Левый фронт под зеленым знаменем

ПРАГА, 16 ноября, Caucasus Times — Если бы еще несколько лет назад кого-нибудь в Москве или любом другом крупном городе России спросили, может ли он представить себе праздничную первомайскую демонстрацию левых сил не под красными знаменами, а под зелеными, а социалистические лозунги на транспарантах – дублированные арабской графикой и подкрепленные цитатами из Корана, скорее всего, такой человек просто усомнился бы в душевном здоровье вопрошающего. Сегодня пока еще такую картину также трудно себе представить. Но рассуждающего на подобные темы уже не примут за сумасшедшего – по крайней мере, те, кто в курсе всех нюансов политической жизни страны. Правомочен скорее не вопрос: «неужели», а «каким образом такое может произойти?» — то, что нацболы и социалисты берут на вооружение мусульманские лозунги, при этом, не снимая свою старую форму.

Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к истории, дабы выявить тот исторический момент, на котором исламский и западный мир подверглись своеобразной цивилизационной диффузии, и когда заимствование политических идей стало уже неизбежным.

Вплоть до заката Средневековья, до наступления эпохи европейской колонизации, мусульманский мир находился под властью исключительно мусульманских правителей, не соприкасаясь с западными ценностями и западными политическими моделями. И правители, и оппозиционные им силы в мусульманском мире оперились на основы ислама. В свою очередь, политические процессы западного мира происходили в изоляции от мира исламского. Процесс политического взаимовлияния западного и мусульманского миров начался в 19 веке, когда европейцы приступили к колонизации мусульманских народов. Мир перестал четко подразделяться на «территорию Ислама» и «территорию неверных».

В результате столкновения двух цивилизаций появились оппозиционные силы в исламском обществе, которые разделились на два лагеря. Одни видели источник возрождения в либеральных ценностях и экономическом благополучии, дарующем независимость. Представители противоположного лагеря, с другой стороны, видели корень своих бед и несчастий именно в отказе от традиционных ценностей, в отступничестве от Ислама правителей-коллаборационистов.

Так, неприятие западного мира, с его капитализмом, шкалой прагматических ценностей сблизило вторых в 20 веке с коммунистами. Большевики на «Красном Востоке» вели борьбу с феодалами-басмачами под лозунгом «За шариат, за Советскую власть». Так прагматичный исламизм впервые оказался в смычке с левым большевизмом.
В веке 21 Ислам превосходно находит симпатии в стане радикальных левых – например, в лице российских троцкистов, считающих «чеченский джихад» справедливым, а действия регулярной российской армии – империалистической войной.

«В тюрьме я завидовал мусульманским товарищам, оказавшимся в заключении, — откровенно делится в интервью одному из российских изданий лидер Национал -Большевитской Партии Эдуард Лимонов. — Их религия и её церемонии, молитва пять раз в сутки, определённые ритуалы и воздержания — всё это делало их сильными. Каждый намаз, когда в назначенные часы миллионы узких спин сгибаются в молитве, связывающей мусульманскую общину, умму, между собой и с Аллахом, был каждый раз своего рода поднятием флага. Среди страданий и скорби тюрьмы мусульмане подымались над обычными узниками, сонными и несчастными. А коранический закон, детализирующий все стороны жизни мусульманина, делает его жизнь благороднее».
Так, в России появилась совершенно новая – характерная только для начала 21 столетия – тенденции леворадикального исламизма.

Отсутствие веры в загробную жизнь всегда оставалось слабым местом коммунистических идеологов. Долгое время восполнить этот недостаток не удавалось без ущерба для революционного настроя борющихся масс. Современный исламский джихадизм легко снимает это противоречие, не отменяя партийных установок и даже не оспаривая их – а просто придавая им дополнительное религиозное обоснование. Лозунг «Свобода, равенство, братство» вполне подходит и для тех, и для других – по крайней мере, на время борьбы.

Все это не исключает для России вариант, аналогичный иранскому, когда участники левых групп «Моджахедин-е халк» и «Федаин-е халк», внесшие максимальный вклад в победу антишахской революции, оказались в числе первых жертв исламского режима. Но в нынешней России до этого пока далеко, и об этих временах мало кто задумывается. Пока идет непримиримая борьба, умирать легче с мыслью о справедливом загробном воздаянии – поэтому ряды левых радикалов все больше перекрашиваются из красного в зеленый.

По мнению многих политологов, исламизация левых рядов в России способна уже в ближайшем будущем сплотить в ряды тысячи молодых, русских радикалов.

По отдельности левые партии – загнивающие подпольные ячейки. Но сплоченные единой верой выходцы из них, даже если будут составлять не более одной десятой состава своих прежних партий – это идеологически спаянная сила, при должном покровительстве способная великолепно самоорганизоваться, ибо она привыкла к дисциплине.

Бахтияр Арипов, Прага, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *