Кумыкский вопрос в Дагестане

ПРАГА, 21 августа, Caucasus Times. Кумыки — второй по численности после азербайджанцев тюркоязычный народ на Кавказе, являются крупнейшим тюркским народом на Северном Кавказе и третьим по численности народом Дагестана. Территория их традиционного расселения — Кумыкская плоскость и предгорные районы Дагестана. В Дагестане кумыкский этнос третий по численности, он составляет более 14% всего населения республики.

Кумыкский вопрос тесно связан с земельным вопросом, который является одним из главных катализаторов напряжённости на Северном Кавказе. Механизм конфликта был заложен политикой насильственных переселений, которую вела советская власть на Северном Кавказе.

Восстановление ЧИАССР (Чечено-Ингушетии) в 1957 году сопровождалось перекройкой административных границ и переселением целых этносов. Так, ЧИАССР были возвращены шесть районов присоединенных в 1944 году к Дагестанской АССР. Население Дагестана, которое в 1944 году было насильственно переселено на чеченские и ингушские земли, в обратном порядке было переселено в Дагестан. Однако только часть дагестанцев из Чечни была возвращена в свои прежние места проживания: в Ботлихский, Цумадинский, Цунтинский и др. горные районы, а другая часть, под предлогом отсутствия в их прежних местах обитания (в горных районах республики) условий для жизни, была расселена на территории, которые традиционно населяли кумыки (Хасавюртовский, Кизилюртовский, Бабаюртовский, Каякентский и другие) равнинные районы советского Дагестана, территория так называемой кумыкской равнины.
В результате этого, а также миграционных потоков, вызванных процессом урбанизации в СССР, произошло резкое сокращение территории с компактным проживанием кумыкского населения, в результате чего кумыки превратились в этническое меньшинство на Кумыкской равнине и на других территориях. Эти демографические изменения были связаны с миграцией населения горного Дагестана на равнину.

Развал СССР, сопровождавшийся появлением политических свобод, актуализировал кумыкский вопрос. Во второй половине 80-х годов в республике начинают складываться совершенно иные условия для политической деятельности: стало возможным вовлечение в нее представителей самых различных социальных групп. С весны 1989 года начинает формироваться Кумыкское Народное Движение «Тенглик» (КНД).

Впервые о своих этнических правах кумыки заявили на Первом учредительном съезде КНД 19 ноября 1989 года в Эндирее. В нем приняли участие 375 делегатов. Были приняты программа и устав движения, избраны руководящие органы, председатель КНД.

Согласно программным документам, «Кумыкское Народное Движение (Къумукъ Халкъ Гьаракаты) — общественно-политическая организация, возникшая в результате политической активности народа, объединяющая демократические силы в борьбе за социальную справедливость, национальное возрождение и политическое, экономическое самоопределение кумыкского народа и других народов республики».

В качестве основной цели КНД выдвинул «создание национального государственного образования кумыкского народа путем создания демократической парламентской республики, в условиях которой можно будет облегчить развитие экономики и культуры, справедливое урегулирование национальных проблем», где будут возможны «национальное равноправие и политическое самоопределение путем утверждения этнополитической самостоятельности, экономического и социального прогресса кумыкского народа как нации».
9 ноября 1990 года на втором съезде кумыкского народа была провозглашена Кумыкская республика. «Кумыкская республика — суверенное национальное государство, образованное в результате свободного осуществления кумыкской нации своего неотъемлемого права на самоопределение, добровольно входит в состав федераций — РСФСР и СССР», — пишется в принятой съездом декларации.

Все это, естественно, вызывало противодействие со стороны других гражданских формирований, прежде всего аварского Народного Фронта им. Имама Шамиля, а также недовольство органов местной и республиканской власти. Указанные силы видели в решениях КНД и Милли Маджлиса призыв к ликвидации Дагестана как целостного государства. Все заверения кумыков о том, что «если в результате свободного самоопределения других дагестанских наций и народностей будут образованы их национальные республики, то Кумыкия по договору добровольно может объединиться с ними в федеративное государство», не были приняты во внимание. В прессе появились обвинения КНД в сепаратизме и национализме.

Кумыкское движение, оставаясь достаточно организованной и влиятельной политической силой, все же утратило рычаги влияния на политические процесс в республике. В большей степени это связано со ставкой Кремля на аварцев, как доминирующего этноса в Дагестане. Отмена института выборов вовсе лишило население Дагестана рычагов воздействия на политическую жизнь в республике. Все это, плюс миграционные процессы актуализировали кумыкский вопрос в 2010 году.

Так, в 2010 году кумыкская общественность обратилась к президенту РФ Д.А.Медведеву. Обращение хорошо характеризует актуальность этой проблемы. В обращении сказано что «в республике реализуется политика доминирования интересов так называемых «правящих этносов» (аварцев), при полном игнорировании интересов других коренных народов республики».

«Кумыкский народ, роль которого в создании республики была определяющей, уже более 80 лет не допускается на руководящие должности в Дагестане. Хотя основная часть политической и экономической жизни республики происходит на кумыкской земле. И большинство населения республики тоже проживает на Кумыкской территории, тогда как самих кумыков здесь уже всего около 20%», — утверждается в обращении кумыкской общественности.

В другом обращении кумыкского народа к главе российского государства, распространенном в июле 2008 года, кумыкская общественность предостерегает руководство России в том, что в случае игнорирования Россией проблем кумыкского народа, кумыки будут обращаться к международной общественности за помощью.

Кумыкский вопрос имеет глубокие корни. Его актуализация в современной России спровоцирована в первую очередь неграмотной политикой федеральной власти на Северном Кавказе, которая обеспечивает свое присутствие в регионе предоставлением широких полномочий местным элитам, что на практике означает узурпацию власти определенными этническими группами, как это происходит в Дагестане. Доминирование во власти представителей одной этнической группы в условиях Северного Кавказа непременно влечет за собой нарушение культурных прав другой этнической группы.

Нерегулируемые миграционные процессы в национальных районах становятся дополнительным фактором напряжённости в регионе. Общественность кумыкского народа очень болезненно принимает потерю былого лингвистического и демографического доминирования на востоке Северного Кавказа. Земельный и кадровый вопросы тесно связаны с вопросом демографического доминирования.

Нерешенность кумыкской проблемы, еще больше накаляет, и без того, взрывоопасную ситуацию в Дагестане. Нерешенность этого вопроса толкает кумыкскую молодежь в ряды исламских радикалов. Кумыкский вопрос наряду с черкесским, требует от России безотлагательного политического решения своих проблем.

Соломон Лебанидзе, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *