Крушение клана

ПРАГА, 12 июня, Caucasus Times. Бытует разное мнение по поводу причины ареста мэра города Махачкала Саида Амирова. До сего момента Саид Амиров являлся влиятельнейшим человеком как в Дагестане, так и во всем северокавказском регионе. Его внезапный арест с этапированием в Москву 1 июня стал неожиданностью для всего Дагестана. Теперь уже известно, что Амиров обвиняется в заказном убийстве дагестанского следователя и в нелегальном обороте оружия. Арест мэра осуществлялся при непосредственном введении в Махачкалу бронетехники. Следователи не скрывали, что «охотились» за Саидом Амировым на протяжении несколько лет.

«Ранним утром все прилегающие к дому мэра улицы были блокированы бронетехникой, в воздухе барражировали вертолеты, особняк Амирова был плотно окружен спецназом сразу трех силовых ведомств. Но задержать его удалось без единого выстрела.» — отмечает газета «Комсомольская правда».[1]

Согласно заявлению главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, операцию по задержанию мэра Махачкалы Саида Амирова организовывали около двух лет.[2] В некоторых СМИ прошла даже информация, что несмотря на громкий арест мэра Махачкалы Саида Амирова в Дагестане начались выступления в поддержку арестанта. По мнению протестующих, персона Саида Амирова уравновешивала политическую ситуацию в Дагестане.Так, уже 2 июня, в актовом зале городской администрации сторонники Амирова провели собрание и высказали свое несогласие с арестом мэра. По их мнению, махачкалинский градоначальник свободно мог конкурировать на президентских выборах в Дагестане. Сторонники Амирова на своем собрании 2 июня приняли резолюцию на имя российского президента, генерального прокурора и главы Следственного комитета РФ с просьбой изменить для Саида Амирова меру пресечения подпиской о невыезде.[3] И вот уже 4 июня в адрес президента России и спикера Государственной Думы России обращаются 23 депутата парламента Республики Дагестан с просьбой взять расследование дела Амирова под личный президентский контроль. Свое прошение они аргументируют двояко: много сделал для народа и стал жертвой конкуренции.

Сторонники Амирова главным достижением мэра считают строительный бум в Махачкале, строительство дорог и коммуникаций.[4] Они считают,что арест градоначальника имеет политическую подоплеку и преследует своей целью устранение неугодного кандидата в предстоящей президентской гонке на должность главы республики. Но есть и мнение противников мэра Махачкалы, которые открыто празднуют победу торжества законности над беспределом местного разлива. Мнение российских экспертов также неодназначно и отражает широкую панораму симпатий и антипатий к фигуранту теперь уже скандального на всю страну уголовного дела.

Российский политолог и журналист Максим Шевченко считает, что Саид Амиров был статусным мафиози. Он вспоминает, что именно Амиров был награжден высокой наградой как лучший мэр города России в 2012 году, и что именно он организовал в свое время вооруженное ополчение дагестанцев для противостояния с вооруженными группами Шамиля Басаева. Шевченко сравнивает деятельность Амирова с сицилийской мафией. Он также напоминает общественности, что Саид Амиров являлся главной фигурой в даргинско-левашинском клане, и в случае, если федеральный центр позволит сильным людям начать борьбу за наследие клана, то это вызовет серьезную дестабилизацию в республике.[5] Журналист Адам Адаев между арестом Саида Амирова и столь же громкими процессами в КБР, проистекавшими в августе 2012 года, усматривает параллели в контексте типологии спецопераций. Тогда, в Кабардино- Балкарии, были задержаны и переправлены в Москву руководитель администрации президента республики Владимир Жамборов и ряд других высокопоставленных чиновников, приближенных к верхушке власти. Адаев, отмечает, что специальная бригада из 100 человек прилетела тогда на военный аэродром Моздока с тем, чтобы добраться до Нальчика уже с утра и с ошеломляющим успехом задержать конкретных должностных лиц. По мнению журналиста, и в случае с Нальчиком, и в случае с Махачкалой в операции по задержанию высокопоставленных чиновников участвовали военные подразделения.[6] В обоих случаях решение о спецоперации было принято на самом высоком уровне- в Москве, и в операции были замешаны крупные подразделения правоохранительных органов.

Аналитик и журналист Орхан Джемаль отмечает, что Саид Амиров за свою жизнь пережил много покушений, а в результате одного из них остался инвалидом на всю жизнь. Амиров проводит в коляске большую часть времени, но и это не мешало ему оставаться вездесущим отцом Махачкалы. Джемаль вспоминает, что в последнее время ходили слухи о связях Саида Амирова с вооруженным исламистским подпольем. Орхан Джемаль также отмечает, что почти все противники мэра города умирали, правда, не уточняет каким образом. По мнению Джемаля у Амирова были натянутые отношения с силовыми структурами Дагестана. Но в одном аналитик весьма убедителен. Это тогда, когда он высказывает следующие мысли:»Арест Амирова – это крушение так называемого «левашинского клана.»

«Решение об аресте Амирова могло быть принято только в Москве, так как масштаб этих событий выходит за пределы региона.»

«После ареста Саида Амирова начнется усиление других группировок в Дагестане, которые захотят занять место левашинского клана, которому относился Амиров».[7]

Между тем, некоторые эксперты выдвигают предположение, что арест Амирова является ни много ни мало, а самой настоящей прелюдией к началу новой политической эры противостояния элит на Северном Кавказе.

По мнению эксперта по Кавказу Ивана Сухова, Амиров в политическом плане полностью уничтожен и не сможет вернуть себе те позиции, которые занимал ранее. Сухов предзнаменует, что арест Амирова связан с началом борьбы российских властей с преступностью на Северном Кавказе. Московские эксперты в основном считают справедливым арест Амирова и поддерживают политику аварца Рамазана Абдулатипова.
Своеобразной оппозицией официальному мнению можно посчитать мнение местного, дагестанского экспертного сообщества.Редактор отдела политики издания «Дагестанская правда» Гази Гасайниев русской службе БИ-БИ-СИ заявил, что арест Амирова был шоком для Дагестана. Гази Гасайниев считает, что Народное Собрание Республики Дагестан могло выдвинуть кандидатуру Саида Амирова в качестве кандидата в президенты уже осенью нынешнего года.[8]

Означает ли это, что политическая конъюктура в Дагестане последние десятилетия складывалась вдоль линии борьбы двух тяжеловесных кланов, с неумолимой жестокостью претендующих на верховную власть? И стоит ли учитывать ту особенность, что Саид Амиров является этническим даргинцем, а даргинцы, как известно, с древних времен ведут серьезную конкуренцию с аварцами, которые стремятся зафиксировать свое доминирующее положение в эшелонах власти? Вопросов возникает много. В итоге мы можем стать свидетелями изощренной даргинско — аварской борьбы за власть в Дагестане. Эту обстоятельство может ухудшить этнический баланс в республике.

Ведь Амиров представляет группу, из которой состоят и другие видные даргинцы, такие как, например,отец и сын Магомедали и Магомедсалам Магомедовы, которые правили Дагестаном многие годы. Отметим, что именно даргинская группа, которую представляет Амиров, способствовала ослаблению единоличного правления аварца Муху Алиева на посту руководителя республики, что и привело впоследствии к его досрочной отставке. Своей неуемной деятельностью Амиров вольно или невольно расколол единство аварских кланов, а некоторых из них даже смог привлечь на свою сторону. Был сформирован своеобразный аварско-даргинский баланс сил в политическом пространстве Дагестана. Но борьба за лидерство в республике между этими влиятельными кланами и персонами в конечном итоге окончилась победой нынешнего главы Дагестана аварца Абдулатипова, который пользуется полной поддержкой федеральной власти в Москве.

И, конечно же, Рамазан Абдулатипов имеет в сложившейся ситуации редчайшую возможность переформатировать существующую в Дагестане рокировку элит по своему усмотрению и в интересах Москвы.

Не стоит сбрасывать со счетов и вероятность того, что «борьба с криминалом» может оказаться всего лишь причиной и весьма выгодным декоративным антуражем той тотальной борьбы, которая со всей беспощадностью продолжается между разными этнополитическими группами в Дагестане.

[1] http://www.kp.ru/daily/26085/2987812/
[2] http://kavpolit.com/bastrykin-zaderzhanie-amirova-gotovilos-dva-goda/
[3] http://expert.ru/2013/06/5/myi-ne-znaem-chto-budet-s-respublikoji/
[4] http://kavpolit.com/u-bunkera-xozyaina-maxachkaly/
[5] http://tvrain.ru/articles/maksim_shevchenko_said_amirov_skoree_mafiozi_a_mafija_eto_obschestvo_chesti-345000/
[6] http://kavpolit.com/unesennye-vlastyu/
[7] http://kavpolit.com/amirov-poslednij-iz-mogikan/

Соломон Лебанидзе, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *