Падение клана

ПРАГА, 21 декабря. Ожидаемая отставка главы Кабардино-Балкарии Арсена Канокова стала логичным завершением клановой войны, которую вели кабардинские элиты в коридорах администрации президента Владимира Путина. Ярким свидетельством тому служит кандидатура временно исполняющего обязанности главы КБР, которым стал Юрий Коков. Очевидно он и станет следующим главой республики. Так и не завершив второй президентский срок, Арсен Каноков проиграл политический пасьянс.
Три года назад Арсен Баширович поставил перед президентом России вопрос о доверии, доверие ему было оказано до 2015 года. Однако спустя всего год после инаугурации, вокруг Арсена Канокова стали сгущаться тучи. И причина этому не только ошибки в управлении республикой, которую президент и предприниматель воспринимал как холдинг, непростительно игнорируя социальные и политические проблемы. Он также непростительно позволил себе испортить отношения практически со всеми политическими силами в республике – черкесскими и балкарскими активистами, третьим сектором, элитами и интеллигенцией, при этом позволяя себе и своему окружению жестко подавлять любое инакомыслия руками криминального мира. Каноков снискал славу рейдера.

Все это, включая веру в абсолют капитала, в руках его противников превратилось в эффективное оружие против его власти.

Длительное время его спасали связи с полпредом СКФО Александорм Хлопониным, чей финансовый гений привел его несколько лет назад в неспокойный Северный Кавказ. Арсен Баширович, вошедший в первую сотню богатейших людей России, хорошо вписался в товарно-денежные отношения, которые лежат в основе карьерного роста российского чиновника всякого ранга. Таковы правила игры, и не Каноков их придумал. Однако, как показала практика, для такого региона как Кабардино-Балкария, этого оказалось не достаточно.

Он не смог понять разницу в управлении холдингом «Синдика», чьи активы представлены банальными базарами, и управлением таким сложным регионом, как Кабардино-Балкария, которому отведено место быть кормушкой не только для региональных элит, разделенных кланами, но и разного рода высокопоставленных чинов в Москве. В результате этих непростительных промахов Каноков, начиная с первых дней его правления в 2005 году, отражал удар за ударом от своих оппонентов, чье число с каждым годом росло, перерастая в разного рода альянсы.
Первый удар был ему нанесен 13 октября 2005 года, когда на спящий город напали вооруженные до зубов боевики. Восстание, которое рождалось в муках в период правления его предшественника Валерия Кокова, имело все шансы локализоваться силами МВД за пределами города. Но теряющая рычаги власти коковская команда через министра МВД Хачима Шогенова решила использовать в своих интересах зреющий вооруженный конфликт. Каноков все же добился отставки опального главы МВД и поставил своего человека, который также вскоре с треском и позором был снят со своей должности, уступив место прикомандированному силовику. Это в условиях Северного Кавказа означает утрату контроля практически на всех уровнях исполнительной власти. Место близкого главе Кабардино-Балкарии Юрия Томчака занял начальник криминальной милиции, первый заместитель начальника ГУВД по Кемеровской области Сергей Васильев. За день до отставки Юрия Томчака, 18 ноября на совещании в Пятигорске, министр внутренних дел России Рашид Нургалиев поставил Кабардино-Балкарию в один ряд с Дагестаном и Ингушетией, славящиеся среди регионов Северного Кавказа наибольшим уровнем террористической угрозы. Отставка Юрия Томчака в связи с плохими показателями ведомства в борьбе с экстремизмом, стала вторым ударом по Канокову.

Аресты высокопоставленных чиновников из окружения президента окончательно парализовали Канокова. Особую остроту событиям придавали близкие родственные связи участников коррупционной схемы с главой республики Арсеном Каноковым и его супругой. Не надо быть супераналитиком, чтобы с большой долей уверенности сказать: целью всех действий силовиков был именно Каноков и обыски по поводу приватизации бесхозной филармонии нужны были для выемки определенных документов из сейфов главы его администрации и ряда других высокопоставленных чиновников. По каким-то причинам повод нужно было найти немедленно, и он нашелся среди множества жалоб, поступающих из республики в столицу.

Глава администрации главы КБР Владимир Жамборов был без преувеличения его правой рукой, причем задолго до назначения на эту должность. Поэтому предположить, что Каноков знал о готовящейся против Жамборова и кампании спецоперации и не предпринял ничего, почти невозможно. И то что они сейчас взяты под стражу в Москве, положение Канокова безусловно осложняет. Даже если следствие не найдет в действиях чиновников из Кабардино-Балкарии оснований для уголовного преследования, что маловероятно, своих постов они скорее всего лишатся. Это был третий удар, значительно подорвавший авторитет президента как внутри республики, так и за его пределами.

Смена главы правительства Кабардино-Балкарии должна была стать еще одним сокрушительный ударом по Канокову, лишив его рычагов влияния на исполнительную власть. Стремительность, с которой сменилось правительство Кабардино-Балкарии, позволяет предположить: решение принималось далеко за пределами республики. В течение одного рабочего дня кабинет министров во главе с Иваном Гертером (человек Канокова), продержавшимся на своём посту чуть более года, был отправлен в отставку, а парламент утвердил нового премьера — заместителя руководителя Россельхознадзора Руслана Хасанова. Руслан Хасанов, представляющий интересы коковского клана, вернулся из Москвы в Нальчик не случайно. Именно после назначения Хасанова были изменены условия содержания под стражей Жамборова, этапированного в Москву. Однако Канокову все же удалось вернуть Хасанова в Москву, мотивируя конфликт тем, что место премьера в КБР, по сложившейся традиции, принадлежит русскому. Дело даже доходило до драки между президентом и премьером. Когда появились сообщения о назначении Хасанова, по республике поползли слухи, что Каноков уже покинул республику и его отставка тоже близка.

Но в ответ этим людям, он заявил: «Пока нам доверяет президент РФ, я буду находиться на этой должности, других планов у меня нет. Я буду оправдывать доверие президента России и надежды жителей КБР, которые они связывают со мной и с вами – мы в одной лодке находимся. Не нужно ее раскачивать. А с теми проблемами, которые возникли в последние полгода, разберёмся. Кто-то выбрал себя такой путь политической борьбы. Я думаю, на то есть руководство страны, которое с этим разберется». Однако за маленькой победой последовало новое поражение.

Еще одним сильным ударом стало убийство криминального авторитета Альберта Назаврова, который оказывал Канокову разного рода услуги, в числе которых избиение черкесского активиста Яганова Ибрагима, атаки на балкарских активистов, рейдерские захваты предприятий и т.д.

В свете всего этого, смена главы Кабардино-Балкарии стало для многих вполне ожидаемым событием. Его рейтинг согласно опросам общественного мнения (MEDIUM-ORIENT) с 2005 года по 2012 год упал с 48% до 25%.

Вместе с тем, отставка главы Кабардино-Балкарии оставляет открытыми много вопросов, главный среди которых: кто возглавит республику после Канокова? Ведь выбор Москвы оголит реальные мотивы данного решения.

Если республику возглавит Юрий Коков, чья политическая карьера силовика, складывалась под тенью первого президента Кабардино-Балкарии, это будет означать, что республику в очередной раз перекупили кланы. А в основе важного политического действия Кремля на Кавказе в очередной раз лежит банальный передел власти между кланами.

В случае подтверждения этого тезиса, республику ожидают новые передряги, связанные с перераспределениям сфер влияния между коковскими и каноковским кланами. А это значит, что Москва сделала еще один шаг к утрате своего авторитета в качестве гаранта стабильности на Кавказе.

Ислам Текушев, главный редактор Caucasus Times, специально для русской службы радио «Свобода»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *