Неуязвимые

ПРАГА, 4 июня, Caucasus Times — Прокуратуры различных уровней при поддержке других представителей власти вот уже больше года пытаются закрыть оппозиционный сайт «Ингушетия.ру». Ситуация осложняется тем, что сайт зарегистрирован и хостится в США, так что просто закрыть сервер российские власти не могут. Кунцевский суд Москвы нашел оригинальный выход из положения: если нельзя закрыть сайт, надо закрыть доступ к нему. Вот только суд забыл спросить, что думают об этом многочисленные российские интернет-провайдеры.

«Ингушетия.ру» уже давно раздражает региональные власти: ингушские – потому что весьма резко критикует президента Мурата Зязикова и его подчиненных, североосетинские – из-за своей позиции в так до конца и не урегулированном осетино-ингушском конфликте.

В феврале 2007 года прокуратура Северной Осетии направила для изучения в Генеральную прокуратуру серию публикаций «Ингушетии.ру» о конфликте в Пригородном районе Северной Осетии, в частности, статью Хаджимурата Костоева с длинным названием «Ингуши не желают жить в Осетии, а рвутся к себе домой – в Ингушетию. Ответ осетинским ‘аналитикам’ на их безнравственный вопрос в газете ‘Осетия сегодня'». По мнению осетинских правоохранителей, эти публикации возбуждали вражду ингушей к осетинам, тем самым подпадая под действие статьи 282 Уголовного кодекса России.

К требованиям закрыть сайт присоединились североосетинский сенатор Александр Дзасохов, а также осетинские общественные организации и президент Ингушетии Мурат Зязиков. Последнего не могли не задеть обвинения со стороны «Ингушетии.ру» в неспособности контролировать ситуацию в республике, а равно и то, что ему то и дело ставили в пример прежнего президента Ингушетии Руслана Аушева, которого ингушская оппозиция считает гораздо более влиятельным и волевым лидером. Активная оппозиционная деятельность людей, работающих над сайтом, дала повод обвинить их в экстремизме.

Владелец «Ингушетии.ру» Магомед Евлоев некогда занимал пост заместителя прокурора города Малгобека, но после скандального дела о похищении Магомеда Келигова, родственника известного бизнесмена Мусы Келигова, ушел в отставку, чтобы стать адвокатом и оппозиционером. Он с самого начала честно предупреждал бывших коллег: сайт расположен на американском сервере, и любые постановления российских судов не смогут повлиять на его работу. Тем не менее, 30 июля 2007 года Кунцевская межрайонная прокуратура Москвы (по месту прописки Евлоева) возбудила уголовное дело против «Ингушетии.ру» по факту публикации материалов, направленных на разжигание межнациональной розни.

Пока в Москве пытались разобраться в юридическо-сетевой коллизии, в Ингушетии кипели страсти. Уже в октябре по поручению заместителя генпрокурора по Южному федеральному округу Ивана Сыдорука было возобновлено следствие по делу о причастности Магомеда Евлоева к убийству предполагаемого участника бандформирований Сулеймана Цечоева, совершенному еще в 1999 году. В родовом селении Евлоевых был проведен обыск. Магомед Евлоев тут же заявил, что считает это частью кампании против «Ингушетии.ру».

Вскоре после этого Евлоевы собрались на семейный совет и попросили своего беспокойного родственника отстраниться от работы над сайтом. Отец оппозиционера, Яхья Евлоев, заверил, что поддерживает сына, но опасается за его жизнь. Магомед Евлоев подчинился воле отца и передал управление сайтом редколлегии во главе с правозащитником Ибрагимом Костоевым.

Одновременно продолжалась борьба и на другом фронте. В ноябре 2007 года «Ингушетия.ру» обвинила республиканские власти в диверсии. Жители Ингушетии при заходе на сайт перенаправлялись на порноресурс. Оппозиционеры утверждали, что провайдеры вынуждены были сделать переадресацию по указанию местных властей, в том числе министра внутренних дел республики Мусы Медова и президента Мурата Зязикова. Провайдеры не замедлили опровергнуть эту информацию, заявив, что все дело в технических сбоях.

В декабре 2007 года, после выборов в Госдуму, «Ингушетия.ру» приняла деятельное участие в организации акции «Я не голосовал!»: оппозиционеры собирали заявления жителей республики о том, что они не ходили на выборы, рассчитывая в конечном счете доказать, что данные о 98-процентной явке в регионе были завышены. В январе неугомонное интернет-издание столь же активно участвовало в подготовке оппозиционного митинга в Назрани 26 января, который вылился в массовые беспорядки. Евлоева после этого обвинили в том, что он эти беспорядки организовал. Накануне митинга часть территории Ингушетии объявили зоной контртеррористической операции, в которой ограничивается свобода передвижения и свобода собраний.

Но закрыть сайт властям все так и не удавалось. 8 февраля 2008 года Верховный суд Ингушетии в ответ на соответствующую просьбу республиканского прокурора только развел руками: сайт американский, ничего не поделаешь. Прокурор дошел до Верховного суда РФ, но тот лишь подтвердил правоту низшей инстанции. Сил российских властей хватало лишь на то, чтобы оштрафовать «Ингушетию.ру» за не слишком удачную провокационную шутку. На сайте разместили фотографию, на которой тогдашний президент Владимир Путин и тогдашний первый вице-премьер Дмитрий Медведев рассматривали на экране компьютера сайт www.ingushetiya.ru. Выяснилось, что на самом деле рассматривали они «Яндекс», а фотомонтаж Антимонопольная служба сочла недобросовестной рекламой.

И вот наконец 26 мая Кунцевский районный суд Москвы придумал, какие «обеспечительные меры по иску прокуратуры Республики Ингушетия» следует принять, чтобы все-таки заблокировать «Ингушетию.ру». Попросту говоря, суд зашел с другой стороны: пусть на сайте публикуют что угодно, надо только не дать российским пользователям это увидеть. Исходя из этой логики, от всех российских интернет-провайдеров потребовали «принять меры для фильтрации и маршрутизации трафика на данный ресурс». Попросту говоря, сделать переадресацию. Теперь уже во всероссийском масштабе.

Защита «Ингушетии.ру» намерена обжаловать судебное определение об обеспечительных мерах в Московском городском суде. Но это, конечно, только «для порядку». «Как будет реализовано данное решение суда, в определении не сказано, и трудно понять, как это будет сделано», — заявил адвокат Калой Ахильгов.
Представить действительно сложно. Сложно даже подсчитать, сколько вообще в России интернет-провайдеров. Еще сложнее в установленном порядке оповестить каждого из них о принятом судебном решении. А уж проконтролировать соблюдение этого решения – задача и вовсе неподъемная.

Получается, что «Ингушетия.ру» неуязвима? Может, и так. Вот только люди, которые ее делают, вряд ли могут похвастаться неуязвимостью. Если не переедут в Америку, конечно.

Иван Грушин, Lenta.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *