Место для непорочного чиновника

СУХУМ, 14 сентября, Caucasus Times — В конце прошлой недели был отправлен в отставку руководитель государственного комитета по репатриации Анзор Мукба. Госкомитет в Абхазии имеет статус министерства. Это была совсем не рядовая ротация кадров в правительстве республики.

Репатриация соотечественников – этнических абхазов из Турции и других стран Ближнего Востока, одна из приоритетных программ абхазских властей, независимо от того, кто стоит у руля в стране.

Нигде не сказано, какое количество людей желательно вернуть на историческую родину. Но репатриация рассматривается как самый важный ресурс увеличения численности этнически абхазского населения. Официальная линия не противопоставляет друг другу разные этнические группы, живущие в Абхазии, но считается, что абхазов должно быть больше других. Взять такое количество людей можно только в Турции, где по имеющимся данным проживает до полумиллиона абхазов. Это потомки махаджиров (беженцев) – которые в массовом порядке были депортированы Россией во второй половине XIX века после русско-кавказской войны.

Общее число репатриантов, людей, вернувшихся в Абхазию после грузино-абхазской войны, не превышает десять тысяч человек
.
Смена руководства одной из ключевых структур правительства имеет значение и потому, что громкие отставки не в стиле нынешнего руководства республики.

Формальности местного политического протокола были соблюдены. Официальная мотивировка отставки — « в связи с переходом на другую работу». Бывший глава госкомитета Анзор Мукба получил благодарность от высшего руководства страны.

Но на самом деле его отставка была результатом серии громких скандалов вокруг его имени и подозрений в коррупции.

Фонд репатриации, формально независимый от госкомитета, самый богатый государственный фонд в Абхазии. Каждый работающий платит один процент с зарплаты ради возвращения соотечественников.

Но программы, финансируемые фондом, проектируются в госкомитете по репатриации.

Сами репатрианты давно не доверяют Анзору Мукба.

Список их претензий к нему и к работе госкомитета уже не помещается на листок бумаги.

В последние годы государство активно финансирует жилищные программы для репатриантов. В рамках этих программ восстановлены несколько многоэтажных домов, покупается и ремонтируется жилье для семей переселенцев.

Но споры вокруг девятиэтажного дома, восстановленного в Сухуме, стали первым камнем в огород Мукба.

Выяснилось, что квартиры, на которые рассчитывали репатрианты, надо выкупать и почти по рыночной стоимости. Несколько квартир по утверждению репатриантов ушли налево, в том числе сотрудникам самого комитета. Дом оказался не совсем пригоден для расселения людей. Коммуникации прошлось доделывать самим. В итоге, спустя полтора года после сдачи дома, не во всех квартирах живут люди.
Другие претензии в адрес госкомитета сводились к недостаточно активной деятельности по привлечению людей для возвращения из Турции и плохой организации помощи репатриантам.

Потомки махаджиров в течение века ждали возможности хотя бы увидеть свою страну. До революции 1917 года небольшое число людей смогло вернуться на родину. Среди них и создатель абхазского литературного языка Дмитрий Гулиа.

В советское время дорога в Абхазию для потомков махаджиров была закрыта.

Мечты о возвращении для тысяч турецких абхазов сбылись только после 1993 года. Но тогда многие вернулись назад. Лежащая в руинах страна не могла дать им кусок хлеба.
Сегодня репатриантов значительно больше. Совместные турецко-абхазские предприятия приносят большой доход и заработать в Абхазии оказалось легче, чем в Турции, которая не может выбраться из экономического кризиса.

У Анзора Мукба появились очень влиятельные враги в парламенте. В первую очередь депутат Сенер Гогуа. Он сам репатриант, имеет доступ и влияние на президента Багапша и приложил усилия, чтобы добиться отставки Мукба.

В парламенте проводились слушания на предмет целесообразности расходования средств Фонда репатриации.

Последний демарш парламентариев – заявление о том, что они не будут голосовать за бюджет Фонда на этот год. Депутаты открыто заявляли о коррупции в системе репатриации.

Но последним камнем в огород бывшего председателя госкомитета стал скандал вокруг частного дома, принадлежащего репатрианту, ныне находящемуся в Турции. Этот дом Мукба незаконно передал своему двоюродному брату.

Скандал в прессе подхватил парламент, устроивший по этому поводу специальные слушания. Дом потребовали вернуть, а Мукба отправили в отставку.

Считается, что лоббистом Мукба является вице-президент Александр Анкваб, но видимо, руководство республики решило, что держать столь проблемного чиновника в столь заметной должности далее не имеет смысла.

Правительство должно предпринять усилия, чтобы вернуть расположение репатриантов. У них все больше претензий к властям своей исторической родины.

С одной стороны, с каждым годом суммы, которые тратит государство на поддержку репатриации, вырастают в разы, с другой, вернувшиеся люди остро реагируют на кажущиеся не очень серьезными, но для них важные проблемы.

Буквально перед учебным годом был закрыт «Башаран-колледж», единственное в Абхазии учебное заведение, работавшее по турецким образовательным программам. Колледж пользовался популярностью, его выпускники без проблем поступали не только в высшие учебные заведения Турции, но и России и других стран.

Репатрианты не могут получить новый абхазский заграничный паспорт, документ, необходимый для поездок в Россию.

Министерство иностранных дел Абхазии считает эту проблему временной и связывает с техническими сложностями. По словам его представителей граждане Абхазии, приехавшие из Турции, являются и гражданами этой страны, и вопрос о том, каким образом граждане Турции могут пересечь российскую границу по абхазским паспортам, остается открытым.

Но репатрианты восприняли эти «технические сложности», как дискриминацию и недоверие к ним со стороны России.

В этих условиях правительству для координации государственных программ репатриации требуется почти непорочный чиновник, который будет работать день и ночь для того, чтобы люди были довольны.

Новым руководителем комитета назначен Зураб Адлейба, до сих пор руководивший аппаратом правительства. Возможно, по мнению премьер-министра Сергея Шамба, он и есть тот самый непорочный чиновник.

Анри Акшба, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *