Нури Гезердава: «Политика изоляции Абхазии не принесет Грузии желаемого результата»

Абхазский политолог, кандидат философских наук Нури Гезердава о геополитическом треугольнике: Абхазия — Россия – Грузия .

 

Caucasus Times: Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии вызывает противоречивые оценки, как внутри России, так и за ее пределами. Что, на Ваш взгляд, изменилось за эти годы? Стали ли две частично признанные республики более самостоятельными или же, наоборот, превратились в российские протектораты?

 

Нури Гезердава: Признание любого государства, несомненно, важная веха в его строительстве и определении дальнейших приоритетов. Насколько Абхазия смогла эффективно использовать это признание — скорее всего, вопрос времени. Тут необходимо учитывать существующие внутренние и внешние политические реалии, с которыми вынуждено считаться молодое государство. С признанием России Абхазия получила прежде всего долгожданную безопасность, надежную защиту от военных угроз Грузии, с которой до сих пор не существует никаких юридически обязывающих договоров. Россия, признав Абхазию, безусловно, преследовала и свои национальные интересы. Но несомненно и то, что Абхазия в своей политике не может не учитывать российского фактора геополитического влияния.
Теперь, что касается изменений после признания… Конечно, они есть и просматриваются прежде всего в том, что касается снятия экономических санкций, развития некоторых сегментов экономики, восстановления инфраструктур социальной сферы: учреждений, дорог и коммуникаций. Более того, в соответствии с Комплексным планом Абхазии также оказывается значительная финансовая поддержка со стороны России. Если же касаться вопроса степени зависимости — несомненно, она тоже есть. Но Россия не диктует Абхазии приоритеты при финансировании своей помощи. Тут уже местная власть решает, как наиболее эффективно использовать оказываемую помощь, создавая базовые экономические отрасли по своему усмотрению.
Пока, на наш взгляд, абхазская власть в своей практической деятельности использует, в основном, пример российских дотационных регионов, цель которых — успешное освоение траншей из Центра, с явно просматриваемой коррупционной составляющей.
По Южной Осетии — без комментариев.

 

Caucasus Times: Всего в нескольких километрах от границы Абхазии с Россией в январе 2014 года состоится один из самых грандиозных проектов России –Зимняя Олимпиада в Сочи. Многие эксперты предсказывали широкую вовлеченность Абхазии в этот проект. Однако, как мы сегодня видим, Абхазия осталась в стороне. Между тем, Россия использует Сочи, как повод для усиления своего военного присутствия в регионе, мотивируя усиление военных объектов в регионе вопросом обеспечения необходимой безопасности. С чем это в большей степени связано? Могло ли на это оказать влияние имущественные споры между Москвой и Сухумом?

 

Нури Гезердава: Однозначно, что в Абхазии положительно восприняли проведение у ее границ Зимней Олимпиады. Энтузиазм был вызван скорее всего тем, что столь грандиозный проект не останется без вовлечения в той или иной степени и абхазского бизнеса. Вероятно, ожидания оказались завышенными. К тому времени ничего существенного предложить грандиозной стройке абхазская сторона не могла, ясно, что в силу ограниченных экономических возможностей. Да и Россия вряд ли учитывала в таком проекте Абхазию, кроме- как использование ее инертных материалов для строительства олимпийских объектов в Сочи.
Но Россия не диктует Абхазии приоритеты при финансировании своей помощи. Тут уже местная власть решает, как наиболее эффективно использовать оказываемую помощь, создавая базовые экономические отрасли по своему усмотрению. Я не знаю прецедентов, когда государство, проводящее Олимпиаду, привлекает соседние территории для участия в подобном проекте. Конечно, и Абхазия не смогла в силу этих причин использовать в полной мере столь несомненно положительный повод для развития ее собственной экономики, предложив российской стороне интересные, со всех точек зрения взаимовыгодные перспективы сотрудничества.
Что касается вопроса «усиления военного присутствия» РФ в Абхазии, не думаю, что это связано с Олимпиадой, контингент военных баз прежний, в соответствии с заключенным между странами Договором.
Закон же, запрещающий иностранным гражданам приобретать недвижимость в Абхазии, я бы не связывал с данным контекстом, скорее всего, это последствия войны, неурегулированности грузино-абхазского конфликта в полной мере, все еще остающегося в плачевном состоянии экономики страны и имеющегося в связи с этим опасения неконкурентоспособности абхазских покупателей.

 

Caucasus Times: Существует мнение, что Абхазия находится под железным протекторатом России. При этом внешнеполитические контакты Абхазии с с другими странами осуществляются исключительно по согласованию с Москвой и исключительно через ООН и другие миротворческие международные организации. Вместе с тем, сложившийся статус КВО не может устраивать Абхазию, чье общество, согласно опросам, стремится к полной независимости.

 

Нури Гезердава: «Железного протектората»население не ощущает, ибо действительно внешнего, мало-мальски заметного, «российского диктата»тут не наблюдается — ни во внутриполитической жизни, ни в бизнесе. Примеров можно привести достаточно. Даже в противостоянии оппозиции и власти «умиротворяющей руки Кремля» не замечено.
Что касается внешнеполитических вопросов, в экспертном сообществе есть мнение, что Абхазия может быть более самостоятельным игроком, а не быть постоянно стиснутой в рамках грузино-абхазского конфликта, что несомненно сужает, на мой взгляд, возможности страны, занимающей важное геополитическое положение в регионе. Другими словами, национальные интересы надо научиться отстаивать в более широком диапазоне.
Caucasus Times: Какую позицию занимает Россия в вопросе выдачи абхазских паспортов гражданам других стран. Существует мнение, что выдача паспортов жителям Гальского района, которая вызвала громкий скандал внутри абхазской общественности, на самом деле имеет более глубокие и далеко идущие цели, нежели банальная коррупция. Ваше мнение?
Нури Гезердава: В вопросе паспортизации жителей Гальского района искать внешний фактор малопродуктивно. Это внутренняя проблема нашей страны, связанная прежде всего с нарушением Закона о гражданстве. И эту ситуацию необходимо приводить в соответствие с существующим законодательством. Иначе говоря, жители Гальского района должны стать полноценными гражданами Абхазии. Это комплекс долгосрочных мер, которые необходимо осуществить в целях адаптации и абсорбции гальцев. Решение данной проблемы и вызвало острый политический кризис в стране, противостояние оппозиции и власти. Оппозиция обвиняет власть в том, что, решая вопрос гражданства в столь «упрощенном порядке, власть стремится обеспечить себе в будущем «электоральную подушку» для будущих выборов.

 

Caucasus Times: Международное признание независимости Абхазии вряд ли возможно без решения вопроса вынужденных переселенцев, а также множества других вопросов.Среди них и такие политические вопросы, как деокупцаия.
Я знаю, что этот термин не очень любят в Абхазии. Но тот факт, что Россия стала участником конфликта после событий 2008 года, дает все основания грузинской стороне говорить об этом на международном уровне. Как Абхазия может разрешить все эти вопросы? Без их решения Абхазия рискует быть надолго отрезанной от внешнего мира, довольствуясь исключительно российскими инвестициями, которые могут носить кратковременный характер.

 

Нури Гезердава: «Деоккупация»- это политтехнологический термин, используемый в продолжающейся против нашей страны информационной войне. В Абхазии нет никаких признаков оккупации, иностранных администраций и аппаратов насилия, сопровождающих оккупационные режимы. Наличие военных баз РФ вызвано, как я уже говорил выше, обозначенными проблемами и регулируется соответствующим Договором между двумя странами. Грузинская сторона может использовать любые термины в отношении Абхазии, но не замечать реалий и строить политику в режиме нагнетаемых фобий — контрпродуктивно.
Политика изоляции Абхазии не принесет Грузии желаемого результата- «трансформации конфликта». Тут необходимо искать другие пути, уходить от «конфронтационной риторики,»и уяснить главное : Абхазия отдельное самостоятельное государство, с которым рано или поздно придется считаться многим, имеющим интересы в данном регионе, — и Грузии, в том числе.
Что касается «беженцев», Абхазия на официальном уровне заявила, что она уже приняла около 60 тыс. человек, что и зафиксировано в международных документах. Возвращение остальной части людей, покинувших страну в результате военных действий, не предусмотрено, так как это чревато возобновлением уже внутреннего конфликта.

 

Caucasus Times: В республике достаточно сильны симпатии к странам Европы, Турции. Вместе с тем, неоднозначное отношение к России, главному гаранту безопасности. Эти тенденции даже привели к расколу церкви. Не приведет ли это к » своеобразному майдану» в Сухуме? И какие оценки получили в Абхазии события в Украине?

 

Нури Гезердава: В стране, несмотря на последствие войны и санкций европейских стран, запрещающих перемещение наших граждан внутри ЕС, нет антагонизма к Европе. Вероятно, это можно объяснить малой информированностью населения и отсутствием различного рода контактов в гуманитарной сфере; отсутствием самостоятельного, без увязки с Грузией, присутствия Европы в Абхазии, через реализацию самостоятельных проектов в области культуры и образования. С другой стороны, вырисовываются стереотипы Европы, как ближайшего союзника Грузии в реализации ею своих реваншистских устремлений. Что несомненно, как наметившуюся тенденцию, не замечать нельзя. Общество в Абхазии хочет видеть в России равноправного партнера, реализующего свои национальные интересы не в ущерб Абхазии. Абхазская церковь вышла за рамки внутрицерковного конфликта, к сожалению, и стала частью геополитической игры в регионе, что, несомненно, необходимо уже учитывать.
Связывать внутриполитическую ситуацию в Абхазии с событиями в Украине не вижу смысла, ибо разные совершенно по сути процессы.»Майданы»в Абхазии случались и раньше, в советское время, когда многие тогдашние республики находились в ситуации «стабильного умиротворения». А события в Украине -дело ее народа, реализующего свое право выбора.

Ислам Текушев, главный редактор Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *