а Лейбористская партия Шалвы Нателашвили – 7, 56 %. В новом парламенте у них будет по шесть мандатов. Таким образом, совокупный оппозиционный потенциал в новом парламенте составит 30 человек. При этом следует отметить, что лейбористы, республиканцы (которые по пропорциональной системе не прошли пятипроцентный барьер) и объединенные оппозиционеры конкурируют друг с другом не меньше, чем все по отдельности с «Единым национальным движением» и Михаилом Саакашвили. Это проявилось в период с января по май 2008 года, когда все перечисленные выше силы обвиняли друг друга либо в контактах с властями и недостаточном радикализме, либо, наоборот, в избытке оного. В выборах приняли участие 9 партий и три избирательных блока. Однако только треть из них прошла пятипроцентный барьер. В будущем парламенте будет представлено 3 партии и «объединенная оппозиция». По итогам выборов-2008 произошла определенная смена конфигурации в парламенте. Если в 2004 году в составе парламента были промышленники и республиканцы (вторые как союзники Саакашвили и члены его большой коалиции, а потом, как его критики и оппоненты), то в 2008 году эти группы не будут представлены. Думается, что два республиканца погоды в высшем представительном органе не сделают без блокировки с кем-либо.

Сегодня нет недостатка в заявлениях, интервью и комментариях оппозиционеров на тему нарушений и фальсификаций в ходе голосования выборов, использования административного ресурса в ходе самой подготовки кампании. «Объединенная оппозиция отказывается от своих мандатов и не войдет в состав нынешнего парламента», — сказал Леван Гачечиладзе. 22 мая 2008 года другой оппозиционный лидер Шалва Нателашвили также выразил готовность отказаться от участия в парламентской работе (хотя в прошлом созыве национального парламента его партия, созданная в 1995 году, не принимала участия). «Проблема не в нас, главное, чтобы вся оппозиция смогла договориться о бойкоте и отказаться в участии в работе Парламента. Если они оставят в парламенте лишь «Единое национальное движение», Саакашвили вынужден будет назначить выборы заново», — резюмировал Нателашвили. Впрочем, за период январь-май 2008 года оппозиция доказала, что не готова жертвовать частностями ради «общего дела».

В январе 2008 года оппозиция получила хороший шанс нарастить свое преимущество. Однако итоговый результат майской кампании показал: ресурсов для этого у противников Саакашвили не хватило. И, как говорится, результат по игре. В день национальной независимости 26 мая оппозиционеры объявили о проведении массовой акции протеста. Леван Гачечиладзе призвал всех противников действующей власти выйти на улицы «для объединения в диссидентском движении 21-го века». Однако накала страстей, сравнимого с ноябрем 2007 года или даже с началом года нынешнего в Тбилиси нет. Люди явно устали от долгой уличной кампании. Но дело не только в усталости. И даже не в отсутствии нормального финансирования (хотя многие аналитики обращают внимание на то, что после смерти Бадри Патаркацишвили поступление денег для подпитки оппозиционеров заметно сократилось) и не в сжимании информационного пространства (телеканал «Имеди» фактически перешел под государственный контроль так, как это было в случае с НТВ в России).

Оппозиция не смогла переключить общественное внимание с проблем внешнеполитической проблематики на внутреннюю политику. В ходе избирательной кампании главной темой грузинской повестки дня была конфронтация с Россией. Похоже, Москва дела все возможное и невозможное для того, чтобы грузинская власть смогла монополизировать патриотическую тему, сделать ее главной в общении с избирателями. Обострение ситуации в Абхазии и в Южной Осетии существенным образом снизило планку требований к грузинским политикам. Принцип «главное, чтобы войны не было» сыграл свою роль помимо и административного ресурса, и жесткого давления на СМИ (практически их огосударствление). Вместо того, чтобы добиться консолидации вокруг единого лидера оппозиционеры «пожирали самих себя», обвиняя друг друга, соревнуясь друг с другом, кто из них сильнее не любит Саакашвили. Как итог, отсутствие диалога с избирателем (это особенно касается регионов Грузии). 11 мая 2008 года в столице Грузии была прекращена кампания «Объединенной оппозиции». Ее лидеры призвали продолжить ее в регионах Грузии. Таким образом, оппозиционеры начали «хождение в народ», которое было отмечено серьезными эксцессами. Между тем, такое «хождение» следовало бы начать не в последнюю неделю перед выборами (хотя бы потому, что в сельской местности административное давление сильнее). «Проведенный нами анализ показал, что Республиканская партия потерпела поражение в борьбе с насильниками и фальсификаторами. Наше поражение вызвано тем, что, видимо, мы не смогли правильно донести и объяснить населению наши стремления и цели. Мы должны были лучше подготовиться», – заявил председатель Республиканской партии Грузии Давид Усупашвили. Что ж, лучше трудно сказать. Директор украинского Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов справедливо считает, что «если грузинская оппозиция сумела проиграть президентские выборы, не учла свои ошибки, то на данном этапе режим президентства Саакашвили становится более стабильным». Тем паче, что роль «отца нации» президент Грузии играет блестяще (не в последнюю очередь с помощью Москвы).

26 мая 2008 года Миссия наблюдения ООН опубликовала свой доклад, в котором расценила как нарушение Московского соглашения 1994 года и режима прекращения огня действия российской стороны в зоне конфликта (речь идет об инциденте 20 апреля 2008 года со сбитым грузинским разведывательным беспилотным летательным аппаратом). Такое заключение, конечно же, будет на все сто процентов использовано Грузией. В том числе и для доказательства того, что действующей власти нет альтернативы. Хороший повод для Москвы подумать о том, стоит ли играть роль «пиарщика» для грузинской элиты!

Помимо диалога с избирателем у оппозиции не получился диалог с Западом (прежде всего, с США). Более того, по мере приближения к непосредственной дате выборов в рядах противников Саакашвили росло возмущение поведением США и двойными стандартами, применяемыми Западом. В ходе встречи с главным куратором Кавказа в американском Госдепартаменте Мэттью Брайзой 9 мая 2008 года об этом откровенно сказал Леван Гачечиладзе. А Шалва Нателашвили был еще резче: «Все выборы с 1999 года в Грузии с благословения США были сфальсифицированы». А потому помимо внутренней поддержки и своеобразной «поддержки» со стороны России, грузинская правящая партия и лично Михаил Саакашвили получили поддержку со стороны Запада, представители которого попросту решили, что «от добра добра не ищут». Тем паче, что пока все обошлось без повторения эксцессов 7 ноября 2007 года (таковые могли бы стать причиной жесткого неприятия результатов). Находясь недавно в США, автор настоящей статьи услышал любопытную характеристику Гачечиладзе из уст одного влиятельного политолога: «Но что это за политик? Он и по-английски то пару слов сказть не может!» На митинге 26 мая 2008 года перед Дворцом спорта, представители оппозиции подписали еще один Меморандум. В этом меморандуме парламентские выборы объявляются нелегитимными и сфальсифицированными. Однако хватит ли сил и ресурсов (и информационных, и финансовых, и идейно-политических, и просто людских) для того, чтобы воплотить этот меморандум в жизнь? Риторический вопрос.

Пока же Саакашвили снова показал всем (и оппонентам, и сторонникам) свою волю к власти, а также определенный ресурс популярности, без которого и в 2007 году, и в 2008 он повторил бы судьбу Шеварднадзе. В 2003 году «белый лис» (готовый к применению силы и не склонный к сентиментальности) был не в состоянии отдать жесткие приказы силовикам просто потому, что их никто не стал бы выполнять и не считал бы легитимными. Определенный запас легитимности у президента Саакашвили есть. Впрочем, за многие обещания ему надо будет держать ответ. И уже в скором времени. Как бы то ни было, грузинский избирательный цикл завершен, игра сделана. Теперь для оппозиции будет стоять сложная дилемма. Либо серьезная рефлексия по поводу поражения, реконфигурация сил, поиск новых ярких лидеров, либо уличная фронда без начала и конца.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *