Лезгинский вопрос, как фактор нестабильности

ТБИЛИСИ, 8 июля, Caucasus Times. Лезгинский вопрос грозит стать еще одним фактором нестабильности в Кавказском регионе. Игнорирование проблем лезгинского народа, разделенного границами Азербайджана и России, ведет к радикализации лезгинской молодежи,толкает их в ряды действующих в регионе исламских фундаменталистов. В частности об этом было заявлено 18 июня 2012 года на конференции, посвященной проблемам лезгинского народа. 1
Генезис проблемы
Лезгины — коренной этнос Кавказа. Значительная часть лезгин исповедует ислам суннитского толка. В культурном, этническом и лингвистическом плане являются наследником народностей мощного государства древности — Кавказской Албании (Алпании). После интеграции лезгинских территорий в состав Российской Империи, территория их проживания оказалась разделенной между собственно Россией и Азербайджаном.
Решением ВЦИК от 20 января 1921 была образована Дагестанская АССР границей, которой с советским Азербайджаном была установлена на реке Самур. В период правления Сталина и после его смерти лезгины многочисленно обращались к советскому руководству с просьбой либо образовать лезгинскую автономную единицу в составе Азербайджанской ССР, либо всех лезгин объединить в составе Дагестанской АССР, либо объединить всех лезгин в отдельную Лезгинскую АССР.2
Наиболее остро эта проблема встала перед лезгинами после развала Советского Союза и обретения Азербайджаном самостоятельности. Народ, оказался разделенным между двумя различными государствами.
По данным общественных организаций лезгинского народа, в Азербайджане проживает более миллиона представителей лезгинских народов. По данным же Института этнологии и антропологии РАН, численность лезгинского населения в Азербайджане составляет 250-260 тыс. чел.
Компактные поселения лезгин имеются на территории Кубинского, Кусарского, Хачмазского и Кабалинского районов Азербайджана. Этнический массив лезгинских этнических групп был разделен по реке Самур, которая протекает на границе российского и азербайджанского государств.
По данным дагестанской газеты «Новое дело», в Южном Дагестане проживают 474 тыс.лезгин. Лезгинский язык является языком обучения в 1-4 классах сельских школ, а в городских школах преподается лезгинский язык и литература. За счет местного бюджета на лезгинском языке ведется телерадиовещание, выходит газета. Аналогичные права имеют и азербайджанцы Дагестана, которые признаны одним из титульных народов Дагестана.
По данным газеты « Новое Дело» -совершенно иная картина наблюдается в Азербайджанской республике. Согласно переписи 2009 года лезгин в этой стране проживает 180 тысяч. И они официально являются вторым по численности народом после азербайджанцев. Но таких национальных привилегий, которыми обладают азербайджанцы в Дагестане, лезгины в Азербайджане не имеют. 3

 

Лезгинские общественные деятели активно обвиняют азербайджанское руководство в ущемлении прав лезгин и в насильственной ассимиляции представителей лезгинского народа. Лезгины обвиняют официальный Баку в «тюркизации» лезгин и запрете лезгинского языка. Жаркие баталии разгорелись вокруг исторических памятников лезгин в Азербайджане: суннитской «Лезги мечети».
Так, представители созданного в Азербайджане Духовного управления мусульман Кавказа (УМК) потребовали изменить историческое название суннитской мечети в Баку из «Лезгинской» в «Ашурбекскую». Переименование мечети стало обязательным условием для перерегистрации религиозной общины -лезгин. Эта обязательная перерегистрация всех религиозных организаций — четвертая с 1991 года, когда Азербайджан получил независимость.
Азербайджанские власти отвергают все эти обвинения. Так, несогласие со многими оценками, прозвучавшими на конференции 18 июня 2012 года, выразил президент Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев «АЗЕРРОС» Союн Садыков. В своем выступлении он напомнил, что представители лезгин длительное время занимают высокие посты в руководстве Азербайджана.

 

Суннитско-шиитские противоречия
Актуализация лезгинского вопроса также связана с напряженностью в суннитско-шиитских отношениях. С обретением независимости Азербайджан обрел и массу проблем этнополитического характера. Доперестроечный период для азербайджанской государственности протекал в условиях острого противостояния политического центра и национальных окраин. Карабахский конфликт послужил Баку сигналом для ужесточения политики в отношении национальных меньшинств. Опасаясь повторения карабахского сценария, руководство Азербайджана приступило к свертыванию государственных программ по поддержке национальных меньшинств. Нежелание азербайджанских властей публично признавать существование лезгинского вопроса также связано с напряженностью в суннитско-шиитских отношениях, которые уходят своими корнями в период противостояния Персии (Иран) и России в регионе. По неофициальным данным, в Азербайджане ислам суннитского толка исповедует около 35% населения республики, около 65% являются шиитами. Суннитами являются, помимо дагестанских народов, некоторое количество азербайджанцев. Проживают сунниты в основном, на севере государства. Много суннитов проживает в крупных городах страны. Во второй русско-иранской войне (1826-1828) суннитская часть населения Азербайджана поддержала русские войска.
Наблюдатели сходятся во мнении, что процедура перерегистрации стала своего рода «чистилищем» неугодных государству общин из реестра юридических лиц. Первыми жертвами перерегистрации стали суннитские общины, в частности, «Лезги мечеть».
В конфликт были втянуты также религиозные деятели Южного Дагестана, которые выступили с заявлением, в котором осудили политику Азербайджана в отношении суннитского наследия — «Лезги мечети».

 

Властями, под надуманными предлогами, была введена практика закрытия суннитских мечетей. Подобная участь постигла мечети «Абу-Бакр» и «Шехидляр» в Ясамальском и Сураханском районах. В то же время в Азербайджане при перерегистрации не испытывают никаких проблем «не традиционные» религиозные общины.

 

Особая роль в деле контроля над верующими отводится государством муфтию Азербайджана — Аллах шукюр Пашазаде. Именно с его подачи было трижды запрещено призывать мусульман к молитве через громкоговорители, введён запрет в стране на исламскую пропаганду. С 2010 года в азербайджанских школах официально запрещено носить хиджаб.
Азербайджанские же эксперты отрицают существование каких-либо проблем в сфере национальных отношений, а возможные этнополитические обострения связывают с деятельностью внешних сил. Гонения на активистов лезгинского «Садвала» и Талышского национального движения, которых обвинили экстремизме, полностью вытеснило национальные меньшинства от участия в политической жизни республики. Все это создает предпосылки для маргинализации лезгинского национального движения.

 

Делимитация границы, как фактор нестабильности
Еще одним фактором раздражения в регионе может стать ратификация договора о государственной границе между Азербайджаном и Россией, который, был подписан, в сентябре 2010 году. Данным соглашением, два лезгинских анклава в России (Храх-Уба и Урьян-Уба) перешли под юрисдикцию Азербайджана.
Это шаг вызвал серьезное негодование среди лезгинской общественности, поскольку все эти годы бескомпромиссная политика официальных властей Азербайджана в отношении лезгинского общественного движения вынуждала лезгинских активистов искать опору в России. Однако после передачи лезгинских сел Азербайджану некоторые лезгинские активисты начали утверждать, что среди лезгин начали нарастать антироссийские настроения

 

Россия стала первой страной, с которой Азербайджан урегулировал приграничный вопрос. По информации Эхо Кавказа, Россия и Азербайджан также заключили соглашение о эксплуатации реки Самур.
«Эти документы имеют основополагающий характер для дальнейшего развития отношений стратегического партнерства России и Азербайджана и вносят реальный вклад в укрепление безопасности и стабильности на Кавказе», — считает помощник президента России Сергей Приходько.4
«Договор  в   полной  мере   отвечает  российским   интересам,   его ратификация  позволит  осуществить  мероприятия  по  укреплению   режима границы с  Азербайджаном, не  создавая при  этом препятствий  свободному общению граждан двух государств.» — утверждается на сайте Комитета Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками5
Лезгинская общественность болезненно восприняла это соглашение и посчитала этот договор началом передачи лезгинских селений Дагестана Азербайджану.6
После заключения договора о границах, по утверждению лезгинских общественных организаций, власти Азербайджана стали препятствовать свободному перемещению местных жителей (лезгин) из приграничных сел. 7
В одном из сюжетов на сайте Федеральной Лезгинской Культурной Автономии утверждается, что «крайне пассивная политика Москвы на азербайджанском направлении может привести к потере авторитета России как регулятора ситуации в этом регионе. А потеря авторитета чревата осложнениями не только в внешнеполитическом направлении, но может привести к напряженности на российском Кавказе».8
Лезгинский политолог, Руслан Курбанов выходом из трудной политической ситуации считает, федерализацию Азербайджана. В интервью Caucasus Times, он заявил, что наряду с автономией Нахчивана и Нагорного Карабаха, малочисленные народы Азербайджана — лезгины, аварцы, талыши — также должны иметь национальную автономию.9

 

Московская конференция: замалчивание исламского фактора
Участники конференции в Москве приняли резолюцию, в которой призвали ускорить заключение договора между РФ и Азербайджаном о правах лезгинского и аварского народов. Рекомендовали РФ открыть своим консульства в Азербайджане, в городах Кусары, Кабала и Закатала ( место компактного проживания этих народов) и в при посольстве России в Азербайджане учредить должность советника посла по правам этих народов.
В резолюции конференции также было отмечено целесообразность обеспечения телевещания на лезгинском языке и организации изданий в периодических газетах с государственным финансированием.
Отдельным пунктом был выделен вопрос исторической мечети в Баку — «Лезги мечети».
Однако все эти рекомендации на фоне раскрытых выше конфликтных узлов, выглядят немного запоздавшими. На мероприятии ни сказано ровным счетом ничего о маргинализации лезгинского движения и роли политического ислама в радикализации лезгинской молодежи.
«Лесные братья», террористическая организация действующая в Азербайджане, охватывают территорию преимущественно заселёнными лезгинскими народами, а также северо-западные районы Азербайджана, населённые преимущественно аварцами и переселенцами азербайджанцами-суннитами.
В начале апреля 2012 года стало известно о проведении очередной крупной операции в северных территориях спецслужбами Азербайджана. Оперативные мероприятия, проведённые силами Министерства национальной безопасности (МНБ) прошли в районах непосредственно примыкающих к российской границе, населённых преимущественно дагестанскими народами.
Сотрудниками МНБ Азербайджана в ходе серии спецопераций были задержаны 17 членов незаконной вооружённой группировки «Лесные братья», которые, как говорилось в сообщении Центра общественных связей МНБ, планировали диверсионно-подрывные и террористические акции «с целью подрыва общественно-политической стабильности в стране и создания среди населения паники».

 

У членов группировки было изъято незаконно хранившееся оружие, а также литература, «пропагандирующая джихад и терроризм». Во время проведения операции в Гяндже сотрудники группы специального назначения «Гартал» МНБ Азербайджана встретили ожесточённое вооружённое сопротивление со стороны боевиков.

 

Так, в ходе операции в Гяндже, были задержаны двое. Одним из задержанных оказался постоянно проживающий в городе Сумгаите уроженец Кусарского района Амир Мурадов (1987 г. р.). По данным силовиков, задержанные планировали диверсионно-подрывные и террористические акции.

 
Эксперты сходится во мнении о том, что лезгинское национальное движение сегодня претерпевает серьёзную трансформацию. Всё большее значение в нём начинает играть ислам. В 90-х годах, в пик развития национальных движений горских народов, в своих идеологических программах «исламские» тезисы в расчёт практически никем не брались.

 

Но сегодня ситуация изменилась в корне. Примеров подобных эволюций национальных движений в мире множество, как правило, все они преследуют простую цель — попытка реанимации и вывода движения из сложившегося организационного тупика и идеологической «спячки».
Азербайджан боится реанимации лезгинской идеи воссоединения народа под новой, уже наднациональной идеологией. В то же время Азербайджан продолжает ошибочно видеть решение лезгинского вопроса исключительно в силовых методах.
Нерешенность лезгинского вопроса, игнорирования широкого спектра проблем лезгинского населения грозит Кавказскому региону появлением нового очага исламского фундаментализма. 10

 
Соломон Лебанидзе, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *