Монополия на правозащиту

ПРАГА, 6 октября, Caucasus Times — Ситуация со свободой прессы в России такова, что здесь независимость СМИ определяется его прямой или косвенной зависимостью от государства. По российским понятиям, если СМИ не принадлежит напрямую властям, то есть, не финансируется напрямую из бюджета, его уже можно считать свободным и независимым.

Такие относительно независимые СМИ, как правило, принадлежат олигархам или солидным чиновникам. Такого рода СМИ обслуживают, прежде всего, своих хозяев. Однако в отличие от тех, которые находятся на гособеспечении, они способны на критику. Следует отметить, что критика не допустима в отношении федерального центра и распространяется исключительно на регионы, и то, в тех случаях, когда эта критика выгодна Кремлю.

Такова российская действительность, которая уже давно не удивляет местных «старожил свободы», но периодически вызывает возмущения у российских партнеров на западе, которые никак не могут привыкнуть к особой «российской демократии».

На Северном Кавказе, который по праву считается Россией в квадрате, искажения демократических норм приобретают самые разнообразные и неповторимые формы. В условиях Северного Кавказа «российская демократия» мутирует, скрещивается с местными традициями и становится абсолютно неузнаваемой.

Сегодня, по словам журналистов и редакторов независимых от государства СМИ, несущих в народы Северного Кавказа правду, им, для того чтобы выжить, приходится обслуживать власть на всех уровнях, нивелируя и скрашивая под глянец не лучшие её проявления.

Чечня. Рекордное количество печатных изданий. Их здесь около 40. Из них 19 газет, существующих за счет республиканского бюджета, остальные принадлежат учебным заведениям, районным администрациям и просто тяготеющим к творчеству чиновникам. 7 лет назад появилась еженедельная независимая общественно-политическая газета – «Чеченское общество». Это первое и последнее независимое издание в Чечне в период правления Рамзана Кадырова. Газета закрылось два года назад. Причина не только в давлении, которое оказывалось на ее главного редактора Тимура Аливеа. Главной причиной, вынудившей Тимура закрыть газету были финансы, которые найти на независимое издание на Северном Кавказе весьма проблематично. Местные бизнесмены не желают сориться с властями, а международные доноры блокируются московскими НПО, которые зачастую ведут виртуальную деятельность. Я лично не раз слышал на различных форумах, как представители крупных московских НПО в неформальной обстановке чернили газету Тимура Алиева.

По словам чеченских журналистов, на любителей правды у республиканских властей сегодня есть все возможности решить «вопрос» о неугодном без рукоприкладства. Существует достаточно большое количество способов. Например, территориальное управление Министерства печати. Это своеобразный орган надзора за соблюдением «российского законодательства» в сфере массовых коммуникаций. За публикацией нежелательного для властей материала в адрес СМИ следует предупреждение, затем судебное разбирательство, которое, как правило, завершается не в пользу свободы слова. Если СМИ зарегистрировано в Чечне, его лишают регистрации и права на существование. Если же оно зарегистрировано в Москве, на него налагается штраф, от которого трудно оправиться.
Дагестан. Здесь нет гласной цензуры, а так же нет местных законов, регулирующих отношение со СМИ и действующих вразрез с российским законодательством. Здесь имеется с десяток газет на русском, аварском, даргинском, кумыкском и т. д языках, которые финансируются из республиканского бюджета. Содержание этих республиканских газет, как и в других регионах, полностью отвечает требованиям государственной журналистики. В них нет ни слова против существующей власти или хотя бы критики в адрес среднего уровня чиновников. Вот лишь некоторые из заголовков этих газет: “Об итогах поездки главы республики в г. Москву”, “Восславим женщину-мать!”, “От программ – к делу”, “Сев озимых идет успешно”, “Свет “Светофорчика” и т.п.

Вместе с тем, здесь есть и независимая пресса. Эта газета «Черновик». Самое оппозиционное издание в республике. Принадлежит представителям так называемой «северной оппозиции» (самыми известными представителями, которой являются мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов и депутат Госдумы Гаджи Махачев). До прихода Муху Алиева сильно выделялось на общем фоне резкой критикой бывшего председателя Госовета Магомедали Магомедова и его команды. Однако с приходом к власти нового главы республики степень «оппозиционности» издания резко снизилась, по крайней мере, по отношению к высшему должностному лицу республики.

Другие независимые от республиканских властей издания — «Махачкалинские известия» (орган городской администрации) и «МК в Дагестане» — газеты, контролируемые мэром Махачкалы Саидом Амировым. До недавнего времени региональное издание «МК» принадлежало Гаджи Махачеву, однако было перекуплено, очевидно, с политическим предвыборным прицелом. Почти каждая статья начинается или заканчивается фразой типа: “Только благодаря Саиду Джапаровичу Амирову” или “Спасибо столичному мэру” и т.д.

Северная Осетия. Классический случай. Дотационные газеты и республиканское телевидение полностью подконтрольны региональной власти. Главное оружие против независимых СМИ в Северной Осетии – лишение возможности журналистов посещать те или иные официальные мероприятия. Здесь свобода слова проявляется в одном – в освещении событий, в которых так или иначе замешаны лица ингушской национальности, а также по вопросу Южной Осетии. Отношение к соседям – ингушам и собратьям — южным осетинам, здесь у всех одинаковое. Первых, мягко говоря, не жалуют, ко вторым тянутся.

Решили прибегнуть к опыту прошлых лет Ингушетия и Кабардино-Балкария, окутав республики железным занавесом. Здесь при пресс-службах глав республики созданы органы по образу и подобию Главного Управления по охране государственных и военных тайн в печати. Практически все материалы, которые должны выйти в печать или в эфир, в этих республиках подвергаются жесткой цензуре руководителями пресс-служб.

Пресс-служба президента в этих двух республиках, по словам журналиста, обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской не просто орган, освещающий действие региональных властей, но и мощный фильтрационный механизм, через которые пропускается вся информация, берущая свое начало в республике. Конечно, это не касается нескольких независимых от республиканского бюджета газет. В этом просто нет необходимости — известно, чем может закончиться правдолюбие: лишением регистрации, разрывом контракта с реализаторами, штрафом.

Интересный опыт по борьбе со свободой слова имеется у Карачаево-Черкесии. В марте 2006 года тогдашний президент КЧР Мустафа Батдыев издал специальное распоряжение. Согласно документу все государственные и муниципальные служащие, в том числе министры и их заместители, не имеют право общаться с представителями СМИ без предварительного уведомления и согласия пресс-службы президента республики.

На сегодняшний день в Карачаево-Черкесии функционируют пять официальных периодических изданий, существующих за счет республиканского бюджета — это газета «День республики», а так же печатные издания на национальных языках коренных народов КЧР — «Карачай», «Черкес хэку», «Ногай давысы» и «Абазашта», общий тираж которых составляет всего около 35 тыс. экземпляров. Темы и материалы изданий жестко контролируются администрацией президента КЧР.
В целом, положение со свободой слова в Северокавказском регионе катастрофическое. Сегодня у региональных властей в наличии целый арсенал средств для подавления независимого мнения в регионах. Это законы «Об кстремизме», «Терроризме», «НПО» и «СМИ».

В России создалась система, при которой международная помощь по различным программам распределяется между двумя-тремя крупными НПО, такими как «Мемориал» и фонд «Евразия». Ежегодно миллионы долларов выделенных из бюджетов США и Евросоюза тратятся на виртуальные проекты через сеть мелких НПО формально самостоятельных, но де — факто принадлежащих этим двум монстрам.

И все усилия по достижению стабильности на Северном Кавказе будут тщетны, если российские власти не создадут условия, в которых появлялись и развивались бы независимые в полном смысле этого слова средства массовой информации. А доноры не пересмотрят свои отношения с НПО, установившими монополию на правозащиту в России.

Ислам Текушев, Прага, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *