Левон Тер-Петросян и новый постсоветский прецедент

ПРАГА, 27 ноября, Caucasus Times — (Автор- Сергей Маркедонов, зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук)

Армения, похоже, создает новый политический прецедент не только на Юге Кавказа, но и на всем постсоветском пространстве. Впервые после 1991 года именно в этой республике бывший глава государства планирует свое возвращение во власть. Для Евразии это-новое явление. Ни ушедшие с президентских постов лидеры Украины Леонид Кравчук и Леонид Кучма не помышляли о подобном. Борис Ельцин после своего последнего “сильного решения” превратился в политического пенсионера, изредка позволявшего себе критиковать преемника по мелочам. По этому же разряду сегодня проходит и президент Грузии Эдуард Шеварднадзе. Что же касается президентов Грузии и Азербайджана соответственно Звиада Гамсахурдиа, Аяза Муталибова и Абульфаза Эльчибея, то все эти персонажи не сами покидали свои посты. Им «помогли» их противники /многие из которых были сначала соратниками/ избавиться от сложного бремени власти, Пример Михаила Горбачева, участника российской президентской гонки 1996 года не может рассматриваться, как релевантный. Горбачев не был российским лидером никогда, он возглавлял ушедшее в небытие государство — Советский Союз. В 2007 году Левон Тер-Петросян /и команда его соратников / решили изменить постсоветскую традицию “исхода” из политики высшего уровня.

Другой вопрос, насколько велики его шансы, насколько реально даже попадание во второй тур президентских выборов. Однако факт остается фактом. Первый президент Республики Армения Левон Акопович Тер-Петросян фактически начал свою избирательную кампанию. Такое решение политика, уже списанного в архив, существенно оживило предвыборную повестку дня. Между тем еще вчера исход выборов многим и в Армении , и за ее пределами казался предрешенным. Ныне действующий премьер-министр республики Серж Саркисян рассматривался в качестве заведомого фаворита, официального преемника нынешнего лидера государства Роберта Кочаряна. Газета «Айкакан жаманак» написала по этому поводу: «Выдвигая свою кандидатуру в предстоящих президентских выборах, Левон Тер-Петросян, по сути, положил начало двухполюсности политического поля Армении. Этот процесс стал сегодня уже реальностью, и с каждым днем будет углубляться, независимо от того, к каким махинациям прибегнет сержокочаряновский режим в деле создания новых карликовых «полюсов». После 26 октября (многотысячный митинг Тер-Петросяна на площади Свободы в Ереване, — С.М.) не остается никаких сомнений в том, что уже сформированы два основных политических полюса: со стороны народа — Левон Тер-Петросян, со стороны властей — Сержик Саркисян».
С первым президентом Армении связано такое ключевое для любой страны событие, как достижение независимости. 21 сентября 1991 года в Армении состоялся референдум по вопросу о самоопределении этой закавказской республики. В голосовании приняли участие 94,99 % избирателей и 99 % проголосовавших высказались за выход Армении из состава Советского Союза. 23 сентября 1991 года была принята “Декларация о государственной независимости Армении”. При этом тогда Армения была единственной республикой, покинувшей СССР по советскому же законодательству /по Закону о выходе союзных республик из Советского Союза/.

После того, как 3 февраля 1998 года первый президент Армении оставил свой пост и подал в отставку (главная причина — расхождения с высшим руководством страны по вопросу о перспективах нагорно-карабахского урегулирования), Тер-Петросян старался держаться в стороне от публичных оценок внутри- и- внешнеполитического развития государства. Вместо работы с документами первый президент Армении начал работу с историческими источниками. Востоковед по образованию (доктор филологических наук, получивший ученую степень еще в 1987 году) Тер-Петросян занимался подготовкой фундаментального исследования “Армяне и крестоносцы” (автор запланировал издание шести томов). В 2005 и в 2007 гг. вышли два тома соответственно. Однако после более, чем девятилетнего молчания первый президент Армении заговорил.

Поводом для его выступления стало празднование 16-летия со дня независимости республики. 14 сентября 2007 года пресс-секретарь нынешнего президента Армении Виктор Согомонян заявил, что лучшей кандидатуры, чем действующий глава армянского правительства Серж Саркисян нельзя найти: “Очевидно, что в Армении нет другого политического деятеля с таким опытом и способного выполнять эти полномочия”. Публичную поддержку Саркисяну обозначил и его преемник на посту министра обороны Армении Микаэл Арутюнян. В оппозиционном лагере также заметно брожение.

В августе 2007 года лидер оппозиционной партии “Наследие” Раффи Ованнисян развернул активное наступление на “патриотическом фронте”, выдвинув инициативу по признанию Ереваном независимости НКР.

Многие тогда расценили этот шаг, как “пристрелку” перед будущей президентской кампанией. И вот 21 сентября 2007 года главным возмутителем спокойствия стал “великий немой” Левон Тер-Петросян. “Через 16 лет после обретения независимости мы стоим перед водоразделом. Главной задачей на сегодняшний день является разрушение и избавление от нынешней властной системы, от насквозь коррумпированного сверху донизу преступного режима, который руководствуется не волей народа и законами, а обычаями воровского мира”. Именно так оценил “текущий момент” первый президент Армении на торжественном приеме в честь 16-летия провозглашения независимости, организованном Армянским общенациональным движением (АОД, первой посткоммунистической правящей партией). И хотя сегодня АОД стало маргинальным политическим течением, слова Тер-Петросяна услышали все те, кому это положено по должности и по статусу. Ереванский аналитик Давида Петросян справедливо замечает: “Близкая к АРФ (Армянской революционной федерации- С.М.) “Дашнакцутюн” телекомпания «Еркир-медиа» охарактеризовала это выступление Л.Тер-Петросяна как предвыборное. Я бы оценил его как программное, но только отчасти, т.к. многое осталось “за кадром”. Тем не менее, многие моменты были достаточно интересны. Например, часть его выступления, касающаяся коррупции в стране во многом перекликалась с заявлениями и документами, принятыми участниками антикриминального движения и Совета старейшин “Форума интеллигенции” еще в конце 2006 года. Это является косвенным свидетельством того, что в случае принятия решения о выдвижении своей кандидатуры, Левон Тер-Петросян намерен апеллировать к широкому общественному мнению, а не только к своим многолетним соратникам”. А затем были митинги и выступления на них. 26 октября 2007 года Левон Тер-Петросян в ходе митинга на Театральной площади в Ереване выступил с полуторачасовой речью. Именно там он заявил, что 19 февраля 2008 года он будет участвовать в выборах главы Республики Армения. А далее пошла серия встреч, как с представителями влиятельных международных организаций, так и с группами избирателей. 5 ноября Левон Акопович встретился с Генсеком Совета Европы, находившимся с визитом в Ереване Тэрри Дэвсиом. 3 ноября 2007 года состоялась встреча Тер-Петросяна с молодежью. Вновь, как в конце 1980-х годов, когда Тер-Петросян шел к власти на фоне борьбы за Карабах, вброшен лозунг: «Борьба, борьба, борьба до конца!»

В этой связи возникает правомерный вопрос: “Насколько у Тер-Петросяна достаточно ресурсов для того, чтобы составить реальную конкуренцию нынешней власти в Армении?” Речь, естественно не о материальном положении. Такие фигуры, как бывшие президенты государств могут не беспокоиться по поводу фанд-рэйзинга. Конечно, если действующая власть не будет бороться с ними на “уничтожение”, а обеспечит им мягкий “горбачевский формат” образца 1996 года. Сам по себе факт возможного выдвижения Левона Тер-Петросяна мог бы иметь чрезвычайно важное значение не только для Армении, но и для всего постсоветского пространства. Он продемонстрировал бы, что и бывшие лидеры государств с уходом в отставку не перестают быть ключевыми политическими фигурами, могут “сметь свое суждение иметь” и влиять на ситуацию в своих странах. Возвращение в большую политику экс-президента стало бы тестом на государственную зрелость Армении и армянской политической элиты. Сегодня провластные силы Армении такой зрелости не продемонстрировали. По крайней мере пока. Практически все официальные СМИ единогласно начали вспоминать “холодные” и “голодные“ 1990-е. Собственно, объективности от них невозможно требовать. У жанров есть свои правила и свои законы. Пропагандист не может быть непредвзятым аналитиком, у него другие задачи.

В прочем, рассуждая о “холоде и голоде”, надо иметь в виду, что на долю первого президента Армении выпала война в Нагорном Карабахе (она шла до мая 1994 года и завершилась успешно для армянской стороны). В эти же 1990-е давление со стороны официальной Анкары было намного более сильным, чем сегодня. Грузино-абхазская война 1992-1993 гг. (продолжавшаяся 14 месяцев) требовала и от Армении серьезного вмешательства, принимая во внимание наличие более, чем 70-тысячной армянской общины в Абхазии. А еще была соседняя Грузия с борьбой между звиадистами и сторонниками Шеварднадзе. В прочем, не стоит забывать, что карабахская война породила в армянской среде своих “полевых командиров” со своими политическими амбициями. А если учесть, что еще в позднесоветский период в самой Республике Армения было немало “людей с ружьями” и не только (речь идет о различных армянских полувоенных формированиях), то можно понять масштаб задач и вызовов, стоявших перед первым президентом. Ему пришлось создавать новые национальные органы власти и управления, армию, спецслужбы и полицию, учить привыкшее за три года (начиная с карабахской эпопеи 1988 года) к митингам и забастовкам общество тому, что не всякая уличная демократия есть норма, и что мнение толпы не всегда является основой для выбора внутриполитической стратегии. Не будем забывать, что Тер-Петросяну досталось такое наследство, как нефункционирующая экономика (поскольку экономика советской Армении могла работать только как директивно-плановая и только в рамках СССР). Ему пришлось в условиях блокады со стороны Турции и Азербайджана строить рынок даже не с нуля, а с отрицательной величины. В прочем, тему голода и холода сам Тер-Петросян не забыл во время своего общения с потенциальными избирателями. 16 ноября 2007 года он публично покаялся за социальные и экономические издержки первых лет независимости. При этом он заметил, что “темные и холодные годы” стали “ценой освобождения Нагорного Карабаха”.

Конечно же, у оппонентов Тер-Петросяна есть свои аргументы и доказательства. Сегодня многие вспоминают, как еще в 1999 году, незадолго до своей трагической гибели, премьер-министр Вазген Саркисян с парламентской трибуны объявил на всю страну, что энергокризис не был следствием Карабахской войны. Временная депутатская комиссия тогда зафиксировала, что «в 1992 г. из числа поступившего в адрес Разданской ГРЭС и Ереванской ТЭЦ мазута не было оприходовано 2058 вагонов, 115 тыс. т, в том числе на Разданской ГРЭС 1184 цистерны, 66 тыс. т, на Ереванской ТЭЦ 874 цистерны, 49 тыс. т…»

Но готово ли разнородное оппозиционное сообщество Армении к тому, чтобы позитивно воспринять весь актив тер-петросяновского периода?

На наш взгляд, сегодня ответ на такой вопрос будет скорее отрицательным.

“Первый президент Армении Левон Тер-Петросян смог достичь независимости Армении, но не смог распорядиться ею”. Так (по сообщению агентства “АрмИнфо”) заявил лидер Национал-демократической партии Армении Шаварш Кочарян. Заметим, речь идет не о представителе армянской “партии власти” (Республиканской партии Армении) и не о чиновнике президентской администрации. Многие оппозиционеры действующей власти не могут простить Тер-Петросяну того, что многие сегодняшние тенденции (административный ресурс, давление на СМИ) зародились еще в период его пребывания у власти. И здесь, конечно же, большинство вспомнит о скандальных президентских выборах 1996 года. 21 сентября 1996 Левон Тер-Петросян был вторично избран на пост президента страны. Но уже 25-26 сентября 1996 года в Ереване произошли беспорядки, вызванные акциями протеста оппозиции, было введено чрезвычайное положение. Ряд оппозиционеров (которые сегодня противостоят и Кочаряну) подвергся преследованиям со стороны силовых структур. И эти репрессии ассоциируются не в последнюю очередь с первым президентом страны. Многие сегодняшние оппозиционеры считают, что само появление Роберта Кочаряна и Сержа Саркисяна на армянской политической арене – это дело рук Левона Тер-Петросяна. Действительно, именно Тер-Петросян инициировал назначение Роберта Кочаряна премьер-министром Армении 20 марта 1997 года. Кстати, ряд аналитиков и в самой Армении, и даже в Азербайджане считает этот шаг большой стратегической ошибкой первого президента. Тер-Петросян, рекрутировав Кочаряна в армянскую политическую элиту, тем самым, лишил Нагорный Карабах собственной политической субъектности. С этого времени карабахцы обосновались в Ереване. Позиции НКР и Армении были, таким образом, объединены. И, конечно же, самый трудный вопрос, по которому консенсус практически недостижим- это перспективы карабахского урегулирования.

В своем выступлении 26 сентября 1997 года Левон Тер-Петросян призвал к необходимости компромисса в урегулировании карабахской проблемы. Президент Армении фактически согласился на поэтапное разрешение конфликта. До того армянская элита выступала за так называемый «пакетный план» урегулирования, предусматривающий заключения соглашений между противоборствующими сторонами «в пакете» с учетом всех проблем и перспектив будущего «мира». Поэтапный план, в отличие от «пакета», предполагал отказ от немедленного разрешения фундаментальных проблем (например, статус НКР) в пользу “малых дел” (частичный отвод армянских сил с азербайджанских территорий вне НКР, поэтапное возвращение перемещенных лиц). Основополагающие проблемы будущего мира предполагалось обсуждать в ходе переговоров по мере укрепления доверия между конфликтующими сторонами. Подобная линия президента Армении была расценена оппозиционерами как предательство национальных интересов республики. И сегодня с такой оценкой готовы многие согласиться (и не только представители правительственного лагеря, но и оппозиционеры). Не зря ведь один из министров иностранных дел тер-петросяновского периода Раффи Ованнисян так активен именно на карабахском поле.
Политолог Давид Петросян справедливо замечает: “Свою обеспокоенность складывающейся ситуацией продемонстрировал и действующий президент Р.Кочарян, который даже пригрозил своему предшественнику, что ему могут многое напомнить. Действительно, нарушений законности в 90-ые годы было более чем достаточно, но ведь с тех пор мало, что изменилось. Естественно, можно предположить, что у предыдущих властей Армении также есть достаточно сведений о нелицеприятных «подвигах» нынешней администрации. Так что мы не думаем, что угрозы Р.Кочаряна окажут сколь-нибудь серьезное развитие на ситуацию”. Однако борьба с действующей администрацией – это объективная реальность, что бы ни говорил Кочарян и представители его команды.

Естественно, они не заинтересованы в появлении соперника такого уровня и такой известности. Однако главная цель Тер-Петросяна сегодня- не только обыграть власть, но и консолидировать оппозицию. Точнее, без решения второй задачи о первой и помышлять невозможно. Между тем, именно это направление (работа в рядах разношерстной оппозиции) является самой трудной и неприятной задачей. Придется первому президенту Армении отвечать на тысячи неудобных вопросов, объяснять свою личную причастность не только к ошибкам прошлых лет, но и к тому, что сегодня происходит в Ереване и его окрестностях. Только проделав эту работу, Левон Тер-Петросян может не повторить бесславный путь экс-президента СССР Михаила Горбачева, искренне удивившегося своим скромным результатам 1996 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *