Мухиттин Озсаглам: Турция не оставляет Абхазию

ПРАГА, 7 ноября, Caucasus Times.  Мухиттин Толга Озсаглам (Muhittin Tolga Ozsaglam) — турецкий политолог, специализирующийся на проблемах России, постсоветских стран Южного Кавказа и Центральной Азии, а также ситуации на Кипре. В период подготовки диссертации (была защищена в Университете Мармара в Стамбуле в 2006 году) изучал русский язык и проводил исследовательскую работу в Санкт-Петербургском университете [1]. С 2003 года работает на факультете международных отношений Ближневосточного университета (Северный Кипр) [2].

С 2008 года Мухиттин Озсаглам занимает также административный пост в Школе социальных наук данного университета. В совершенстве владеет турецким, английским, русским языками, а также греческим.

 

Интервью и примечания подготовлены для Caucasus Times Сергеем Маркедоновым, политологом, кандидатом исторических наук.

 

  1. Caucasus Times: Турция признает территориальную целостность Грузии и осуществляет многочисленные проекты по сотрудничеству с этой страной, включая сферу безопасности и обороны. В то же самое время Анкара не заинтересована в закрытии окна в отношениях с Абхазией. Турецкие предприниматели ведут с Абхазией свой бизнес, и эти контакты, мягко говоря, без восторга воспринимаются в Тбилиси. Второй президент Абхазии в 2011 году посетил Турцию, и не было особых проблем и препятствий для этого со стороны официальных властей. Как Вы можете объяснить эти противоречия? Или, может быть, Вы не видите в этом никаких серьезных противоречий? Как Вы оцениваете турецкий фактор в абхазской внешней политике и внешнеэкономической деятельности?

    М.О.:
    Действительно, Турция всегда подчеркивает «территориальную целостность» Грузии. Однако в то же время она контактировала с абхазскими чиновниками в Сухуми и в Турции. Во время этих переговоров турецкие чиновники никогда не говорили о признании Абхазии. Сергей Багапш [3] посетил Турцию в 2011 году. Но это не был официальный визит, его приглашала абхазская диаспора Турции. Представители диаспоры прилагают усилия для того, чтобы развивать торговые отношения с Абхазией, связи республики с турецким частным бизнесом. Де-факто торговые отношения между Турцией и Абхазией ведутся морским путем либо напрямую, либо через Сочи. Многие товары импортируются из Турции в Абхазию. И Турция, таким образом, играет значительную роль для абхазского рынка.

    На мой взгляд, никаких противоречий в турецкой внешней политике относительно Абхазии нет. Турция сохраняет приверженность территориальной целостности Грузии, но создает торгово-экономические отношения с Абхазией благодаря диаспоре.

Турция не оставляет Абхазию, как бывшую часть Оттоманской империи , на эксклюзивное попечение России. У Анкары тесные отношения с абхазской диаспорой. Я полагаю, что абхазская внешняя политика не слишком зависит от Турции. Однако абхазы не пренебрегают своей диаспорой и у них есть ожидания от ее усилий за рубежом в целом, и в Турецкой республике в частности.

  1. Caucasus Times: Известно, что абхазы имеют многочисленную диаспору в Турции. Мы уже касались выше этого сюжета. Но как Вы оцениваете ее роль и влияние? Какие общественные организации, СМИ активны? Есть ли лоббистские политические группы? Как Вы видите их роль в развитии турецко-абхазских отношений?

 

М.О.: Почти 800 000 абхазов живут в Турции [5]. Некоторые представители диаспоры имеют важные позиции в органах власти и управления и демонстрируют верность и лояльность Турецкой республике. После распада СССР, абхазская диаспора нашла возможность установить более тесные отношения с Абхазией. И даже некоторые ее представители принимали участие в войне между Абхазией и Грузией в 1992-1993 гг. Диаспора сыграла важную роль в обеспечении Абхазии продуктами питания и другими необходимыми товарами во время военных действий. Сегодня она играет значительную роль на уровне контактов с неправительственными организациями, в торгово-экономических отношениях. Поэтому мы можем назвать ее добровольной лоббистской группой Абхазии в Турции.

 

  1. Caucasus Times: Вы из Северного Кипра. Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК), как и Абхазия, является де-факто государственным образованием [6]. Видите ли Вы параллели и различия в этнополитическом развитии обоих республик, а также в истории двух конфликтов на Кипре и в Абхазии?

 

М.О.: Действительно, есть определенные параллели, как и различия. ТРСК — де-факто государство, которое признано одной лишь Турцией. Но Абхазию признало 5 стран-членов ООН [7]. Одно из них Россия, постоянный член Совбеза, имеющий право вето, чтобы не допустить любой санкции против Абхазии, в то время, как Турция в отношении к ТРСК такой институциональной силы на международной арене не имеет. Турция — одна из стран-гарантов Республики Кипр согласно договору 1960 года [8]. И она совершила интервенцию на Кипр в 1974 году, опираясь на этот договор. Но она не пыталась восстановить статус-кво, который был разрушен в 1974 году (благодаря межобщинному конфликту 1963-1974 гг.) до референдума 2004 года [9]. Турки-киприоты и турки в Турецкой республике говорят на одном языке, но у них есть различия в практике исповедания общей для них исламской религии. Турция поощряет переезд людей на Северный Кипр после 1974 года. Это создало другой феномен на острове, а также и социальные проблемы. Абхазы и русские имеют разное культурное наследие, говорят на разных языках, хотя русский и широко распространен в Абхазии.

Абхазы отрицают все элементы, связанные с грузинской государственностью. Но турки-киприоты сохраняют гражданство Республики Кипр (где доминируют греки-киприоты), имеют паспорта Кипра, они уже граждане Европейского Союза и получают выгоды от этого сотрудничества (финансирование, стипендии ЕС). В то же время членство Республики Кипр в ЕС делает разрешение кипрской проблемы более сложным. У турок-киприотов уникальное положение. У них больше экономических связей с различными странами по сравнению с абхазами. Турецко-кипрская Торговая Палата играет значительную роль в выстраивании торговых отношений и в урегулировании соглашений по «зеленой линии» [10] (приняты ЕС после референдума 2004 года). Эта Палата признана на международном уровне. Это также отличает ТРСК от Абхазии.

 

  1. Caucasus Times: Как руководство Северного Кипра оценивает признание Абхазии и Южной Осетии Россией в 2008 году? Были ли попытки установить отношения между ними?

 

М.О.: Абхазия и ТРСК имели некоторые контакты во время президентства Мехмета Али Талата [11]. Ойа Талат, его супруга, первая леди посещала Абхазию дважды в 2009 году и также подписала Протокол от имени ее женской организации с женской организацией Абхазии об обеспечении стипендий для абхазских студентов в университетах Северного Кипра. Некоторые абхазские студенты получили такую возможность. Абхазские депутаты парламента и представители женских организаций посещали Северный Кипр в 2009 году во время празднования годовщины независимости. Турецко-кипрская Торговая Палата провела ряд встреч для улучшения экономических отношений. Однако пока что не сделано ощутимых шагов в этом направлении.

 

  1. Caucasus Times: Вы несколько раз посещали Абхазию и встречались с лидерами республики. Что Вы думаете о ее развитии после 2008 года? Какие изменения можно считать наиболее важными?

 

М.О.: Я посещал Абхазию четырежды. Мой первый визит состоялся в сентябре 2008 года, а последний в октябре 2012 года. Могу отметить значительные изменения, касающиеся инфраструктуры, которые были достигнуты с помощью России. С одной стороны видно улучшение систем связи и инновации. Конечно, этого еще недостаточно. Но есть надежда на развитие. Люди чувствуют, что сегодня они в большей безопасности, у них появились ожидания позитивного будущего, хотя остались проблемы с признанием официальных документов и с перемещением по миру. Абхазские чиновники и бизнесмены особенно заботятся о признании документов республики. Я встречался с абхазскими политиками в 2008 и в 2009 году. Но в 2011 году правительство сменилось. После этого у меня были некоторые контакты. Видно, что руководство желает открыть Абхазию миру, но многие дела делаются медленно. Абхазская экономика базируется на туристическом секторе, но туризм не слишком хорошо организован по сравнению со средиземноморскими странами. Есть проблемы с точки зрения «ноу-хау». Им требуются и более крупных инвестиционных проектов, и более качественная экологическая защита.

 

Примечания:

 

________________________________________

 

[1] Университет
Мармара
— один из старейших (основан в 1883 году) и крупнейших вузов Турции.
Обучение в университете ведется на четырех языках (турецком, английском,
немецком и французском).

 

Санкт-Петербургский госуниверситет
один из крупнейших университетов России, основан в 1819 году.

 

[2] Ближневосточный университет был основан в 1988 году в Северном Кипре.

 

[3] Сергей Багапш (1949-2011)- второй президент Абхазии в 2005-2011 гг.

 

[4] До 1810
года Абхазское княжество было в вассальных отношениях с Оттоманской империей.

 

[5] Существуют различные оценки численности абхазов на территории современной
Турецкой республики. Цифра 800 000- максимальная в ряду оценок. Сложности
в точном подсчете объясняются отсутствием учета населения по этнической
принадлежности. Более того, многие представители абхазской диаспоры нередко
имеют множественную идентичность.

 

[6] Турецкая Республика Северного Кипра была провозглашена в 1983 году. До этого,
начиная с 1975 года, носила название Турецкое Федеративное государство Кипр. На
сегодняшний день ее население составляет порядка 295 тысяч человек.

 

[7] Независимость Абхазии признают: Россия, Никарагуа, Венесуэла, Науру и Тувалу.

 

[8] Республика Кипр была создана в 1960 году после достижения независимости от
Великобритании. Новое государство было построено на принципах консоциальной
демократии. Договором 1960 года представителям греческой и турецкой общин были
предоставлены места в органах власти и управления. Гарантами статуса новой
республики стали Великобритания, Греция и Турция.

 

[9] Межобщинный конфликт в 1963 году произошел из-за противоречий по поводу
греческих и турецких квот в органах власти, а также взаимного блокирования
принимаемых решений. В 1963-1974 гг. противостояние сопровождалось двусторонними
этническими чистками. В результате военного переворота в июле 1974 года
представители греческой организации ЭОКА захватили власти и объявили об
объединении острова с Грецией («энозисе»).  Это спровоцировало турецкую
интервенцию на остров, который с этого времени разделен на Республику Кипр,
признаваемую ООН (60 % островной территории) и ТРСК, признанную Турцией (38%).
Оставшиеся 2% острова занимают британские военные базы.  Последней на сегодняшний день
попыткой разрешения конфликта и объединения острова стал референдум от 26
апреля 2004 года под эгидой ООН. Предполагалось создание двуобщинного
государства вместо единой Республики Кипр. Против этого проголосовали 75%
греков-киприотов, хотя большинство турок-киприотов поддержали данный проект.

 

[10] «Зеленая линия»- демаркационная линия, разделяющая греческую и турецкую часть
Кипра. Охраняется Вооруженным контингентом сил ООН по поддержанию мира на
Кипре. В последние годы ее пересечение в значительной степени облегчено.

 

[11] Мехмет Али Талат (род. в 1952 году)- политик Северного Кипра. В 2004-2005 гг.
занимал пост премьер-министра, а в 2005-2010 гг. – президента ТРСК. Стал вторым
президентом республики, сменив ее многолетнего лидера Рауфа Денкташа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *