Обреченные на пожизненное ОБЩЕжитие

Узкий темный коридор. Под рваным линолеумом – прогнивший пол, куда, то и дело, проваливается нога. В конце коридора кухонька в 6 квадратов с единственной газовой
плитой, из четырех конфорок. К ней по утрам выстраивается очередь из жильцов, а их 5 семей
в одном отсеке.

Такая же очередь выстраивается и в уборной комнате, где давным-давно не работает бочок, и душ. Состояние мест общего пользования, а также внешнего фасада общежития, описывать — не хватает эпитетов. О таком благе цивилизации как телефон или уличный таксофон – мечтать и мечтать.

Это информация для тех, кто не знает, что такое общежитие вообще, а нальчикское общежитие –
в частности.

Римма Бесланеева и ее муж Феликс поселились в общежитие строительной организации «Каббалкгражданстрой» 15 лет назад. Феликс Шупагович работал в названном управлении асфальтировщиком. Тяжелая это работа.

Надышавшись, целый день парами горячей смолы, он затем от обычного воздуха задыхался.
Но терпел и вкалывал, так как управление поставило его на очередь на получение жилья.
Порядковый номер очереди – 18 – давал надежды на быстрое получение квартиры.

Римма Кунтовна – буфетчица туберкулезного диспансера с 900 рублевой зарплатой. В семье четверо детей. Дочь и три сына.

К несчастью Бесланеевых и сотен других семей из нальчикских общежитий, в стране изменился общественный строй. Он сопровождался развалом и разрушением большинства крупных
предприятий Нальчика.

Строительная организация «Каббалкгражданстой» не стала исключением.
О людях, живущих в общежитиях, и ждущих своей очереди на квартиру, забыли.

Феликс Шупагович продолжал закатывать нальчикские улицы в асфальт, продолжал дышать горячим смогом, в душе надеясь, что его жилищную проблему все же решат. Подрастали дети.

В школе их пренебрежительно называли «общежитскими», из-за чего они сильно комплектовали, ощущая некую второсортность.

Феликс Шупагович продолжал работать. Хотя неустроенность быта очень действовала на его самочувствие. Глава семьи переживал по поводу того, что зарплата не позволяет ему построить дом или купить квартиру.
А год назад у него случился инсульт, и асфальтировщик умер, так и не дождавшись обещанной и желанной квартиры.

Римма Кунтовна осталась со своими детьми и нерешенной жилищной проблемой одна.
Она пишет письма в разные инстанции, понимая, что открывают тем, кто стучится…
Но и достучаться, ой как нелегко.

Вот выдержка из ответа на одно из ее писем, который она получила накануне майских праздников.
Его подписал заместитель главы администрации города Нальчик В.И. Сорокин:«Вы стоите в очереди на получение квартиры при ОАО ПСК «Каббаллкгражданстрой» с 1989 года.

Ваша семья включена в списки будущих жильцов строящегося 195-квартирного дома по ул. Северной. В настоящее время изыскиваются средства для завершения строительства. По окончании строительства ваш жилищный вопрос будет рассмотрен. Другой возможности улучшить жилищные условия не имеется»

Ответ Римму Кунтовну нисколько не обнадежил. Она знает, что дом, о котором идет речь, заложен в 1995 году и с тех пор на месте его возведения торчат одни бетонные сваи. А ей ежегодно присылают ответ, что «изыскиваются средства» для завершения строительства. Если они и далее будут «изыскиваться» такими темпами, не только Римма Кунтовна и но и ее дети обречены на пожизненное общежитие.

Недавно 27 семьям, большая часть которых жили в этом общежитии, администрация города Нальчика приобрела квартиры на рынке вторичного жилья. Римма Кунтовна в их число не попала. Между тем, по ее словам, некоторые получили квартиры в обход очереди.

«Нет справедливости», — говорит Римма Кунтовна. Да уж. Квартиры получили в основном, те, кто ходили, жаловались и добивались. Однажды, в 1999 году, группа женщин осадила приемную Президента КБР и напротив его открытых окон устроила небольшой митинг. Вскоре к женщинам явился наряд милиции с дубинками. Их разогнали.

Римме Кунтовне участвовать в таких акциях некогда. Ей надо кормить семью. В семье лишь она одна работает, хотя сыновья и подросли, но трудоустроится, не могут. Поэтому она добивается своих прав через переписку с властями.

Одно из ее писем Президенту В. Кокову заканчивается такими словами:«Говорят, Валерий Мухамедович, что надежда умирает последней. Моя последняя надежда это Ваше внимание и содействие в решении изложенного вопроса».

Письмо поступило в приемную. 5.02. 20003 года, а 6.02. 2003 г. датирован ответ: «Ваше обращение, поступившее на имя Президента КБР, направлено в администрацию города Нальчика»… К Президенту письмо, скорее всего.

Римма Бесланеева вспоминает обещания Президента о том, что к 2000-му году жилищная проблема в республике будет решена, вспоминает о принятой несколько лет назад программе «Общежитие». Между тем, в одном только общежитии ОАО «Кбгражданстрой» 180 семей, а общежитий – многоэтажек на одной Ингушской улице – четыре. Есть они и в других местах Нальчика.
Общежитие – это социально неблагополучное место не только в плане отсутствия коммунальных удобств. В общежитиях люди болеют чаще и больше, из-за постоянных конфликтов с соседями у многих расстроена психика, нервы на пределе. В общежитиях царит наркомания и алкоголизм.

Власти объясняют нерешенность проблемы отсутствием средств. Можно было бы принять это объяснение, если бы не одно но. В республике каждый год возводят новые административные здания и театры. Производятся пристройки к зданиям фискальных органов стоимостью в несколько миллионов рублей.

Может лучше построить этим людям жилье?. Ведь им же не век жить.

Инга Бабаева, Нальчик Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *