Магомед Муцольгов: Глава Ингушетии находится в глубокой самоизоляции

Прага, 13 июля, Caucasus Times: Уважаемый Магомед, чем сегодня занимается Ваш правозащитный центр, что изменилось в Ингушетии после ареста лидеров ингушских протестов?

 

Магомед Муцольгов: Правозащитная организация «МАШР» продолжает оказывать бесплатную правовую и информационную помощь населению Республики Ингушетия, а так же отслеживаем ситуацию с соблюдением прав человека в республике. Первое что изменилось после ареста лидеров и участников протеста, это отношение населения республики к региональной и федеральной власти. Доверие населения к власти не просто сведено к нулю, если не учитывать некую погрешность, более того, появилась полная апатия к каким-либо общественно-политическим процессам. Новый глава республики, с момента его назначения, находится в глубокой самоизоляции, демонстративно отказываясь от диалога с народом и взаимодействия с политическими, общественными и религиозными деятелями, за исключением абсолютно карманных, которые нужны для имитации такой деятельности. Подавляющее большинство народа Ингушетии смирилось с тем, что у власти не существует таких понятий, как закон и справедливость, общество решило самостоятельно, без какого-либо взаимодействия с властью, выражать свою позицию в отношении тех или иных событий регионального и федерального уровня. Народ Ингушетии не простил власти ее предательскую антинародную политику, жестокие репрессии и несправедливое отношение к участникам протеста.

 

Caucasus Times: На днях суд продлил до 2 августа содержание под стражей экс-замдиректора «Мемориального комплекса жертвам репрессий» в Назрани Зарифе Саутиевой. Сколько человек по делу об ингушских протестах все еще находятся под стражей и какие выводы можно сделать из этих судилищ?

 

Магомед Муцольгов: Наверное будет правильным отметить, что содержание под стражей лидеров и участников протеста продлено до конца сентября. Естественно, каждый из нас понимает, что это несправедливо и незаконно. К сожалению, эти репрессии узаконены и отношение к ним действительно как к банальному судилищу и большой несправедливости, учиненной мстительными и бездарными людишками, дорвавшимися до власти. Какую еще оценку может дать общество, когда видит проявление жестокости и несправедливости в отношении людей, которые требовали соблюдения закона и проявления уважения к народу. Когда среди притесненных не просто достойные сыны Отечества, но уважаемые старейшины и женщина. На данный момент, насколько мне известно, в тюрьме до сих пор находится более двух десятков человек, об остальных жертвах репрессий говорить уже не приходится.

 

Caucasus Times: По данным   РИА Новости, 30,5% жителей Ингушетии проживает за чертой бедности. Их доходы ниже прожиточного минимума.  О чем сигнализируют такие цифры?

 

Магомед Муцольгов: Эти цифры говорят о полном провале региональной власти и ее политики. Они говорят о том, что уровень коррупции просто зашкаливает. Они говорят о том, что правоохранительные органы и силовые структуры занимаются не своими прямыми обязанностями, а обслуживанием власти и преследованием ее оппонентов. Ингушетия самый маленький регион Российской Федерации, при этом с самым высоким уровнем безработицы. Народный протест в Ингушетии, довольно долго пытался достучаться до федеральной власти, демонстрируя коррумпированность их назначенцев. Были приведены множество фактов мошенничества, разворовывания бюджетных средств, полного провала федеральных программ и отсутствие реально действующих объектов, построенных в рамках этих программ, аферы, авантюры и манипуляции с трудоустройством десятков тысяч жителей республики. Все это стало возможным только благодаря тому, что с позволения федерального центра, региональная власть почувствовала безнаказанность и вседозволенность. Мы видим, как привлеченные за тяжкие и особо тяжкие преступления оборотни в погонах, наворовавшие огромные суммы бюджетных средств чиновники, отделываются минимальным, формальным наказанием, а многие из них, вообще его избегают и спустя какое-то время всплывают на других региональных и федеральных должностях.

 

Caucasus Times: ЦИК Ингушетии отчитался о более 70% проголосовавших по вопросу одобрения изменения Конституции РФ. Это реальные цифры и какое отношение в республике к данному плебисциту?

 

Магомед Муцольгов: Избирком Ингушетии уже давно живет какой-то нереальной виртуальной жизнью. Кроме администрации главы и их самих, их цифры не то что не вызывают доверия, они вообще в республике практически никого не интересуют. Насколько они далеки от реальности, в Ингушетии уже давно знают не только взрослые люди, но и дети. Если взять, например, последнюю авантюру с незаконным изменением Конституции, не только гражданское общество Ингушетии, но и многие представители крупнейших тейпов ингушского народа, публично заявили о бойкоте и не желании участвовать в этой процедуре обнуления. Но несмотря на это, отчеты Избиркома и власти как обычно фантастически зашкаливали, и очевидно в интересах какого были озвучены эти «супер результаты».

 

Caucasus Times: Какой будет Ингушетия после этих поправок, как они повлияют на права и свободы граждан, на полномочия субъектов?  Какие ожидания и опасения у тебя?

 

Магомед Муцольгов: Лично я думаю, что нам, обычным гражданам ничего хорошего ждать не следует. На протяжении многих лет, наши права и свободы только ущемлялись. С каждым годом в отношении субъектов Российской Федерации, а особенно в отношении национальных республик, происходит урезание полномочий и покушение на их государственность, на национальные языки, культуру, традиции и многие другие фундаментальные конституционные нормы, ранее принятые в интересах народов и регионов нашей страны. Уровень жизни в нашей стране с каждым годом становится все хуже и хуже, при этом многие небольшие государства, не имеющие таких богатств и природных ресурсов, давно превзошли нас по уровню жизни. Республика Ингушетия и ее народ является частью нашей одной большой страны и естественно, у нас общее и одинаковое настоящее и будущее. К огромному сожалению, от сегодняшней власти уже ничего не жду, у меня нет иллюзий, я вижу, как страну превращают в закрытое акционерное общество, в «лучших традициях Сицилийской мафии» и еще с большим желанием вернуть крепостное право. Единственное, на что я все еще надеюсь, что российский народ не позволит этому свершится.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *