Мусульмане Северной Осетии: Генезис

Михаил Рощин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, специально для Caucasus Times

ПРАГА, 15 мая, Caucasus Times . О мусульманах Северной Осетии за ее пределами известно немного. Однако, по оценкам специалистов, около 15% населения республики являются мусульманами. Центральная мечеть Владикавказа (столицы Северной Осетии) была построена в начале XX века. Средства на строительство дал азербайджанский нефтяной магнат Мухтаров, женатый на осетинке Тугановой. Мечеть была построена в египетском стиле. По своей архитектуре она не имеет аналогов на Северном Кавказе.

В советское время на территории Северной Осетии все мечети были закрыты, но во время религиозного подъема, наступившего в годы перестройки и продолжившегося после распада СССР, наблюдается оживление религиозной жизни осетинских мусульман. С одной стороны активизируется старшее поколение мусульман-традиционалистов, наиболее ярким представителем которых был Дзанхот Хекилаев, скончавшийся летом 2004 г. С другой – тысячи молодых людей в Северной Осетии стали активно исповедовать ислам, причем преимущественно в форме «ваххабизма». Это привело к созданию двух параллельных мусульманских структур в республике. Мусульмане-традиционалисты в 1990 г. создали Духовное управление мусульман Северной Осетии (ДУМСО), которое возглавил Дзанхот Хекилаев, а мусульманская молодежь стала создавать свою организацию, которую она неформально называла «Джамаатом» и которая была официально зарегистрирована как Исламский культурный центр в 1996 г. Своим председателем или амиром молодые мусульмане выбрали Ермака Тегаева, сорокалетнего человека с уголовным прошлым, отсидевшего в тюрьме еще в советское время 12 лет.

В состав «Джамаата», по словам его вице-амира и имама Центральной мечети Владикавказа Сулеймана Мамиева, с которым автору этих строк неоднократно доводилось встречаться, входили также мусульманские общины Беслана и Эльхотово. Осетинский «Джамаат» тесно сотрудничал с «Джамаатом» Кабардино-Балкарии, возглавлявшимся популярным среди местной молодежи имамом Мусой Мукожевым, позднее перешедшим на нелегальное положение и ставшего одним из руководителей исламской вооруженного подполья в Кабардино-Балкарии (он был убит в ходе спецоперации 10 мая 2009 г.). Сулейман Мамиев рассказывал автору, что в общине Владикавказа в начале 2000-х гг. было около 500 человек, большинство из которых — осетины. До трагедии в Беслане было много чеченских и ингушских студентов, но после бесланских событий (1-3 сентября 2004) они, в основном, покинули Владикавказ.
Как сообщала мусульманская газета Северной Осетии «Да’уа», 2 февраля 2005 сотрудники УФСБ России по Северной Осетии совместно с сотрудниками УБОП МВД ворвались в дом председателя Исламского культурного центра, 48-летнего Ермака Тегаева. По словам «Да’уа», на глазах у очевидцев ему была подброшена взрывчатка, на основании чего он был задержан. Caucasus Times, ссылаясь на правоохранительные органы республики, cообщал, что во время задержания у Ермака Тегаева было обнаружено 270 грамм пластида и 3 электродетонатора, а также изъята религиозная литература, учебные пособия и видео- и аудиокассеты экстремистского характера. Позднее в августе того же 2005 г. Советский районный суд Владикавказа приговорил Ермака к заключению на 2,5 года в колонии-поселении, а в течение года после этого имам Владикавказской мечети Сулейман Мамиев вместе с матерью уехал в Турцию. Ермак Тегаев после отбытия наказания вернулся во Владикавказ и попытался возродить деятельность осетинского «Джамаата», но вскоре пропал при невыясненных обстоятельствах.

Летом 2004 г. умер первый муфтий ДУМСО Дзанхот Хекилаев. Около года после него ДУМСО возглавлял Руслан Валгасов, бывший сотрудник ГИБДД МВД Северной Осетии. В апреле 2005 года главой Духовного управления мусульман Северной Осетии становится Мурат-хаджи Тавказахов, проживающий в пригороде Владикавказа Карца, населенном преимущественно ингушами. Однако осетину Тавказахову не удалось улучшить осетино-ингушские взаимоотношения внутри мусульманской общины Осетии. Кроме того, многие мусульмане республики подозревали его в коррумпированности и присвоении средств, поступавших из различных мусульманских фондов на поддержку ислама в Осетии.

В феврале 2008 г. новым муфтием Духовного управления мусульман Северной Осетии был избран Али-хаджи Евтеев. Он родился в Москве в 1974 г. в смешанной семье: отец – русский, мать – осетинка (в девичестве Комаева), родом из семьи этнических мусульман. В раннем детстве Али-хаджи Евтеев переехал с родителями в Беслан, где и вырос. В 22 года он принял ислам и в конце 1990-х гг. принимал активное участие в создании осетинского «Джамаата», в частности он был одним из тех, кто поддержал избрание Ермака Тегаева в качестве амира. Позднее в 2000 г., разочаровавшись в Ермаке Тегаеве и самом «Джамаате», Али-хаджи уехал в Каир вместе с кумыками из Северной Осетии и поступил на подготовительные курсы мусульманского университета Аль-Азхар, где проучился 4 года.

В 2004 г. он поехал на малое паломничество в Саудовскую Аравию и поступил в Международный университет Медины. Однако, находясь, на обучении в арабских странах он не терял связи с Осетией, приезжал домой каждое лето и уже в 2004 г. стал заместителем муфтия республики. Когда Али-хаджи Евтеева выбрали муфтием, он был в Медине на учебе, но взял академический отпуск и решил вернуться. Оказавшись руководителем Духовного управления Северной Осетии, Евтеев обнаружил, что его касса пуста: работу приходилось начинать практически с нуля. Главную свою задачу новый муфтий видел в объединении мусульман Осетии: и молодежи, прежде ориентировавшейся или до сих пор ориентирующейся на «Джамаат», и сторонников традиционного ислама, верующих старшего поколения. Евтеев – убежденный противник вооруженной борьбы мусульман на Северном Кавказе, поскольку она не соответствует шариату, понимаемому не формально, а во всей его полноте. Вместе с тем, возврат к истокам, переосмысление мусульманского миросозерцания на основе опыта Корана и Сунны, по его мнению, помогут мусульманам Северной Осетии найти свое место в современном мире. Не всем такая позиция нравилась. Муфтии соседних республик Северного Кавказа долгое время отказывались принять Евтеева в состав Координационного Совета мусульман Северного Кавказа, но, в конце концов, согласились на это. В апреле 2009 г. съезд мусульман Северной Осетии подтвердил полномочия Али-хаджи в качестве муфтия республики. На этом съезде впервые присутствовало несколько мусульман из Южной Осетии, которые в настоящее время стремятся зарегистрировать там мусульманскую общину.

Главным достижением А. Евтеева следует признать преодоление раскола поколений среди осетинских мусульман (между молодежью и взрослыми верующими), прекращение деятельности Исламского культурного центра и объединение мусульманских общин Северной Осетии под эгидой ДУМСО. В то время, когда Али-хаджи работал муфтием, в республике прекратилась деятельность местного радикально-мусульманского подполья и прекратил свое существование местный подпольный военный джамаат, известный под претенциозным названием «Катаиб аль-хауль» (араб. батальоны ужаса).

З1 марта 2010 состоялась беседа А. Евтеева с журналисткой Яной Амелиной, полная расшифровка которой была выложена в Интернет http://files.mail.ru/58S8MV Эта интернет-публикация вызвала противоречивую и часто негативную реакцию среди мусульман, как в самой Северной Осетии, так и шире – среди мусульман Северного

Кавказа. Насколько мне известно, со слов самого Али-хаджи Евтеева, он не предполагал во время беседы, что у него берут интервью, и хотя в общем-то при соответствующем комментарии в его высказываниях не было ничего неожиданного, но при их обнародовании, вырванном из контекста, они произвели определенное недоумение среди северокавказских мусульман. А. Евтеева даже стали обвинять в экстремистских заявлениях. В результате разразившегося скандала А. Евтеев был вынужден уйти в отставку с поста муфтия 20 мая 2010 г. Однако уже 24 мая специалисты Южного экспертного центра (Волгоград, ул. Порт-Саида, 8А, моб. 8-927-251-78-98) подготовили «Заключение комплексного психолого-политолого-религиоведческо-лингвистического исследования (по материалам доследственной проверки №113)», в котором в частности отмечали, что «исследуемый материал (имеется в виду интервью Евтеева Яне Амелиной – М.Р.) не содержит высказываний об изначальной враждебности какой-либо нации, конфессии. Высказывания о полярной противоположности, антагонизме, несовместимости интересов одной этнической или конфессиональной группы по отношению к какой-либо другой в исследуемом материале отсутствуют. Основное содержание текста интервью сводится к утверждению идеи единства религий, религиозного просвещения, а не к идее разобщения и вражды между религиями». 1/

14 июля 2010 Совет ДУМСО избрал в качестве исполняющего обязанности муфтия Хаджимурата Гацалова, бывшего заместителем муфтия при Евтееве. 25 октября 2010 мне удалось встретиться с Гацаловым во Владикавказе. Он рассказал, что в настоящее время в республике действует 24 мусульманских общины. Большинство верующих мусульман составляют осетины. Кроме того, в Осетии проживает примерно 25000 ингушей и 11 000 кумыков, на территории Моздокского района проживает несколько тысяч турок-месхетинцев. В последние годы наметилось переселение чеченцев в Моздокский район: сейчас там живет около 2 000 чеченцев. По мнению Х. Гацалова, в Северной Осетии нет основы для движения джихадистов, но есть попытки повлиять в этом направлении со стороны Чечни и Ингушетии. Негативную роль в этом плане играют и радикальные мусульманские сайты. Как полагает Гацалов, задача джихадистов состоит в том, чтобы развалить Россию, но осетины чувствуют себя частью России, и в республике ислам играет очень важную миротворческую роль.

Примерно через два года после моей встречи с Гацаловым 26 декабря 2012 г. был неожиданно убит его молодой 34-летний заместитель Ибрагим Дударов, бывший одновременно имамом центральной мечети Владикавказа. Фамилия Дударовых является одной из наиболее старинных среди осетинских мусульман. «Его предок, тагаурский князь Ахмед Дударов, был наибом имама Шамиля», – отмечал в своём некрологе журналист Магомед Туаев http://www.memo.ru/d/147369.html Ибрагим был одним из наиболее образованных мусульман не только в Северной Осетии, но и на всем Северном Кавказе. Он закончил Международный исламский институт в Эр-Рияде и получил там степень магистра.

По горячим следам бывший муфтий Северной Осетии Али-хаджи Евтеев написал резкий, но во многом оправданный текст:

«Остается вопрос, чья нечистая рука вновь перевернула очередную черную страницу истории нашего народа? Я солидарен со всеми, кто уверен, что никакого раскрытия не будет. Это чудовищно, но практически все, кто об этом узнает в эти дни, будет пребывать в такой же уверенности… Правда настоящая кроется в том, что Ислам в моей республике объявлен вне закона. Конечно, не официально. Конечно, не указами и приказами. Но ознакомлены все. Всем дали понять. И всем предоставлен выбор. Либо ты в очереди на плаху, либо твои руки держат топор. Ну или хотя бы не высовывать голову из-за могучей спины палача» http://www.memo.ru/d/147448.html

Все это показывает амбивалентность и сложность процесса становления мусульманской уммы в Северной Осетии, которая, тем не менее, продолжает расти и развиваться, причем в значительной степени благодаря мусульманам-осетинам, а роль ДУМСО в жизни североосетинского мусульманского сообщества становится все более значительной.

Примечание

1/ Архив ДУМСО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *