«Неполноценный народ» или «Навеки с Россией»

ПРАГА, 24 мая, Caucasus Times — 21 мая в Кабардино-Балкарии, Адыгеи и Крачаево-Черкесии вспоминали жертв Русско-Кавказской войны. В этот день, в 1864 году в урочище Кбаадэ (Краснодарский край), где сегодня располагается летняя резиденция президента России Владимира Путина в ознаменование победы над последними адыгскими ополченцами, наместником Кавказа великим князем Михаилом Николаевичем был проведен военный парад и отслужен торжественный молебен. Так, согласно российской хронологии закончилась колониальная война царского самодержавия на Северо-Западном Кавказе. На Северо-Восточном Кавказе война была завершена чуть ранее в 1859 году, после пленения имама Шамиля, десятки лет оказывавшего самое ожесточенное сопротивление российскому военному колониализму на Кавказе.

Все начиналось с военно-политического союза Кабарды и России, заключенного в 1557 году. Договор сей был закреплен брачным союзом — царю Ивану Грозному в жены была отдана дочь князя Большой Кабарды, которую после крещения назвали Марией. В то время Кабарда делилась на Большую и Малую. Последняя продолжала воевать и со своими единоплеменниками, и с Россией одновременно, вовлекая в междоусобицу влиятельных и сильных соседей: Крымское ханство, Османскую империю, Иран и Россию. Так что надо понять, что даты присоединения земель, окончания военных действий и всякие иные колониальные праздники, которые имеют безусловное значение для российской истории, вовсе не так однозначно уложены в сознании адыгов.

Памятник Марии, установленный в советские времена, и по сей день стоит в центре столицы Кабардино-Балкарии Нальчике. Его очень любят демонстрировать гостям из Москвы республиканские власти, как символ нерушимого государственного единства. У памятника Марии, бывший президент Кабардино-Балкарии Валерий Коков любил произнести как бы невзначай, но торжественно свою любимую фразу: «Навеки с Россией!»

Впрочем, о том, что в республике есть те, кому не по душе исторический союз, жители Кабардино-Балкарии выяснили только в 90-е, когда местные национал-патриоты попытались взорвать монумент. Мария к удивлению силовиков устояла, памятник отделался незначительными повреждениями у основания. Зато сильно пострадали здание ФСБ и расположенный неподалеку жилой пятиэтажный дом. Кстати, подавляющее большинство жителей республики именно после этих драматических событий, наконец, узнали о том, кто такая Мария и за какие заслуги ей поставили памятник.

Именно в 90-е годы появились первые черкесские общественные организации, а вместе с ними и идеи о Великой Черкесии. Адыгские организации (Хаса — совет по-черкесски) появились в Краснодарском крае, Адыгее, Ставропольском крае, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Они впервые и потребовали признания геноцида против черкесов со стороны России на законодательном уровне. Впервые был поставлен вопрос о национальной идентичности адыгов. Однако, задуманные и создававшиеся как культурные центры и общества по связям с соотечественниками за рубежом, адыгские советы Северного Кавказа (Хаса), очень быстро трансформировались в радикальные националистические организации.

В начале января 1992 года съезд кабардинского народа провозгласил создание Кабардинской Республики. Апогей противостояния между властями КБР и Конгрессом кабардинского народа пришёлся на осень 1992 года, после того как Грузия ввела войска в Абхазию. (Абхазы — родственный адыгам этнос). В течении нескольких дней грузинский спецназ занял практически всю территорию сепаратистской республики. Конгресс кабардинского народа (ККН) высказался в поддержку абхазских сепаратистов. Началось формирование добровольческих отрядов для участия в грузино-абхазском конфликте на абхазской стороне. ККН поддержала другая организация, — КГНК (Конфедерация горских народов Кавказа).
Формирование незаконных вооруженных формирований было запрещено властями Кабардино-Балкарии. Такое решение вызвало протест со стороны радикальных кабардинских этнонационалистов, прошли столкновения активистов ККН и КГНК с милицией. В сентябре 1992 г. со стороны ККН прозвучали лозунги о выходе Кабарды из состава России и о выводе с её территории российских войск и частей спецназа. Ситуацию в Нальчике удалось разрешить лишь в октябре 1992 года после вмешательства Москвы, которая ввела войска на территории республики. Борьба Абхазии против Грузии в 1992-1993 гг. получила поддержку и со стороны Международной черкесской ассоциации (МЧА), связывающей зарубежных черкесов с российскими единоплеменниками (около трех миллионов потомков черкесских мухаджиров сегодня живут в странах Ближнего Востока, США и Германии).

Поддержка Абхазии со стороны этих северокавказских и международных национальных организаций во многом определило победу абхазов в этой войне. Именно через различные черкесские центры Россия снабжала сепаратистскую республику оружием, боеприпасами, продовольствием. Известные чеченские полевые командиры Шамиль Басаев и Руслан Гелаев возглавляли на тот момент боевые подразделения Конфедерации горских народов, которая направляла добровольцев под защитой милиции на территорию Абхазии через территорию Кабардино-Балкарии.
В грузино-абхазском конфликте погибли десятки добровольцев из Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи и Турции. Пока адыгские национал-патриоты воевали в Абхазии, в Кабардино-Балкарии, которая по праву считалась генератором всех националистических идей, власти разогнали национальных лидеров. Путем дубляжа национальных адыгских организаций, республиканские власти создали ситуацию, при которой прежние организации ХАСА, МЧА, сначала оказались на вторых ролях, а потом и вовсе были объявлены вне закона.

Прежняя МЧА инициировала процесс возвращения соотечественников, проживающих за рубежом — из Турции, Иордании, Сирии, Ирака, Ирана, Израиля, США и Германии — на историческую родину ринулись тысячи потомков мухаджиров. Однако после вмешательства российских властей весь проект перешел в руки людей далеких от идеи Великой Черкесии. По словам прежних лидеров МЧА, организация полностью перешла под контроль российских спецслужб. В результате в дома, которые были построены для возвращающихся, (были возведены целые поселки котеджного типа), так никто и не въехал. Переселение было сорвано.

Зарубежные адыги стали жертвой хаоса, криминала и коррупции республиканских властей. Иностранцев, имевших свой бизнес похищали, у них вымогали деньги, их постоянно шантажировала милиция, вымогая взятки. Они не могли узаконить свое пребывание в регионе и получить российское гражданство, так как в Кремль вообще отказался решать проблемы мухаджиров, поскольку в комплексе рассмотрение этого вопроса требовало кардинального пересмотра итогов Кавказской войны.

Республиканские программы по реабилитации соотечественников не работали, да и местные адыги принимали своих соплеменников не слишком тепло. Зарубежные черкесы превратились в аналог московских «понаехали тут». Кроме всего прочего, с началом войны в Чечне адыгских мухаджиров обвинили в финансировании чеченских сепаратистов. На них фабриковали дела в ФСБ и подвергали депортации. В течении двух-трех лет патриотический дух зарубежных адыгов сошел на нет. Значительное количество адыгов вернулись в страны Ближнего Востока. Романтический проект массового переселения черкесов на историческую Родину рассыпался в прах при столкновении с российской реальностью. Осталось лишь горесть и разочарование.

Адыгская идея сегодня редуцировалась до фольклорных сюжетов и лишь 21 мая, адыгские общественные организации робко напоминают о себе, но уже не для того, чтобы заявить о необходимости восстановить историческую справедливость. Также для них уже не актуален вопрос возвращения адыгских изгнанников на историческую родину. Сегодня они празднуют славную дату присоединения к России.

Лишь власти, когда им это выгодно, разыгрывают камерные пьесы по мотивам исторической драмы адыгов. В позапрошлом году правительство Кабардино- Балкарии приняло постановление «О мерах по сохранению и развитию связей с соотечественниками за рубежом на 2006-2008 годы». Постановление предусматривает комплекс беспрецедентных мер по поддержке соотечественников, проживающих как в странах Ближнего Востока, так и в СНГ. В числе мер оказание содействия в получении гражданства в РФ и вида на жительство. Это региональная инициатива, в сегодняшних условиях лишена малейшей правовой основы, поскольку все вопросы пребывания иностранцев в России регулируются федеральным законодательством. Республиканские власти, тем не менее, рассчитывали привлечь в республиканскую экономику зарубежный адыгский капитал, соорудив «филькину грамоту» и всучив ее простодушным черкесским общинам за пределами России на правах «взрослого» закона. Но опыт, прошлых лет научил зарубежных адыгов многому.

В феврале этого года во время визита Владимира Путина в Иорданию, адыгская диаспора выдвинула Российской делегации требования, среди которых:

упростить процедуру предоставления иорданским адыгам вида на жительство для проживания в Российской Федерации;

предоставить иорданским адыгам безусловное право на получение российского гражданства с одновременным сохранением гражданства Иордании;

предоставить иорданским адыгам право на свободное приобретение жилья, земельных участков, сельскохозяйственных угодий, коммерческих объектов на территории Российской Федерации.

Путин, которому в виде письма адыги планировали передать вышеуказанные требования, их так и не получил. Главы Адыгеи и Кабардино-Балкарии не решились поднять адыгский вопрос перед главой России. Данное письмо могло омрачить ближневосточное турне президента России. Робость, проявленная северкавказскими начальниками, понятна. Что будет, если те, кто сегодня вернется на Кавказ, завтра потребуют вернуть им землю, на которой, кстати, располагается летняя резиденция президента России Владимира Путина?

Случай в Иордании показал, что доверие к родине у зарубежных адыгов подорвано, подорвано в большей степени своими же соплеменниками. Кроме этого, Россия изменилась, став страной, не признающей прежних ошибок и насилия над малыми народами.

Русско-Кавказская война и дальнейшая колониальная политика царизма, сталинские реформы разъединили навсегда некогда цельный этнический массив, разбив его на неполноценные этнические группы. И все попытки адыгов воссоединится, будут разбиваться об имперскую волю, раскроившую народ по собственным лекалам раз и навсегда без права восстановить былое единство

Ислам Текушев, Прага, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *