Москва выиграла очередную битву за Чечню в Совете Европы

Страсбург, 22 марта, Коммерсант — Круглый стол, организованный ранее жестко критиковавшей Россию по чеченской проблеме Парламентской ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ), прошел вчера в Страсбурге по российскому сценарию. Попытка устроить в рамках ПАСЕ внутричеченский диалог провалилась, потому что от участия в мероприятии отказались представители убитого недавно лидера сепаратистов Аслана Масхадова. Зато это дало российским депутатам лишний повод указать европейцам, что вести переговоры по Чечне не с кем. А единственными оппонентами федеральных властей в «чеченском вопросе» оказались российские правозащитники. Репортаж АЛЛЫ БАРАХОВОЙ.

Организацией круглого стола занимался член ПАСЕ от Швейцарии Андреас Гросс, которому активно помогали представители Госдумы и администрации президента РФ. Итогом этого сотрудничества стало решение не допускать к участию в мероприятии представителей Аслана Масхадова, которые не удовлетворяли главному требованию к участникам круглого стола – признавать территориальную целостность РФ.

Представители действующей чеченской власти таким исходом остались весьма довольны, хотя накануне круглого стола они активно критиковали саму идею обсудить будущее Чечни в Страсбурге. Тем не менее во Францию была направлена огромная чеченская делегация: в список из 30 человек вошли президент Алу Алханов, глава госсовета Таус Джабраилов, сенаторы Ахмар Завгаев и Муса Умаров, депутат Госдумы Руслан Ямадаев, вице-премьер Эли Исаев, уполномоченный по правам человека в Чечне Лема Хасуев и бывший спецпредставитель президента РФ по правам человека в Чечне Абдул-Хаким Султыгов. В число «чеченцев» попал даже прокурор Чечни Владимир Кравченко.

Мероприятие проходило за закрытыми дверями, что в Совете Европы бывает крайне редко. Но европейцы, по данным Ъ, согласились с доводами Москвы о том, что это необходимо на случай слишком эмоциональной дискуссии или даже драки, как это уже не раз бывало в Страсбурге, когда туда приезжали представители сепаратистов. Однако опасения оказались напрасными, поскольку от участия в мероприятии сами отказались сторонники Аслана Масхадова. По слухам, представители покойного ичкерийского лидера в Европе Ахмед Закаев и Умар Ханбиев прислали руководству ПАСЕ и лично Андреасу Гроссу гневные письма, обвинив их в том, что они пошли на поводу у Кремля и отрезали от диалога часть чеченцев.

В итоге круглый стол в Страсбурге мало чем отличался от аналогичного мероприятия, прошедшего 17 марта в Грозном. Президент Чечни Алу Алханов охотно пересказал свою речь журналистам в первом же перерыве. По его словам, чеченское руководство готово обсуждать вопросы безопасности населения Чечни и восстановления демократических институтов власти, но никаких переговоров с представителями Аслана Масхадова быть не может. «Мы не против обсуждения, но я не знаю терроризма умеренного или неумеренного, у терроризма одно лицо,– заявил господин Алханов.– Вопрос Масхадова не стоял и стоять не мог, потому что Масхадов, Басаев и Дудаев виноваты в том, что чеченский народ ввергли в войну».

Президента поддержал господин Джабраилов, пояснивший, что «люди, которые действуют как сепаратисты, всегда представляют терроризм». «Кто представляет сторону Масхадова? – задался он вопросом.– Закаев? Он посредственный актер, пусть занимается Гамлетом. Бывший министр здравоохранения Ханбиев? Пусть лечит людей. Ведь его родной брат, бывший министр обороны Чечни, принял сторону народа и заявил об этом на круглом столе в Грозном». Заодно господин Джабраилов напомнил, что после смерти президента Ичкерии актуальность круглого стола вообще сомнительна: «Ни один человек не может натянуть на себя его шапку». А сменивший Аслана Масхадова Абдул-Халим Сайдулаев, по его словам, на роль переговорщика не годится, поскольку является ярым ваххабитом и, будучи главой шариатского суда, подписывал смертные приговоры.

Правда, в Совете Европы подобные аргументы устроили далеко не всех. Например, бывший сопредседатель рабочей группы Госдума–ПАСЕ по Чечне лорд Джадд заявил, что смерть Аслана Масхадова ничего не меняет и для прекращения войны переговоры все равно нужно продолжать. Большим недостатком круглого стола он назвал отсутствие на нем представителей воюющей стороны. «Они не могут не говорить друг с другом»,– пояснил лорд Джадд и предположил, что в роли переговорщика Аслана Масхадова мог бы успешно заменить Ахмед Закаев. На замечание о том, что господин Закаев объявлен Генпрокуратурой РФ в розыск, он заметил, что больше доверяет британскому суду, который отказал в его экстрадиции. «Не надо говорить, что у кого-то руки по локоть в крови,– подчеркнул лорд Джадд.– Надо просто посмотреть на себя в зеркало».

Участники круглого стола в целом сошлись на том, что главным этапом политического урегулирования должны стать предстоящие парламентские выборы в Чечне. Совету Европы было обещано, что они станут максимально свободными и честными, а к участию в них будут допущены в том числе и сепаратисты, если они не замешаны в «кровавых преступлениях». Впрочем, тем, кто замешан, тоже было предложено поучаствовать в процессе. «Пусть и Закаев приезжает,– шутили члены делегации.– Мы его, конечно, сразу посадим за решетку, но он все равно сможет поучаствовать в выборах как избиратель».

В итоге наиболее радикальную позицию заняли не члены ПАСЕ, а российские правозащитники. Так, член Московского отделения Хельсинкской группы Татьяна Локшина предложила вообще остановить политический процесс в Чечне. По ее словам, в Чечне следует ввести чрезвычайное положение, а переговорный процесс при участии Совета Европы и ОБСЕ направить на урегулирование внутричеченского конфликта. К этим предложениям представители России отнеслись крайне негативно. Например, господин Султыгов и депутат Госдумы от ЛДПР Леонид Слуцкий набросились на правозащитницу с обвинениями в том, что она высказывается «как представитель сепаратистов».

Официальные итоги круглого стола на пресс-конференции подвели Андреас Гросс и глава комитета Госдумы РФ по международным делам Константин Косачев. Господин Гросс сообщил, что лично побывал в Лондоне и предложил Ахмеду Закаеву принять участие в круглом столе. Но тот отказался и от поездки в Страсбург, и от предложения делегировать туда своих представителей. Впрочем, Москву такой результат вполне устроил. Ведь теперь на обвинения в отказе от политического урегулирования в Чечне Кремль может отвечать, что Москва была готова вести переговоры с сепаратистами, но они сами оказались не готовы к дискуссии.

«Максимально высокий уровень делегаций показал, что РФ и Чечня не уходят от дискуссии и готовы вести ее на любом уровне с любыми собеседниками»,– заявил депутат Косачев. Неучастие «группы лиц» в мероприятии он назвал демонстративным демаршем по отношению не к Грозному или Кремлю, а к Совету Европы. Депутат подчеркнул, что этот демарш масхадовцев станет хорошим уроком тем представителям ПАСЕ, которые постоянно призывают Россию к переговорам. А господин Гросс подчеркнул, что со стороны Закаева было «некорректно» обращаться к Совету Европы с открытым письмом, в котором содержались обвинения в адрес этой организации.

Так что Москва, похоже, выиграла очередную битву за Чечню в Совете Европы. По крайней мере, как заявил вчера господин Гросс, работа с Россией по вопросу чеченского урегулирования, скорее всего, продолжится именно в формате круглых столов. Решение о следующем подобном мероприятии будет принято на весенней сессии ПАСЕ в апреле.

www.kommersant.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *