На грани побоища

ДАГЕСТАН, 20 апреля, Caucasus Times – Межнациональный конфликт в Карабудахкентском районе Дагестана продолжается. Даргинцы, составляющие 33,7% населения района, требуют отделения и создания самостоятельного Губденского района. Кумыки (64,1%) не возражают.

Возражает руководство республики: президент Муху Алиев на недавнем заседании антитеррористической комиссии высказался однозначно: делить Карабудахкентский район по национальному признаку нельзя, иначе цепная реакция пойдет по всему Дагестану, «в Буйнакском районе придется три района создавать!». Президент не преувеличивает опасность. Проблема межнациональных отношений в Дагестане действительно стоит очень остро. Вековые традиции мирного сосуществования не могут устоять против безграмотной политики.

Первые конфликты обозначились в 60-е годы в Новолакском районе — бывшем Ауховском районе Чечни. Когда Хрущев вернул туда чеченцев, выселенных Сталиным в Казахстан, между старыми и новыми жителями начались конфликты. В ход даже пошли охотничьи ружья (других у населения не было). В начале перестройки противостояние «лакцы — чеченцы» снова обострилось, после чего была принята программа по переселению лакцев под Махачкалу. Параллельно конфликтовали аварцы и чеченцы в Казбековском районе. Тогда же обозначилось противостояние между аварцами и кумыками в Хасавюртовском районе, кумыкское национальное движение «Тенглик» попыталось вернуть исконные кумыкские земли, на которые переселились аварцы из горных районов. На волне этих конфликтов сформировался как политик Гаджи Махачев — тогда лидер аварского Фронта имени имама Шамиля, а ныне депутат Госдумы. В то же время происходили менее значимые конфликты между кумыками и даргинцами в селении Костек Хасавюртовского района. В Кизлярском районе началось постепенное вытеснение русских аварцами — преимущественно переселенцами из высокогорного Цумадинского района. Сейчас русские составляют здесь меньшинство, в итоге главой района на выборах 11 марта впервые стал не русский, а аварец Сагид Муртазалиев.

Конфликты между даргинцами и кумыками в Карабудахкентском (бывшем Ленинском сельском) районе начались еще в 70-е годы. До массовых драк дело не дошло, ситуацию удалось разрулить административными методами. Однако взаимное недовольство тихо тлело, и 31 марта 2007 года вылилось в массовые беспорядки, едва не переросшие в побоище.

Обострение началось с того, что в районной милиции поменялось начальство — кумыка заменили даргинцем. Недовольные кумыки несколько раз собирались на митинги. Узнав об этом, около 50 жителей даргинских сел Губден и Гурбуки приехали на площадь перед зданием райотдела милиции в Карабудахкенте, чтобы выразить свою поддержку начальнику милиции Магомеду Исаеву. Митинг закончился дракой с применением камней и арматуры, несколько человек, в том числе милиционер, получили травмы.

Через несколько часов на трассе у окраины Карабудахкента собралась огромная толпа жителей близлежащих сел. По оценкам милиции, с обеих сторон было примерно по три тысячи человек. Кумыки и даргинцы стали сближаться стенка на стенку. Приехавшие из Махачкалы омоновцы встали перед даргинцами, карабудахкентские милиционеры — перед своими земляками. Стояние на трассе продолжалось до одиннадцати вечера. Наконец старикам, кадиям (религиозным лидерам) и сотрудникам милиции во главе с министром внутренних дел Адильгереем Магомедтагировым удалось уговорить народ разойтись.

В ту же ночь руководители сел пришли к единому мнению — надо разводиться.
Даргинцы (уже не первый раз) высказались за создание отдельного Губденского района, куда вошли бы даргинские села Губден, Гурбуки, Джанга, Сираги, Ленинкент, Манас, Ачи-Cу, Зеленоморск.

Интересно, что как раз между Манасом и Зеленоморском расположено кумыкское село Манаскент, население которого, в свою очередь, считает себя ущемленным. Здесь недавно был создан общественный совет. На своем собрании члены совета постановили, что надо снять нынешнего директора школы, потому что она аварка. Вторым вопросом повестки были земли ГУП «Манаскентское».

Земли этого виноградарского хозяйства расположены в самом завидном месте — на берегу моря в районе аэропорта, благодаря новой трассе их можно считать почти пригородом Махачкалы. Члены общественного совета считают несправедливым, что землей этой пользуется только коллектив «Манаскентского», а не все жители села. А директор ГУПа Мурад Рамазанов уверен, общественный совет воспользовался общей шумихой в Карабудахкентском районе и целенаправленно обостряет межнациональный конфликт в угоду своим корыстным интересам: «Сейчас они спровоцируют драку — а потом ради политики власти могут пойти на любые меры, в том числе попросить директора написать заявление об увольнении и расформировать государственное предприятие, чтобы только погасить конфликт и успокоить людей, раздав им земли» (среди членов общественного совета – родственники бывшего директора школы, проигравшего конкурс на замещение этой прибыльной должности, и бывший глава села, проигравший выборы).

Опасения директора «Манаскентское» не лишены оснований – уже были случаи, когда спокойствие покупалось ценой земли или субсидий. В таких случаях больше всех получает тот, кто умеет успокоить людей, – то есть главный возмутитель. «Обстановка у нас не накаляется только благодаря грамотным действиям главы администрации Хидирбека Альбуриева и прокурора Зубайру Мамаева, — продолжает Мурад Рамазанов. — Но хотелось бы, чтоб власти побыстрее взяли ситуацию под контроль и разобрались. У нас уже были случаи, когда дралась кумыкская и даргинская молодежь, сейчас очень легко спровоцировать такой же конфликт, как в Карабудахкенте. Достаточно сказать молодому безработному кумыку: ты живешь плохо, потому что даргинцы живут хорошо. И будьте уверены, провокаторы найдутся и скажут. Они на все пойдут, если это будет выгодно… Но неужели обязательно нужно подраться, чтобы власти обратили на нас внимание! Нужно ведь принимать превентивные меры».
Глава Губдена даргинец Ахмед Ахмедов так объясняет причины конфликта: «На всех ключевых постах: в прокуратуре, суде, налоговой, казначействе, ФСБ — сидят кумыки. У нас остались только райвоенкомат и пенсионный фонд. Мы живем как в гетто. Знаете, что было самым обидным, когда толпа собралась у милиции? С той стороны кричали: «Зачем приехали на нашу землю?» Но мы тоже коренные, мы тоже живем в этом районе!.. Правительство проводит неправильную кадровую политику». И все же он считает, что «это не национальный вопрос, это вопрос кадровый и социально-экономический. Подстрекатели просто использовали накопившееся недовольство.

Идея отделиться возникла еще в 2000 году. Кончилось тем, что в 2003 году было принято постановление правительства 22 о развитии Губденской зоны. С тех пор ни один пункт этого постановления не выполнен. Наши проблемы не решаются, потому что нет нашего представительства пропорционально численности. Но мы воевать не собираемся. Наши деды и отцы жили по-братски, пусть и сыновья с внуками так же живут. Просто дайте нам самостоятельность. Ведь мы не пришли откуда-то, мы коренные, у нас богатые традиции самоуправления, здесь было вольное общество, которое никогда никаким ханам не подчинялось. Территория и численность тоже позволяют образовать тут отдельный район».

Сейчас в районе работает правительственная комиссия. Ее цель — погасить сепаратистские настроения. Во время одного из сходов член комиссии — выходец из Губдена — пересказывал землякам мнение президента: «Муху Алиев сказал, что он категорически против отделения. Президент обещает теперь решить и кадровые, и социально-экономические проблемы. Все вопросы решит, кроме отделения. Иначе вслед за вами весь Дагестан начнет делиться».

В Губденскую зону начали наведываться высокие чиновники. Министр образования обещал новую школу в Губдене (здание старой построено в 1938 году), министр экономики приезжал в Манас, чтобы выяснить, какие проблемы у виноградарей. Надо полагать, у руководства республики хватит воли и, главное, средств, чтобы не дать начаться цепной реакции.

Наталья Крайнова, Сергей Светлов, Махачкала, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *