Литературный материк Фазиля Искандера

Ушел из жизни великолепный Фазиль Искандер, волшебник изумрудной страны, владевший немыслимыми сокровищами и роскошью этого мира — сердцами своих соотечественников. Все эти дни Абхазия, приспустив флаги, скорбит. Это горькая печаль и сожаление страны, которая осознает, что потеряла Великого Мудреца, обладавшего непревзойденным талантом любви к своему Отечеству. По большому счету Фазиль Искандер открыл Абхазию всему миру как литературный материк с точными географическими координатами и с особым этнографическим кодом, присущим его обитателям. Мало того, он открыл абхазам самих себя. С такой же горькой болью и беспредельной печалью прощается с литературным гением Москва.

Официальные похороны знаменитого на весь мир писателя и поэта проходят сегодня в столице Российской Федерации, где большую часть жизни жил и работал Фазиль Искандер. И те, кто любил его, и те, кто ощущал духовное родство с ним, провожают знаменитого писателя его в последний путь. Как итог большого пути Мастера, надо признать: художественное и философское значение литературного наследия Фазиля Искандера бесспорно равновелико и для Москвы, и для Абхазии. Москве он внушает уважение, Абхазии — величайшую нежность и любовь как к своему сыну и в тоже время как духовному отцу многих будущих поколений юных абхазцев. И как ни разнообразно внимание несметных почитателей таланта Фазиля Искандера к его литературным произведениям в разных уголках мира в силу многочисленных достоинств литературного гения: искрометного юмора, тонкой сатиры, глубочайшего философского взляда на Человека и его Бытие, — главным подвигом Фазиля , как Художника, надо признать, пробуждение абхазской литературы, явление ее как литературы Духа собственному народу, и ее стремительный прорыв от провинциализма к мировым высотам.

Можно здесь перечислить длинный реестр блестящих произведений Великолепного Фазиля Искандера: » Сандро из Чегема», «Созвездие Козлотура», » Кролики и Удавы», «Приключения Чика», » Ленин на Амре» и др; его филигранно отточенные стихи и эпиграммы, являющиеся памятником не столько художнику, ответственно чуткому к своему литературному наследию, а его свободному, бесконечно творческому стремлению — сохранить в себе чистый и не замыленный временем и трагическими обстоятельствами двадцатого столетия взгляд- Взгляд невинного, вечного ребенка, с его неуклонным стремлением к Истине. Именно по этой причине творчество Ф. Искандера всегда свежо и актуально.

По своей сути — глубоко символично, и свидетельствует о непреходящей влюбленности в свой народ, и по духу – глубоко национально, так как, познав и впитав в себя все соки жизни с молоком матери-абхазки, писателю также блестяще удалось сохранить «генетическую историю» своего народа в мировой литературе духа. Эпическое, национальное, общечеловеческое присутствуют на страницах книг писателя как один исток и корень одной судьбы — судьбы самого Великолепного Фазиля Искандера, ставшего близким и родным читателю, благодарно принявшему его бесценный дар в руки.

Популярность Фазиля Искандера настолько была велика и при жизни, что игнорировать его мировую славу и стремление к его книгам человеческих умов, было практически невозможно, даже огородив литературное творчество писателя частоколом чиновничьих запретов. Так, полная версия «Сандро из Чегема», вопреки цензурной вивисекции по живой ткани литературного произведения во времена СССР, получила вторую жизнь в США при полномасштабной поддержке частных издателей. Книга вышла в полном объеме и большим тиражом. Интерес к ней был фантастический. Помните, как говорил Ф. Искандер о том, что движет писателем? «Оскорбленная любовь: к людям, к родине, может быть, к человечеству, в целом».

А уж тем более, грани таланта выдающейся личности, абсолютно свободной и высокоинтеллектуальной, не может обесцветить и стереть самое уродливое сообщество «удавов». Создав «Чегемскую прозу», Великолепный Фазиль обессмертил свое имя, поскольку сама абхазская народная философия жизни бессмертна.
Бессмертны Сандро, Чик, Хабуг, пастух Махаз, тетя Нуца, прекрасная Тали и все остальные герои кавказской пасторали, и поныне здравствующие в утопии — реальности Искандера, противостоящие любой попытке дисгармонизировать мир. А на прощание читателю Фазиль из большого числа ценных наблюдений оставил и такой афоризм: «Или книга будет греть человека, или человек будет греться над костром из книг. Третьего не дано». Очень злободневно в новом столетии. Или другое откровение: «Мы под историческим завалом. Но, слава богу, живы. Давайте пробиваться друг к другу. Ты себе не нужен, тебе ничего не надо? Но ты пойми, ты нужен другому, и как только ты это поймешь, почувствуешь желание жить. Чтобы спасти себя, надо спасти другого.»
Лариса Алоева. Тележурналист. Нальчик

Лариса Алоева. Тележурналист. Нальчик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *