Начальник УВД Сухума: «Главное в ходе расследования — не выйти на самих себя»

 

 

СУХУМ, 21 марта, Caucasus Times. В начале марта на  дежурную часть УВД Сухума было совершено вооруженное нападение. Руководство УВД Сухума, на которое было совершено  нападение, заявляет о предвзятом отношении прокуратуры к расследованию тяжкого преступления. И нежелании объективно расследовать инцидент. В эксклюзивном интервью Caucasus Times начальник УВД Сухума Рустам Мархолия рассказывает о штурме УВД и о нежелании прокуратуры наказать  виновных.

 

 

Caucasus Time:  Рустам Гарриевич после инцидента в возглавляемом вами ведомстве, Генеральная прокуратура распространила заявление, в котором вас обвиняли в попытке укрыть преступление. Хочется знать, что же произошло на самом деле в УВД?

 

Рустама Мархолия: 4 марта руководство и личный состав УВД Сухума в тяжелейших условиях, с угрозой жизни и здоровья сумели пресечь незаконные действия и не позволили освободить задержанных. Гражданин Хварцкия Алхас Константинович, который пришел в УВД в нетрезвом состоянии, открыл стрельбу внутри здания. Я лично стоял перед входной дверью ИВС и не дал освободить ранее задержанных двоих граждан.

На следующий после событий день, сотрудники уголовного розыска УВД вместе с экспертом, прокурором, следователем прокуратуры провели все необходимые процессуальные действия. Осмотрели место происшествия, зафиксировали и изъяли следы преступления. Затем было ряд оперативных совещаний в Генеральной прокуратуре, где нами были названы лица, совершившие данное преступление. Хочу отметить, что имена нападавших нами были названы и при проведении следственных мероприятий в самом начале.

 

Caucasus Time:   Вы хотите сказать, что на момент выступления в СМИ заместитель генерального прокурора Эшсоу Какалия были известны имена нападавших?

 

Рустама Мархолия: Это заявление вызывает у нас сотрудников милиции только недоумение. Имена всех участников нападения нами были озвучены сразу, еще при проведении следственных мероприятий и позже на совещаниях в Генпрокуратуре. Но, несмотря на это в заявлении они обозначены как «неизвестные лица».

 

Caucasus Time:   Столичное УВД обвиняют в сокрытии преступления. То есть вами оно не было зафиксировано. Это правда?

 

Рустама Мархолия: Меня как главу УВД удивляет это заявление. Сотрудники генеральной прокуратуры наравне с нами участвовали во всех следственных мероприятиях. Вызывает недоумение смещение акцентов в данном деле. Так если исходить из того, что УВД г. Сухум нарушил порядок регистрации заявлений, сообщений и иной информации, то у органов прокуратуры есть установленные законом способы реагирования – направление представления с требованием устранить выявленные нарушения в адрес руководства ведомства. Это обычная практика, которая проходит в рабочем режиме. Однако в данном случае создается впечатление, что все внимание заместителя Генпрокурора сосредоточено не на самом факте совершения преступления, а на процедуре его регистрации. Так из семи абзацев заявления только в одном говорится о совершении преступления. Все остальные посвящены имевшимся, по их мнению, техническим нарушениям. Более того, в заявлении не говорится о том, что лица совершившие  преступление будут привлечены к ответственности. Там лишь указано, что по результатам расследования действиям должностных лиц МВД будет дана соответствующая правовая оценка. Преступление совершили сотрудники милиции?!

 

Caucasus Time:  Для чего это Генпрокуратуре на ваш взгляд? Чего она пыталась этим заявлением добиться?

 

Рустама Мархолия: Я вижу заинтересованность и какую-то предвзятость. Иначе как объяснить заявление заместителя Генерального прокурора, что мы якобы вводим в заблуждение, не содействуем?! Для чего акцентировать все свое внимание на сотрудниках милиции, в то время как его можно направить на полноценное расследование уголовного дела. Это преступление относится к категории тяжких и лучше бы они направили все свои профессиональные навыки на его раскрытие.

 

Caucasus Time:  В заявлении все четко расписано. По словам Какалия ваши рапорты были оформлены ненадлежащим образом. Это так?

 

Рустама Мархолия:  Мой личный рапорт лег в основу предоставленных материалов. Сотрудники милиции и я, в том числе давали показания следователям прокуратуры. И, тем не менее, было сделано такое заявление.  Для чего, непонятно.

 

Caucasus Time:  Вы хотите сказать, что проблем с документами не было?

 

Рустама Мархолия:  После осмотра места происшествия совместно с прокуратурой города Сухум было принято решение о том, что дополнительный материал из милиции будет переслан позже. Причина тому – отсутствие некоторых сотрудников милиции на работе. Они после дежурства ушли домой. Необходимый материал был направлен в прокуратуру через несколько дней. А вот что касается рапорта, то тут история проста. Документ, о котором говорится, не был переслан в прокуратуру официально. Этот рапорт был предоставлен лишь для того, чтобы они ознакомились с деталями произошедшего, были в курсе событий, а не использовали его против нас. Впоследствии мы передали в прокуратуру все рапорты, оформленные надлежащим образом. Но об этом почему-то умалчивается. Акцент делается только на первичном документе.

 

Если такое начало следствия, будет ли дальше уголовное дело иметь перспективу?! Мне кажется, благодаря всем этим действиям, гражданину Хварцкия может и не понадобиться юридическая помощь.

 

Caucasus Time:  То есть вы считаете, что Генеральная прокуратура делает сотрудников милиции виноватыми?

 

Рустама Мархолия: Все что происходит сейчас именно так и выглядит. Для чего на нас акцентируют внимание, создают негативные мнения и атмосферу?! Мне хочется ясности, четкости, в конце концов, справедливости. Это на нас напали и это мы отстояли задержанных. Не мы преступление совершали. Если будет установлено, что сотрудники и руководство УВД что-то нарушили, мы готовы понести за это предусмотренное законом наказание. Но распространять ложные мнения о нашей виновности, никому не позволим.

 

Caucasus Time:  В последнее время очень часто говорят о хорошем взаимодействии милиции и прокуратуры. Однако этот случай показал, насколько сложны взаимоотношения двух ведомств.

 

Рустама Мархолия:  Говорить о том, что у нас с прокуратурой неслаженная работа, нельзя. Возможно причина такой ситуации в лицах, совершивших данное преступление. Они, как говорится, относятся к отдельной категории.

На данный момент происходит выяснение отношений. Вместо того чтобы совместно проводить следственные мероприятия, направленные на задержание преступников, некоторые должностные лица прокуратуры ищут среди нас виновных. Посредством этих заявлений стало известно о самом факте совершения преступления, «неизвестные лица» стали известными, их имена названы. Надеюсь, в следующем заявлении прокуратуры эти лица будут объявлены в розыск.

 

Caucasus Time:  Очень много ходит разговоров о повальном увольнении сотрудников УВД после нападения. Это соответствует действительности?

 

Рустама Мархолия: Ситуация была сложная, но массовых заявлений об увольнении не было. Очень хочется, чтобы ситуацию оценили всесторонне и не искали виноватых в здании УВД. Важно, чтобы не случилось так, как любил в шутку поговаривать один высокопоставленный чиновник генпрокуратуры СССР — «Главное в ходе расследования — не выйти на самих себя». Но когда расследуются преступления такого рода, эта шутка совсем не кажется шуткой.

 

Надеюсь, что дело будет расследовано всесторонне и совершившие тяжкое преступление будут наказаны по всей строгости закона Республики Абхазия.

 

Беседовала Низфа Аршба, корреспондент Caucasus Times

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *