Москва готовит черкесам ответ

ТБИЛИСИ, 19 июня, Caucasus Times. В последнее время все большее значение в мировом политологическом дискурсе занимает черкесский вопрос. Его актуализация на мировой политической площадке, педалирование черкеской тематики такими государствами, как Грузия, США и Израиль, вызывает серьезную озабочен ость российских властей. Обеспокоен ость возможностью появления нового очага конфликта на российском Кавказе, в особенности в местах проведения зимних олимпийских игр в 2014 г. , заставляет Москву обратить внимания на черкесскую проблему. Однако, все действия по преодолению черкесского кризиса, предлагаемые российскими политологами и экспертами, по мнению многих независимых наблюдателей, приведут лишь к отчуждению черкесского мира от общероссийского пространства. Суть первоочередных мер, которые Москве предлагает эк спертое сообщество сводятся к усилению давления на черкесских активистов и навязыванию про- российской версии истории покорения Кавказа.

 
Актуализация черкесского вопроса

 
Москва долгое время отмалчивалась в отношении черкесских претензий к России, которые звучали с определенной периодичностью, то в России, то за ее пределами. Ее актуализацию среди различных академических кругов в России спровоцировали два события: выступлением черкесских общественных организаций против проведения зимних олимпийский игр в Сочи, и последовавшее этим выступлениям признание грузинским парламентом геноцида черкесов. Так, 20 мая 2011 года Грузия стала первой страной в мире, которая признала геноцид черкесского народа, совершенный российским самодержавием. Данный исторический акт вызвал серьезное недовольство в политических кругах России.1

 
Как справедливо заметил министр Грузии по урегулированию конфликтов в 2004-2006 годах Георгий Хайндрава, Москва восприняла данное решение официального Тбилиси, как месть за войну 2008 г. и признание Абхазии и Южной Осетии.
«Черкесский вопрос особенно чувствителен еще и потому, что в 2014 г. отмечается 150-летие трагической для черкесов даты, а зимняя Олимпиада в Сочи проводится не просто в этот год, но именно в тех местах, где истреблялись и откуда выселялись черкесы».

 
Москва, которая долгое время замалчивала черкесскую проблему, даже на уровне академических кругов, была вынуждена на официальном уровне признать существования черкесского вопроса. 1

 
Корни проблемы

 
Корни черкесской проблемы лежат в оценках событиям 19 века, когда в результате колониальной войны, которую Россия вела на Кавказе с 1763 по 1864 год коренные народы Западного Кавказа (адыги, черкесы, кабардинцы) были выселены в другие районы Российской Империи, а часть из них была насильственно переселена в Османскую Империю. Тогда из более чем миллионного населения Черкесии на родной земле остались только 5% адыгов — остальные погибли в войне, умерли от эпидемий, голода, были выселены в Турцию и другие исламские страны.

 
Итак, Российская историография оценивает Кавказскую войну, как колониальную, напрочь отрицая факт геноцида. В российских источниках, которые содержат свидетельства о массовых убийствах черкесского населения, действия властей называются «покорением Кавказа».

 
Черкесы же массовое истребление адыгов (черкесов) в годы Русско-Кавказской войны и их насильственное выселение в Османскую империю. Называют актом геноцида.
Требования о признании геноцида озвучивалось черкесской общественностью многократно. В это связи весьма любопытным документом является специальное постановление (N 977-XII-B) принятое парламентом Кабардино-Балкарской Автономной Республики. Данным документом от 7 февраля 1992 местные депутаты признали факт геноцида черкесского народа русскими захватчиками в период Русско-Кавказской войны. Однако и тогда, и после последовавших вслед за этим аналогичных документов, руководство России демонстрировало свое полное безразличие к черкесскому вопросу.2
И лишь в 2011 году после известных грузинских инициатив в этом направлении, выступлению черкесов против строительства олимпийских объектов в Сочи, откуда произошел массовый исход черкесов в Османскую империю, а также актуализации проблемы на международном уровне (ООН), Россия впервые с 1994 года официально признала существование черкесского вопроса и вступила в полемику со своими оппонентами в данном вопросе. В этом смысле 2011 год можно считать для черкесского движения переломным.

 
Так, 16 мая 2011 года, как справедливо отметила журналист Фатима Тлисова, черкесский вопрос обрел в России официальное признание: представители черкесских национальных движений — как российских, так и зарубежных, — были приняты в Комитете Госдумы по международным делам.

 
Встретился с черкесами заместитель председателя думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Марков. Суть беседы черкесов и официального лица сводилась к обмену позициями в данном вопросе.
«Наша главная цель — чтобы черкесы выжили как народ», — так сформулировал тогда задачу движения президент Черкесской ассоциации Калифорнии Джон Хагор. — Еще два поколения — и наш язык исчезнет. Поэтому нам необходимы три вещи. Во-первых — признание того, что произошло с нами в прошлом; я имею в виду геноцид и депортацию в ходе Кавказской войны. Во-вторых — репатриация, предполагающая безусловное право на возвращение и двойное гражданство. И, в-третьих — восстановление: т.е. объединение черкесских земель, некогда разделенных по политическим соображениям. К этому мы стремимся; в идеале — сотрудничая с российскими властями. Мы хотели бы, чтобы в составе РФ появилась единая черкесская автономия. А ресурсы черкесской диаспоры помогут нашим чаяниям осуществиться…»

 

На что официальное лицо возразило: «В свое время они (внешние силы — А.П.) сделали ставку именно на взрыв черкесов. Предполагалось, что черкесы, а не чеченцы должны быть убиты для того, чтобы отделить российский Кавказ от России. Однако спонтанно взорвалась Чечня, и ресурсы от Конфедерации горских народов пошли чеченским бандитам вроде Басаева и Дудаева. А сейчас, когда в Чечне полностью состоялась российская победа, опять пошли деньги на взрыв черкесов». 3

 

Встреча в Госдуме лишь подчеркнула противоречия в позициях российских властей и черкесских активистов в оценке событий 19 века. Кроме того, она выявила весьма важную на мой взгляд деталь: российское руководство видит корень проблемы исключительно во внешних силах, акцентируя внимание российской общественности именно на внешнем факторе — Грузии, США, Израиле.

 
Тем самым намерено дискредитируется черкесское движение, российскому обывателю навязывается новый внутренний враг. К процессу дискредитации активно подключаются: российское академическое сообщество, прокремлевские журналисты и политические деятели.

 
Российское противодействие

 
Так, в октябре 2011 года в Ростове-на-Дону состоялся экспертный круглый стол на тему -«Первоочередные меры по противодействию использования так называемого «черкесского вопроса» в эскалации напряженности на Северном Кавказе».
В своем выступлении доктор философии Эдуард Попов высказал мнение о замене термина «черкесский вопрос». По словам Попова данный термин был навязан российскому экспертно-научному сообществу извне для дестабилизации ситуации на Северном Кавказа в преддверии олимпиады в Сочи.4

 

 

 
«Черкесский вопрос» как один из потенциальных факторов напряженности в Северокавказском регионе имеет в своей основе социально-гуманитарные корни, в связи с чем, требует не только силовых административных мер, но и гуманитарных технологий противодействия эскалации экстремизма и его идеологическим установкам1. — указано в преамбуле резолюции круглого стола.

 

Среди предложенных участниками конференции мер были:
Инициировать проведение круглых столов, семинаров, конференций и др. научных дискуссий, по трем основным направлениям:

 
Исторический опыт интеграции народов Северного Кавказа в состав Российской государственности, предполагающий изучение «черкесского вопроса» с учетом основного принципа исторической науки — принципа историзма. Изучение и интерпретация источников в контексте геополитической, социально-экономической и исторической действительности XVIII-XIX вв.;

 
Юридический аспект правомерности (корректности) применения термина «геноцид», вошедшего в юридическую практику во второй половине 40-х годов XX века, к событиям, имевшим место в XVIII-XIX вв.;

 
Популяризация положительных моментов общей российско-северокавказской истории.
Публикация, полученных в ходе исследований собственных материалов, а также публикация отзывов и рецензий на деструктивные псевдонаучные труды ангажированных «исследователей» по указанной проблематике.

 
Распространение и популяризация полученных материалов исследований, как в России, так и в странах со значительными черкесскими диаспорами (Абхазия, Турция, США и др.).
Разработка программы осуществления комплекса организационно-деятельностных мероприятий, т.е. разработка комплекса мер для органов власти и управления субъектов ЮФО и СКФО, направленных на формирование устойчивого представления в общественном сознании пророссийской версии истории взаимоотношений России и народов Северного Кавказа.5

 

 

 
Журналист и политолог Яна Амелина в интервью программе «Кавказский час с Андреем Епифанцевым , озвучила идею создания новой идеологической концепции в отношении черкесского вопроса.

 
Суть последней заключается в исключении из исторического контекста черкесской проблемы. Среди первичных мер журналист предложил: инициировать переаттестацию преподавателей в регионе, провести ревизию учебных курсов в ВУЗах национальных республик и исключить из учебников термин «геноцид черкесов», активизировать деятельность российских дипломатов в странах, где проживает черкесская диаспора.

 

Заключение

 

Черкесский вопрос для Москвы становиться еще одним фактором напряженность на Северном Кавказе.

 
Игнорирование проблем черкесов, квалификация черкесской проблемы, как искусственно навязываемой из вне, его приравнивание к экстремизму, на уровне заявлений отдельных политиков, несет в себе реальную угрозу для стабильности на Северном Кавказе. Ибо эти деструктивные тенденции в совокупности создают серьезную почву для кризиса общероссийского сознания среди самого черкесского народа. В особенности молодого поколения.

 
Темы геноцида и потери государственности в 19 веке, являются весьма болезненными темами для черкесского народа, игнорирования черкесского вопроса, обращение к прошлому опыту, когда по спускаемой сверху инструкции, переписывалась история, в современных условиях, вызовет только отчуждение черкесов Северного Кавказа от российской идентичности, уступая место идентичности черкесской или исламской.

 

 

 

1 http://www.international-alert.org/ru/our-work/caucasus-dialogues-perspectives-region/Priznanie%20Gruziei%20genotsida%20Cherkesskovo%20naroda%20v%20kontekste%20gruzino-abkhazo-ross

 

2 http://circassia.forumieren.de/t606-topic

 

3 http://www.golos-ameriki.ru/content/genocide-circassians-2011-05-16-121959779/234582.html

 

4 http://vektoryug.ru/news/rezoljucija/2011-10-11-20

 

 

 

5 http://dagestan.kavkaz-uzel.ru/articles/194223/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Соломон Лебанидзе, Тбилисси, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *