Опрос в Дагестане: более половины жителей республики стали жить хуже и утратили доверие к властям

 

 

ПРАГА, 20 июля, Caucasus Times. Опрос общественного мнения, проведенный пражским информационным агентством «Medium Orient» в Дагестане в мае — июне 2017 г., выявил ряд специфических социальных и политических особенностей данного кавказского региона и позволил выявить достаточно сложную и во многом неоднозначную социокультурную картину этой самой многочисленной и многонациональной республики российского Северного Кавказа. Всего в ходе исследования в Дагестане было опрошено 407 респондентов, представляющих аварцев, даргинцев, кумыков, лезгин, лакцев, чеченцев и другие этнические общности, проживающие в современном Дагестане.   Для обеспечения репрезентативности выборки была разработана многоступенчатая, стратифицированная, пропорциональная, случайная методология выборки респондентов.

 

 

 

Отвечая на вопрос о том, в чем состоит самая актуальная проблема в Вашей республике, почти треть опрошенных – 29% — указала проблему безопасности и преступности. Примечательно, что в соседних Ингушетии и Кабардино-Балкарии процент тех, кто считает проблему безопасности самой актуальной, оказался существенно ниже. Так, в Ингушетии это число составило 21,1% и в Кабардино-Балкарии – только 16,4%.  Однако наибольшее число опрошенных в Дагестане – 39,8% — самой актуальной назвали коррупцию правящих элит. 17,7% респондентов в качестве главной указали социально-экономические проблемы. Достаточно большое число опрошенных (8,4%) отметили в качестве главной проблему в религиозной сфере и 1,2% респондентов — в сфере межэтнических отношений; при этом 3,9% затруднились с ответом на данный вопрос. Таким образом, наибольшее число респондентов в Дагестане, как и в других северокавказских республиках, в качестве наиболее актуальной проблемы сейчас считают коррупцию элит, хотя длительное время первое место по актуальности в регионе занимали проблемы безопасности.

 

Отвечая на вопрос о том, как изменилось экономическое положение Вашей семьи за последние 12 месяцев, только 16,5% респондентов отметили, что положение улучшилось и 13,5% — «скорее улучшилось». Значительно большее число опрошенных – 37,3% — констатировали ухудшение экономического положения своей семьи и еще 27% отметили, что оно «скорее ухудшилось». Таким образом, общее улучшение экономического положения своей семьи отметило в целом 30% опрошенных, в то время как общее ухудшение констатировало 64,3%, т.е. более чем в два раза больше. Лишь 5,7% респондентов затруднились с ответом на данный вопрос.

 

Заслуживает внимания то обстоятельство, что в Ингушетии и в Кабардино-Балкарии значительно большая часть опрошенных, в отличие от Дагестана, отметила общее улучшение своего экономического положения за прошедший год. Так, в Ингушетии общее число тех, кто считает, что экономическое положение его семьи в целом улучшилось, составило 52,3% респондентов, в то время как число тех, кто констатировал общее ухудшение материального положения, составило 39,7% респондентов. Подобные результаты свидетельствуют о существенных социально-экономических различиях между отдельными северокавказскими республиками, что отражается на уровне жизни их населения.

 

Ответы на вопрос «считаете ли Вы, что права человека в Вашей республике соблюдаются в полной мере?», выявили крайне высокую степень неудовлетворенности населения соблюдением прав человека в Дагестане. Так, лишь 12,3% считает, что права человека соблюдаются в полной мере и еще 12,8% — «скорее соблюдаются». Наибольшее число респондентов – 41,3% — заявило, что права человека в Дагестане не соблюдаются и еще 29,7% — «скорее не соблюдаются». Только 3,9% опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос. Таким образом, подавляющее большинство опрошенных в Дагестане – 71% — считает, что права человека в их республике в той или иной степени не соблюдаются и лишь 25,1% респондентов склоняется к мнению, что права человека в Дагестане в целом соблюдаются. Примечательно, что и в других республиках Северного Кавказа подавляющее большинство опрошенных продемонстрировало аналогичное мнение. Так, общее число тех, кто считает, что права человека в Кабардино-Балкарии в разной степени нарушаются, составило 73,5%.

 

Реакция респондентов на вопрос о том, «какие из прав и свобод человека соблюдаются в Вашей республике в меньшей степени», выявил наиболее проблемную ситуацию со свободой слова. Наибольшее количество дагестанских респондентов – 28,7% — отметило, что меньше всего в их республике соблюдается право на свободу слова, что, судя по всему, отражает крайне болезненную и проблемную ситуацию с независимыми средствами массовой информации в Дагестане. Второй наиболее проблемной сферой стало соблюдение избирательных прав населения. Так, 14% респондентов полагают, что в наименьшей степени в Дагестане соблюдаются именно избирательные права граждан. Помимо этого, предметом озабоченности респондентов стало соблюдение права на жизнь (11,3%), соблюдение права на проведение публичных мероприятий (11,3%), право на свободу вероисповедования (8,4%) и право на получение информации (8,8%), что, безусловно, связано с соблюдением свободы слова. Меньшую обеспокоенность респондентов вызвало соблюдение права пользоваться родным языком (2,9%) и права свободно передвигаться по территории Российской Федерации (2,2%). Довольно значительное число опрошенных – 12,3% — затруднились с ответом на данный вопрос.

 

Примечательно, что в соседних Ингушетии и Кабардино-Балкарии наибольшее число опрошенных – не менее четверти всех респондентов — также выразило обеспокоенность по поводу состояния свободы слова в своих республиках. Это свидетельствует об общем крайне неблагоприятном положении в области независимых средств массовой информации на Северном Кавказе.

 

Ответы на вопрос о том, сталкивались ли Вы с проявлением коррупции в течение последнего года, выявили широкую распространенность коррупции в Дагестане. Так, подавляющее большинство опрошенных в Дагестане – 64,9% — заявило о том, что они сталкивались с проявлениями коррупции в течение последнего года. 31% респондентов ответил на данный вопрос отрицательно и 4,2% затруднились с ответом на этот вопрос.

 

Отвечая на вопрос о том, в какой именно сфере Вы в большей степени сталкивались с проявлениями коррупции, респонденты чаще всего указывали сферу здравоохранения, образование, а также правоохранительные органы. Так, 22,9% опрошенных указало, что чаще всего они сталкивались с коррупцией в учреждениях здравоохранения, 20,9% — в области образования и 9,3% — в правоохранительных органах (МВД). Еще 8,1% указало, что чаще всего с проявлениями коррупции они сталкивались в судебной сфере. В целом распределение ответов на данный вопрос в основном соответствует результатам более ранних социологических исследований в регионе, выявлявших в качестве наиболее коррумпированных структур на Северном Кавказе здравоохранение, образование и органы внутренних дел.

 

Ответы на вопрос о том, какую роль религия играет в Вашей жизни, выявили весьма важную роль религии в жизни дагестанского общества. Так, о большой роли религии в своей жизни заявило 65,6% опрошенных и «скорее большой» роли религии – 9,8% респондентов в Дагестане. При этом полностью отрицало какую-либо роль в религии в своей жизни лишь 10,6% респондентов. О том, что религия играет «незначительную роль» в их жизни заявило 12,8% опрошенных в Дагестане. Лишь 1,2% респондентов затруднились с ответом на данный вопрос. Таким образом, в общей сложности 75,4% респондентов, т.е. подавляющее большинство опрошенных в Дагестане, указало на значительную роль религии в их жизни, что значительно превышает число тех, кто-либо отрицает какую-либо роль религии (10,6%), либо считает ее незначительной (12,8%). Степень религиозности в Дагестане уступает степени религиозности в Ингушетии (около 98% ингушских респондентов считает роль религии важной или скорее важной), но значительно превышает степень религиозности в Кабардино-Балкарии (63,3% кабардино-балкарских респондентов считает роль религии важной или скорее важной).

 

Примечательно, что реакция респондентов на вопрос о том, соблюдаются ли права мусульман в Вашей республике, не выявила особенно острых проблем в данной области. О том, что права мусульман не соблюдаются или «скорее не соблюдаются» заявили соответственно 5,4% и 10,8% респондентов. Большинство опрошенных в Дагестане – 58% — полагают, что права мусульман в их республике соблюдаются и еще 21,9% считают, что права мусульман «скорее соблюдаются». Общее число тех, кто полагает, что права мусульман в целом соблюдаются, составило, таким образом, 79,9%, то есть подавляющее большинство опрошенных. Общее количество тех, кто, наоборот, считает, что права мусульман в Дагестане в целом не соблюдаются, составило лишь 16,2% респондентов. При этом 3,9% опрошенных не смогли дать определенный ответ на данный вопрос. Любопытно, что число тех, кто считает, что права мусульман в их республиках в целом соблюдаются, в Ингушетии и Кабардино-Балкарии также превысило 70%, что позволяет говорить, что в общерегиональном масштабе существующие проблемы в данной сфере пока не приобрели особой остроты.

Ответы респондентов на вопрос «как Вы оцениваете политику федеральных властей в отношении мусульман России» продемонстрировали в основном положительное или скорее положительное отношение населения к политике федерального центра в этой сфере. Так, однозначно положительно политику федеральных властей в отношении мусульман оценило 42,3% респондентов и «скорее положительно» — 31,2% опрошенных в Дагестане. Отрицательно к данной политике отнеслось всего 11,8% и «скорее отрицательно» — 5,7% дагестанских респондентов. Довольно значительное число опрошенных – 9,1% — затруднились с ответом на данный вопрос. Таким образом, общее число тех, кто в целом положительно оценил политику федерального центра в отношении мусульман, составило 73,5%, что значительно превышает число тех, кто в целом оценивает данную политику негативно (17,5%). Примечательно, что в целом позитивно политику федеральных властей в отношении мусульман также оценили респонденты в Ингушетии (62,2%) и в Кабардино-Балкарии (56,3%), хотя данный показатель в этих республиках оказался существенно ниже, чем в Дагестане (73,5%).

 

Отвечая на вопрос «как Вы оцениваете политику республиканских властей в отношении мусульман», большинство опрошенных в Дагестане в целом позитивно отозвалось о политике республиканских властей в данной области. Так, 48,9% респондентов оценили политику руководства Дагестана в отношении мусульман положительно и еще 24,1% — «скорее положительно». Отрицательную и «скорее отрицательную» оценку политике дагестанского руководства в данной области дали соответственно 11,1% и 8,8% опрошенных в Дагестане. Таким образом, общее количество оценивающих политику республиканского руководства в отношении мусульман в Дагестане в целом положительно составило 73%, что значительно превышает общее число тех, кто в целом оценивает данную политику отрицательно (19,9%). Более половины респондентов в Ингушетии и в Кабардино-Балкарии также в целом позитивно оценило политику руководства своих республик в отношении мусульман.

 

Почти четверть опрошенных в Дагестане заявила о своих планах покинуть республику и сменить место жительства. Отвечая на вопрос «планируете ли Вы в ближайшее время уехать в другую страну или в другой регион России на длительное проживание», 17,9% опрошенных ответили на данный вопрос утвердительно и еще 4,7% заявили о том, что они склоняются к отъезду из своей республики. Впрочем, подавляющее большинство респондентов – 65,6% — не планирует уезжать из Дагестана и еще 10,6% «скорее не планирует» покидать свою республику. Таким образом, общее число тех, кто либо принял окончательное решение уехать из республики, либо склоняется к данному решению, составило 22,6%, т.е. почти четверть опрошенных, что представляет собой довольно высокую цифру. Подобные настроения свидетельствуют о достаточно высокой степени неудовлетворенности населения положением в республике.

 

Реакция респондентов на вопрос «какие чувства вызывает у Вас принадлежность к своей нации» показала, что подавляющее большинство опрошенных – 60,7% испытывают по этому поводу гордость и 21,6% — «спокойную уверенность». 10,3% указало, что они «не испытывают никаких чувств», 3,4% испытывают ущемленность и еще 2% — обиду. Таким образом, в целом позитивные эмоции в связи с принадлежностью к своей национальности испытывает 82,3% респондентов в Дагестане; равнодушны по поводу своей национальной принадлежности 10,3% и ярко выраженные негативные эмоции в связи со своей национальностью испытывают всего 5,4% (чувства ущемленности и обиды). Похожее распределение ответов на данный вопрос было получено и в других северокавказских республиках. Так, в Ингушетии в целом позитивные эмоции по поводу своей национальной принадлежности испытывает 81,7% респондентов.

 

Ответы на вопрос о том, «какие чувства вызывает у Вас ощущение того, что Вы гражданин России», показали, что 57,7% испытывает по этому поводу гордость и 15,7% — «спокойную уверенность». Никаких чувств по этому поводу не испытывает 19,4% респондентов; при этом 2,9% испытывают ущемленность и 2,2% — обиду. 2% опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос. Таким образом, в целом позитивные эмоции по поводу российского гражданства испытывают 73,4%, в то время как негативные эмоции испытывают в общей сложности 5,1%. При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что факт национальной принадлежности вызывает у респондентов больше позитивных эмоций, чем факт российского гражданства. Так, в целом позитивные эмоции в связи с национальной принадлежностью испытывают 82,3% опрошенных в Дагестане, в то время как в целом позитивные эмоции по поводу гражданства России испытывают 73,4% дагестанских респондентов.

 

Кроме того, население Дагестана отличается от других северокавказских республик более позитивным восприятием своей принадлежности к России. Так, если среди дагестанских респондентов в целом позитивные эмоции по поводу российского гражданства испытывает 73,4%, то среди ингушских респондентов число испытывающих в целом позитивные эмоции по поводу гражданства России не превысило 44,1%, а среди кабардино-балкарских респондентов – 59,3%. Любопытно и то, что о своем «чувстве гордости» в связи с принадлежностью к гражданству России заявило 57,7% дагестанских респондентов, 27,3% кабардино-балкарских респондентов и лишь 14,4% ингушских респондентов. Наименьшую степень гордости за свою принадлежность к российскому гражданству, таким образом, испытывают опрошенные в Ингушетии. При этом среди дагестанских респондентов негативные эмоции по поводу российского гражданства высказали лишь 5,1% опрошенных, среди ингушских респондентов негативные эмоции выразили 17,1%, а среди кабардино-балкарских респондентов – 10,5%.

 

Ответы дагестанских респондентов на вопрос о том, «гражданином какой страны Вы хотели бы быть» продемонстрировали, что 80,8% опрошенных в Дагестане предпочитают гражданство России, 10,3% — европейских стран, 3,2% — Турции, 2% — США и 0,7% — гражданство Грузии. Примечательно, что если 80,8% дагестанских респондентов предпочитают российское гражданство, то среди опрошенных в Ингушетии число предпочитающих российское гражданство составило лишь 52%, а в Кабардино-Балкарии – 53,1%.

 

***

Уровень доверия населения Дагестана к разным социальным институтам: 42,8% не доверяют правозащитным организациям; 43,2% не доверяет исламским религиозным общинам; 52,8% не доверяет полиции; 63,6% доверяет российской армии и 65,2% — президенту России

 

Ответы опрошенных жителей Дагестана на вопрос о том, насколько Вы доверяете русской православной церкви, выявил довольно низкий уровень доверия к данному социальному институту. Полностью доверяют и «скорее доверяют» русской православной церкви соответственно 9,1% и 9,8% опрошенных. Полностью не доверяют и «скорее не доверяют» русской православной церкви соответственно 21,9% и 13% респондентов. При этом почти половина опрошенных – 46,2% — не смогла определить уровень своего доверия к русской православной церкви, по сути воздержавшись по тем или иным причинам от ответа на данный вопрос. Таким образом, общее количество тех, кто в разной степени доверяет русской православной церкви, составило в Дагестане 18,9%, при этом число тех, кто склонен не доверять русской православной церкви, достигло 34,9%, что почти в два раза превышает число доверяющих данному социальному институту.

 

При этом примечательно, что в соседних с Дагестаном северокавказских республиках количество не доверяющих русской православной церкви оказалось еще выше. Так, в Ингушетии общее число тех, кто в разной степени не доверяет русской православной церкви, составило 75,4%, а в Кабардино-Балкарии – 41,4%. Уровень тех, кто в разной степени доверяет русской православной церкви, составил в Ингушетии лишь 5,5%, а в Кабардино-Балкарии – 24,5%, что несколько превысило аналогичный показатель в Дагестане (18,9%). Таким образом, самый низкий уровень доверия населения к русской православной церкви оказался среди населения Ингушетии.

 

Результаты опроса выявили, что уровень доверия населения к духовному управлению мусульман в Дагестане оказался существенно выше, чем уровень доверия к русской православной церкви. Так, 16,5% дагестанских респондентов полностью доверяют и 19,7% «скорее доверяет» республиканскому управлению мусульман; при этом 19,7% полностью не доверяют и 16,5% — «скорее не доверяют» данному социальному институту. 27,8% респондентов не смогли дать определенный ответ на данный вопрос. Таким образом, общее число в той или иной мере доверяющих духовному управлению мусульман в Дагестане составило 36,2%, в то время как общее число в разной степени не доверяющих данному институту также составило 36,2%, что дает основание констатировать определенную раздвоенность общественного мнения Дагестана по данному вопросу.

 

Отвечая на вопрос о том, насколько Вы доверяете правозащитным организациям, 28,3% дагестанских респондентов отметило, что они полностью не доверяют, 14,5% — «скорее не доверяют», 8,6% — полностью доверяют и 15,7% — «скорее доверяют». Общее число тех, кто в разной степени не доверяет правозащитным организациям, составило, таким образом, 42,8% опрошенных. Число тех, кто в той или иной мере склонен доверять правозащитным организациям, составило лишь 24,3%, что почти в два раза меньше числа не доверяющим данному социальному институту. Треть опрошенных – 32,9% — не смогла дать определенный ответ на данный вопрос.

Аналогичные результаты были получены и в других северокавказских республиках при ответах на данный вопрос. Так, общее число не доверяющих правозащитным организациям в Ингушетии составило 40,3%, тогда как число доверяющих правозащитным организациям в данной республике не превысило 31,8%. В Кабардино-Балкарии не доверяет правозащитным организациям в общей сложности 38,6% респондентов, а число тех, кто в разной степени доверяет данному социальному институту, составило 27,2%. В целом для северокавказских республик характерно довольно скептическое отношение к деятельности правозащитных организаций, что выразилось в заметном преобладании тех, кто склонен не доверять правозащитным организациям, над теми, кто в той или иной степени им доверяет.

 

Ответы на вопрос о том, насколько Вы доверяете религиозным исламским общинам, показали, что среди дагестанских респондентов полностью не доверяют данным организациям 31,2% и «скорее не доверяет» 12% респондентов. Полностью доверяет данным структурам 12,8% опрошенных и «скорее доверяет» еще 14,3%. Около трети опрошенных – 29,7% — затруднились с ответом на данный вопрос. Таким образом, общее число тех, что полностью или частично не доверяет исламским религиозным общинам в Дагестане, составило 43,2%. В то же время, число тех, что в разной степени доверяет данным организациям, составило 27,1%. Число не доверяющих исламским религиозным общинам в Дагестане, таким образом, существенно превысило число доверяющих данному социальному институту.

 

В отличие от Дагестана, степень доверия к данным структурам в Ингушетии оказалась существенно выше. Так, 53,8% ингушских респондентов в той или иной степени доверяет исламским религиозным организациям, в то время как лишь 20% им не доверяет. В Кабардино-Балкарии не доверяет исламским религиозным организациям в общей сложности 38,5%, в то время как доверяет 33,8%. Таким образом, если в Дагестане число не доверяющих исламским религиозным организациям существенно превысило число тех, кто им доверяет, то в Ингушетии, наоборот, число доверяющих исламским религиозным структурам намного превысило число тех, кто им не доверяет. В Кабардино-Балкарии количество не доверяющих данным организациям лишь ненамного превысило общее число тех, кто им доверяет.

 

Опрос выявил достаточно высокую степень доверия населения к традиционным социальным институтам в виде родов или тейпов. Отвечая на вопрос о том, насколько Вы доверяете традиционным институтам (роду, тейпу), 26% дагестанских респондентов отметило, что они доверяют полностью и 15% — «скорее доверяют». При этом 17% опрошенных данным институтам полностью не доверяют и 8,8% «скорее не доверяют». Ровно треть опрошенных – 33,2% — не смогли дать ответ на данный вопрос. Таким образом, число тех, кто в целом доверяет традиционным институтам, составило 41%, в то время как общее количество тех, кто полностью или частично не доверяет данным институтам, составило 25,8% опрошенных. Данные цифры свидетельствуют о том, что, хотя число доверяющих традиционным социальным институтам существенно превышает количество не доверяющих, авторитет данных институтов в дагестанском обществе нельзя считать доминирующим.

 

В отличие от Дагестана, общественные настроения в Ингушетии отличаются большим традиционализмом. Так, традиционным социальным институтам в виде рода или тейпа здесь в целом доверяет 54,9% респондентов, что существенно выше, чем в Дагестане (41%). В Кабардино-Балкарии количество тех, кто полностью или частично доверяет традиционным институтам, составило 53,8%, что также значительно превышает аналогичный показатель в Дагестане.

 

Ответы дагестанских респондентов на вопрос о том, насколько Вы доверяете российской армии, выявили весьма высокий уровень доверия населения данному социальному институту. Так, о своем полном доверии российской армии заявило 41,5% респондентов, еще 22,1% заявило о том, что они «скорее доверяют» российской армии. Только 8,4% полностью не доверяют российской армии и еще 5,9% ей «скорее не доверяют». 22,1% опрошенных затруднились с ответом на этот вопрос. Подавляющее большинство опрошенных – 63,6%, таким образом, заявили о том, что они в той или иной степени доверяют российской армии, что намного превышает число тех, кто в различной степени ей не доверяет (14,3%). Примечательно, что по степени доверия российской армии население Дагестана значительно опередило жителей Ингушетии, где российской армии в той или иной степени доверяет 47,7% и население Кабардино-Балкарии, где о своем доверии российской армии заявило 53,5% респондентов. Однако общей чертой северокавказских республик является то, что число тех, кто в целом доверяет российской армии, здесь превышает количество тех, кто ей не доверяет.

 

В отличие от армии, уровень доверия к полиции в Дагестане оказался существенно ниже. Так, наибольшее число опрошенных – 40% — заявило о том, что они полностью не доверяют полиции и еще 12,8% ей «скорее не доверяют». Полностью доверяют полиции и «скорее доверяют» соответственно только 10,1% и 17,7% респондентов. 19,4% опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос. В целом полиции не доверяют 52,8% опрошенных в Дагестане, что значительно больше, чем количество тех, кто ей в целом доверяет (27,8%). В Кабардино-Балкарии число тех, кто не доверяет полиции, составило 45,8%. В наибольшей степени полиции не доверяют жители Ингушетии (69,1%). При этом во всех северокавказских республиках число тех, кто не доверяет полиции, существенно превысило количество тех, кто ей в той или иной степени доверяет.

 

Доверие к прокуратуре также оказалось на очень низком уровне. Полностью не доверяет прокуратуре 44% опрошенных в Дагестане; «скорее не доверяет» данному институту 15,2% респондентов. Полностью доверяет прокуратуре только 8,6% и еще 12,3% ей «скорее доверяет». Почти пятая часть опрошенных – 19,9% — не смогла ответить на данный вопрос. Таким образом, общее число тех, кто не доверяет прокуратуре, составило 59,2% респондентов; число тех, кто доверяет данному институту, составило лишь 20,9%, т.е. более чем в два раза меньше. Степень недоверия к прокуратуре в Ингушетии составила 73,8%, в Кабардино-Балкарии – 47,3%; при этом во всех северокавказских республиках число не доверяющих прокуратуре значительной превысило количество тех, кто ей доверяет. Столь низкий уровень доверия к полиции и прокуратуре объясняется, судя по всему, высокой степенью коррумпированности данных структур и растущим разочарованием населения в эффективности их деятельности.

 

Уровень доверия жителей Дагестана к прессе оказался также весьма низким. Так, 39,6% опрошенных в Дагестане заявили о том, что они полностью не доверяют прессе и еще 18,9% прессе «скорее не доверяют». Полностью доверяют прессе лишь 7,6% и «скорее доверяют» 13,3%. Около пятой части всех опрошенных – 20,6% — не смогли дать определенный ответ на данный вопрос. Таким образом, общее число тех, кто в различной степени склонен доверять прессе, не превысило 20,9%, что оказалось намного меньше числа их оппонентов, которые в той или иной степени прессе не доверяют (58,5%). Количество тех, кто в той или иной степени не доверяет прессе, оказалось еще выше в Кабардино-Балкарии (61,8%) и в Ингушетии (68,7%), где число доверяющих прессе оказалось даже ниже, чем в Дагестане. Столь невысокая репутация прессы среди населения северокавказских республик отражает маргинальное положение независимой прессы в регионе и полную зависимость местных СМИ от властей.

 

Уровень доверия населения Дагестана к федеральному правительству оказался довольно низким. Полностью не доверяют федеральному правительству 35,4% опрошенных в Дагестане и «скорее не доверяют» еще 19,4%. О своем полном доверии к федеральному правительству заявило лишь 8,8% респондентов; «скорее доверяют» данной структуре 12% дагестанцев, при этом 24,3% не смогло дать ответ на данный вопрос. Общее число тех, кто в различной степени не доверяет федеральному правительству, составило 54,8%; количество тех, кто заявил о своем доверии правительству, составило только 20,8%, т.е. более чем в два раза меньше. Чуть более высокий уровень доверия федеральному правительству продемонстрировало население Кабардино-Балкарии, где федеральному правительству в целом не доверяет 41,1% респондентов, а доверяет 28,8%. Самый низкий уровень доверия федеральному правительству продемонстрировали жители Ингушетии, среди которых 55,5% в той или иной степени не доверяет правительству и только 15,5% ему доверяет.

 

Уровень доверия дагестанцев к собственному республиканскому правительству оказался даже ниже их уровня доверия федеральному правительству. Так, полностью не доверяют правительству республики 47,9% респондентов в Дагестане; 19,2% «скорее не доверяют» данному органу власти. Полностью доверяют правительству республики только 6,6%; о частичном доверии данному органу заявили 10,1% респондентов. Еще 16,2% не смогли ответить на данный вопрос. Таким образом, общее число тех, кто не доверяет республиканскому правительству, составило 67,1%, что существенно превышает число не доверяющих федеральному правительству (54,8%). Общее число тех, кто доверяет республиканскому правительству, составило лишь 16,7%, что оказалось несколько меньше числа тех дагестанских респондентов, которые доверяют федеральному правительству (20,8%). Весьма высокий уровень недоверия своему республиканскому правительству продемонстрировали также жители Ингушетии, где в той или иной степени правительству республики не доверяют 62,4% респондентов и жители Кабардино-Балкарии, где своему правительству не склонны доверять 44,7% опрошенных. Однако наиболее высокий, даже критический уровень недоверия своему республиканскому правительству продемонстрировали именно жители Ингушетии.

 

Доверие населения Дагестана к своим муниципальным властям также оказалось на критически низкой отметке. 46,2% и 17,4% дагестанских респондентов соответственно полностью не доверяют или «скорее не доверяют» муниципальным властям. Полностью доверяют или «скорее доверяют» муниципальным властям соответственно только 8,4% и 6,9% опрошенных в Дагестане. 21,1% затруднился ответить на данный вопрос. Общее количество тех, кто не доверяет муниципальным властям, составило 63,6% респондентов; общее число тех, кто доверяет муниципальным властям, не превысило 15,3%. Население Ингушетии продемонстрировало еще большую степень недоверия своим муниципальным властям, о недоверии к которым заявило 73,1% респондентов. В Кабардино-Балкарии уровень недоверия к муниципальным властям оказался существенно ниже, составив 48%. Однако во всех северокавказских республиках число тех, кто не доверяет муниципальным властям, существенно превысило число тех, кто им доверяет.

 

Уровень доверия населения Дагестана к политическим партиям также оказался крайне невысоким. Так, более трети опрошенных — 37,1% респондентов — заявили о своем полном недоверии к политическим партиям и еще 17,2% заявили о том, что партиям они «скорее не доверяют». Полностью и частично доверяют партиям соответственно 6,4% и 9,3% респондентов. Почти треть всех опрошенных – 30% — не смогли дать определенный ответ на поставленный вопрос. Таким образом, общее число тех, кто в той или иной степени не доверяет политическим партиям, составило 54,3%. Количество тех, кто так или иначе склонен доверять политическим партиям, не превысило 15,7% опрошенных. Степень недоверия к политическим партиям в соседних северокавказских республиках оказалась даже выше, чем в Дагестане. Так, в Кабардино-Балкарии количество не доверяющих политическим партиям составило 59,6%, а в Ингушетии число тех, кто не доверяет политическим партиям, достигло 75,6%, т.е. подавляющее большинство населения. Столь низкий уровень доверия к политическим партиям может рассматриваться как индикатор общей разочарованности населения в существующей партийно-политической системе, которая воспринимается общественным мнением в регионе как маловлиятельный, коррумпированный и послушный придаток властных структур, не оказывающий серьезного влияния на социально-экономическую жизнь в северокавказских республиках.

 

Опрос выявил и критически низкий уровень доверия населения Дагестана к судебной системе в регионе. Почти половина дагестанских респондентов – 48,9% — полностью не доверяет судам и еще 13,3% «скорее не доверяют». Полностью доверяют судам лишь 3,7% дагестанских респондентов, что само по себе ярко характеризует отношение население к судам и должно стать тревожным сигналом для судебной системы республики в целом. «Скорее доверяет» судам лишь 13,5% опрошенных. Таким образом, в целом судам не доверяет 62,2% респондентов в Дагестане, в то время как о доверии к судебной системе в республике заявило лишь 17,2% опрошенных. Общий уровень недоверия к судам в Кабардино-Балкарии оказался чуть ниже, чем в Дагестане, составив 51,6%. Наиболее высокая степень недоверия к судебной системе была выявлена в Ингушетии, где о своем полном или частичном недоверии к судам заявило 76,5% респондентов. Столь высокий уровень недоверия населения к судам является, судя по всему, результатом широко распространенной коррумпированности и полной зависимости судов от властных структур в регионе.

 

Рекордно низким оказался и уровень доверия населения к республиканскому парламенту. Более половины всех опрошенных – 53,1% — заявила о своем полном недоверии к парламенту республики; 13% опрошенных парламенту «скорее не доверяют». Полностью доверяют парламенту республики и «скорее доверяют» соответственно только 6,6% и 6,4% респондентов; 20,9% затруднились с ответом на этот вопрос. В целом с недоверием к республиканскому парламенту относится 66,1% и только 13% заявило о своем доверии данному органу власти. Аналогичные результаты были получены и в соседних северокавказских республиках. Так, в Ингушетии парламенту не доверяют 55,9% опрошенных; в Кабардино-Балкарии число тех, кто не доверяет парламенту республики, составило 47,3. Во всех трех северокавказских республиках число тех, кто не доверяет республиканским парламентам, значительно превысило количестве тех, кто доверяет данным органам власти.

 

Примечательно, что уровень доверия населения Дагестана к парламенту России оказался несколько выше, чем к парламенту республики. Так, полностью не доверяют российскому парламенту 29,5% опрошенных и «скорее не доверяют» 16,7%. Полностью доверяют и «скорее доверяют» данному органу власти соответственно 10,3% и 10,8% респондентов. Около трети опрошенных – 32,7% — не смогли дать определенный ответ на данный вопрос. В общей сложности парламенту России не доверяют 46,2% респондентов в Дагестане и доверяют только 21,1%, в то время как парламенту республики не доверяют 66,1% и доверяет лишь 13% респондентов. Аналогичные цифры были получены и в других республиках Северного Кавказа. Большее доверие высшему законодательному органу России, очевидно, связано с тем, что он воспринимается населением как более  самостоятельная и влиятельная структура, имеющая, в отличие от республиканских парламентов, большее влияние на положение в стране и в северокавказском регионе.

 

Из всех властных структур наибольшим доверием населения Дагестана пользуется президент России. Так, 42,3% респондентов в Дагестане полностью доверяют президенту России и еще 22,9% ему «скорее доверяют». Полностью не доверяют президенту России 9,3% и «скорее не доверяют» 4,2%. 21,4% затруднился дать ответ на данный вопрос. Таким образом, общее число тех, кто в той или иной степени доверяет президенту России, составило  65,2%. Вместе с тем, общее число тех, кто не доверяет президенту России, составило лишь 13,5%.

 

Довольно высоким, хотя и меньшим, чем в Дагестане, уровень доверия к президенту России оказался в Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Так, в Ингушетии о своем полном или частичном доверии президенту России заявило  61,2% респондентов, в Кабардино-Балкарии – 50,9%. Во всех северокавказских республиках число тех, кто доверяет президенту России, существенно превысило число тех, кто ему не доверяет. Причинами столь высокого уровня доверия президенту России, особенно выразительного на фоне крайне низкого уровня доверия к другим властным структурам, являются, судя по всему, тщательно проводимая российскими СМИ медийная кампания по выстраиванию позитивного имиджа президента, а также умение Путина использовать как внутриполитические, так и внешнеполитические факторы для усиления своей популярности. Существенным фактором является и то, что личность российского президента не ассоциируется напрямую с многочисленными местными проблемами,  ответственными за которые население считает в первую очередь региональные власти.

 

Если уровень доверия президенту России оказался рекордно высоким, то уровень доверия главе республики в Дагестане оказался рекордно низким. Так, полностью не доверяют главе своей республики 73,7% дагестанских респондентов, еще 6,6% ему «скорее не доверяют». О полном доверии главе республики заявило лишь 8,4% опрошенных, еще 4,7% ему «скорее доверяют». Не смогли ответить на данный вопрос 6,6% опрошенных. Таким образом, 80,3% дагестанских респондентов в целом не доверяют главе своей республики, что является своего рода антирекордом. В той или иной мере доверяют главе Дагестана 13,1%. В отличие от Дагестана, уровень доверия главам республик в Ингушетии и Кабардино-Балкарии оказался существенно выше. Так, в Ингушетии президенту доверяет 21,8%, а в Кабардино-Балкарии – 40,4%.

 

Довольно низким оказался и уровень доверия к международным организациям. Так, 26% респондентов в Дагестане полностью не доверяют международным организациям и еще 17,4% им «скорее не доверяют». Полностью доверяют международным организациям 4,2% респондентов и  «скорее доверяют» 10,8%. Почти половина опрошенных – 41,5% — затруднились с ответом на данный вопрос. Общее количество не доверяющих международным организациям составило 43,4%, что намного превысило число тех, кто в той или иной степени доверяет международным организациям (15%). Схожие результаты были получены и в других республиках Северного Кавказа.

 

Примечательно, что уровень доверия к ФСБ в Дагестане оказался несколько выше, чем к другим силовым структурам. О своем полном недоверии ФСБ заявило 30,5% опрошенных, 13% заявило о том, что ФСБ они «скорее не доверяют». Полностью доверяют ФСБ 15,7% и «скорее доверяют» 14,3%. 26,5% респондентов затруднились с ответом на данный вопрос. Таким образом, ФСБ в целом не доверяет 43,5% опрошенных; о своем доверии к данной силовой структуре заявили 30%. Наибольшее доверие к ФСБ продемонстрировали жители Кабардино-Балкарии: если 36,3% респондентов в Кабардино-Балкарии заявили о своем общем недоверии к ФСБ, то 38,5% кабардино-балкарских респондентов указали, что в целом они доверяют этой структуре. Наименьшим уровень доверия к ФСБ оказался в Ингушетии: 60,6% опрошенных здесь респондентов полностью и частично не доверяют ФСБ; о своем доверии к данной структуре заявило лишь 19,7% опрошенных.

 

Ответы дагестанских респондентов на вопрос «как Вы думаете, каким образом в следующие 12 месяцев изменится Ваша жизнь и жизнь Вашей семьи – улучшится, ухудшиться, или останется без изменений?» продемонстрировали высокий уровень фатализма и неопределенности в дагестанском обществе. Так, почти треть опрошенных – 29% — предпочла ответить «на все воля Всевышнего!»; более трети респондентов – 37,3% — полагает, что их жизнь останется без изменений. Только 16,7% респондентов ожидает, что их жизнь улучшится и 14,7% — ухудшится. Еще больший уровень фатализма и неопределенности в ожиданиях характерен для Ингушетии, где 50,6% респондентов предпочли полностью положиться на волю всевышнего; лишь 9,3% респондентов ожидает улучшения своей жизни и 9% — ухудшения. Наибольшими оптимистами оказались респонденты в Кабардино-Балкарии, где 29,1% опрошенных ожидает улучшения своего положения и только 4,4% — ухудшения.

 

***

Таким образом, опрос выявил ряд весьма важных проблемных аспектов в жизни современного Дагестана. Одной из наиболее острых проблем в республике является неблагоприятная ситуация в области соблюдения прав человека. Так, 71% респондентов в Дагестане полагает, что права человека в их республике не соблюдаются. Кроме того, крайне неблагоприятным является экономическое положение жителей Дагестана, об ухудшении которого за последний год заявило почти 65%.

 

Недовольство жителей республики вызывает и высокая степень коррупции правящих элит, что, по мнению почти 40% респондентов, представляет собой самую актуальную проблему в их республике. Однако, несмотря на данные проблемы, население Дагестана в целом сохраняет достаточно высокую степень лояльности своему государству. Так, около 75% опрошенных дагестанцев выразили положительные эмоции в связи со своим российским гражданством, а более 80% указали, что они предпочитают гражданство России гражданству других стран.

 

Важной особенностью дагестанского общества является выявленный в ходе опроса крайне низкий уровень доверия к ряду институтов гражданского общества, включая прессу, политические партии и правозащитные организации. Весьма низким является также уровень доверия к властным структурам, судам и правоохранительным органам; при этом федеральные структуры пользуются несколько большим доверием, чем республиканские структуры.

 

Кирил Шевченко, Ислам Текушев, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *