Незавершенная война Путина

ПРАГА, 4 ноября, Какое бы московские пропагандисты не давали определение ситуации на Северном Кавказе, назвать ее миром невозможно
Надеясь на абсолютный успех, кремлевские пропагандисты в течение последних нескольких лет предприняли беспрецедентные меры, для того чтобы убедить западный мир в том, что война в Чечне закончена и регион на пути стабильности и процветания.

Западным журналистам дозволили посещать Чечню и любоваться фасадным строительством, которое ведется в республике Кадыровым младшим, вырвавшим власть из рук избранного президента Алханова с помощью шантажа Кремля.

Представители иностранных неправительственных организаций и гуманитарных миссии по оказанию помощи жертвам конфликта на Северном Кавказе жмутся, когда такие альтруисты как я указывают им на насилие, которое скрыто под ковром стабильности в Чечне.
Журналисты российских СМИ уже давно привыкли не замечать ежедневные убийства, похищения молодых мусульман и экспроприацию недвижимости, которые в Чечне носят систематический характер. Кремлем установлен запрет на темы, подвергающие сомнению успехи Москвы в восстановлении мира на Северном Кавказе.
Но какие бы силы и ресурсы Кремль не бросил на то, чтобы убедить мировое сообщество в отсутствии сопротивления на Северном Кавказе, война, начатая Путиным, еще в 1999 году, продолжается. Разница лишь в том, что теперь с российским государством воюет не Чечня или чеченцы, а весь Северный Кавказ.

Парадокс ситуации заключается в том, что именно политика президента Путина на Кавказе расширила географию войны в регионе.
Сопротивление видоизменилось в качестве и количестве. Появилась идеология, которая объединяет в войне против России представителей разных национальностей на Северном Кавказе и которая овладевает все большим и большим числом молодых умов, недовольных политикой Москвы.

Во многом именно действия Владимира Путина способствовали тому, чтобы война с Чечней переросла в войну с Северным Кавказом. Его националистические лозунги, поддержка ультраправых сил, а также ставка на силу в подавлении социальных или политических бунтов на Северном Кавказе, настроили тысячи молодых людей в регионе против России. Именно он виновен в том, что исламская салафитская идеология воспринимается сегодня значительной частью молодых жителей Кавказа той истиной, опираясь на которую можно выжить в условиях абсолютного беззакония.
Самый крепкий аргумент Кремля, свидетельствующий о восстановлении мира на Кавказе 4 это Чечня. Но если взглянуть на ситуацию с перспективой, чего никогда не делает нынешнее руководство России, от кремлевских доводов остается пустое место.

Если оценивать ситуацию в Чечне в ракурсе хронологии терактов и диверсий, совершаемых боевиками, Чечня действительна сегодня относительно спокойный регион. По уровню криминогенности же республика уступают многим российским городам. Здесь происходит меньше нападений на силовиков, чем скажем в соседней Ингушетии или Дагестане. Но, друзья мои, это не является свидетельством стабильности.

Конфликтный потенциал в Чечне никуда не делся. Он лишь находится в состоянии относительного покоя. Любви к России у чеченцев не будет, так же как у осетин к грузинам. В Чечне пролито самое большое количество крови на постсоветском пространстве после второй мировой войны.

Боевики, которые еще вчера воевали с Федеральными силами, не растворились. Они всего лишь прикормлены Рамзаном Кадыровым, который постоянно шантажирует Москву своими штыками. Оказавшись заложником собственной недальновидности, Москва вынуждена закрывать глаза на все, что делает у себя в республике тираничный Рамзан. Маленькое феодальное владение Кадырова налагает свои собственные твердые кодексы поведения, вынуждая женщин носить головные уборы. Кадыров обложил собственным налогом бизнес и чиновников. Он создал собственные карательные отряды, которые устраняют его оппонентов в любой точке необъятной страны. Рамзан формирует в рамках России страну чеченцев по принципу нация-государство. И когда он почувствует слабость своего покровителя, амбициозный хозяин Чечни захочет большего, чем ему дозволяет Москва.

Уже сегодня Федеральный центр воют на Северном Кавказе в нескольких республиках.
Линия фронта невидимой для россиян войны с каждым годом приближается к резиденции Владимира Путина, которая расположена на берегу Черного моря. С начала октября в Ингушетии, которая намного меньше, чем Чечня, имели место 29 нападений на силовиков и военных. В результате 15 человек погибли и 16 человек получили ранения. За аналогичный период в Дагестане совершено девять нападений на силовиков. Семь милиционеров были убиты и два ранены. В Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии периодически происходят столкновения ваххабитов с силовиками.
И как бы в Москве не желали скрыть от российской общественности свой провал на Кавказе, настанет время, когда у Кремля не останется аргументов для поддержания мифа о стабилизации. И когда настанет момент истины, реальному правителю России придется ответить и за войну, и за жертвы и за обманутые ожидания своих подданных.

Салим Султанов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *