Кровь и почва современных показательных процессов

ПРАГА, 31 октября, Caucasus Times — В пятницу, 28 октября, в Мосгорсуде судья Андрей Расновский вынес решение по делу о драке на Кронштадском бульваре. Главный фигурант процесса, Аслан Черкесов, признан виновным в умышленном убийстве футбольного болельщика Егора Свиридова и приговорён к 20 годам колонии строгого режима. Остальные 5 обвиняемых проведут по 5 лет за решёткой за хулиганство и нанесение побоев. Присяжные сочли подсудимых не заслуживающими снисхождения. Защита, в свою очередь, назвала приговор неправосудным, а процесс – политическим, тенденциозным и показательным, сославшись на зыбкость доказательной базы обвинения и чрезмерную строгость наказания. Крайняя жёсткость приговора многими объясняется общественной резонансностью события. Но такой аргумент не совсем состоятелен – например, по другому резонансному делу, убийству в Петербурге таджикской девочки Хуршоды Султоновой, суд назначил обвиняемым сроки от полутора до пяти с половиной лет лишения свободы в колонии общего режима. Или, в другом случае, организатор и соисполнитель убийства семи человек, бывший зять бывшего президента Карачаево-Черкесии Али Каитов после череды ходатайств может выйти на свободу уже в этом году, отбыв за решёткой 7 из 17 назначенных верховным судом КЧР лет.

 

Но в данном процессе примечателен именно показательно-экзекуторский аспект: общественный пафос по поводу «дела Свиридова» был однозначен – наказать, «чтобы впредь неповадно было». Российский обыватель полагает объективным карательный императив правосудия: дескать, послать всех подсудимых куда подальше «мотать срока огромные», благо, страна у нас большая и зон на всех хватит. Тому есть много объяснений – отсутствие традиций гражданского общества ввиду особенностей исторического генезиса страны, высокий уровень криминала или общая социальная апатия. При этом, власти не к лицу проявлять пристрастность, сохраняя хотя бы видимую дистанцию и не вмешиваясь совсем уж демонстративно в следственные и судебные процедуры. Однако, действующий премьер-министр счёл возможным ещё на стадии предварительного следствия назвать виновного, сопроводив комментарием относительно отягчающих обстоятельств преступления (эти обстоятельства – предыдущая погашенная судимость Черкесова – потом фигурировали в доводах обвинения, хотя в соответствии с УПК не должны были рассматриваться судом как не имеющие прямого отношения к данному событию) и, более того, почтив память погибшего в уличной драке возложением цветов к его могиле. С этого момента исход процесса был предрешён, и вся последующая процедура носила заведомо фарсовый характер.

 

Как выпускник юрфака ЛГУ им. Жданова, председатель правительства не может не знать о презумпции невиновности, хотя в пору его студенчества этот принцип и не изучали. Такой демарш с демонстративным вмешательством в уголовный процесс не был бы сильным ходом «национального лидера», каким ВВП пытаются представить Кулистиков, Добродеев и Эрнст, если только эпитет «национальный» тут не используется в своём изначально-русском, а не заимствованном из лексикона англоманов, значении: по-русски «национальный» – относящийся к национальности, но не к государству или, например, как обозначено население РФ в конституции страны – «многонациональному НАРОДУ».

 

Путин не претендует на народного или государственного лидера, но НАЦИОНАЛЬНЫМ он может и хочет быть. Это событие знаменует поворот во внутренней политике, который можно назвать «Манежной бифуркацией Путина». В массовом сознании мифологизируются новые Хорсты Вессели, чью могилу тоже ритуально посещали иные печально известные деятели, и нехорошие ассоциации относительно предстоящих 2012-2024 и другого бурного двенадцатилетия из истории совсем другой страны возникают сами собой. (1)

 

Трудно сказать, использовали чрезвычайно ловкие технологи правых движений премьер-министра, или он сам решил воспользоваться удачно подвернувшимся случаем для обозначения своей позиции и чтобы расширить электоральную базу на предстоящих выборах. Но пропагандистскую победу одержали, безусловно, правые националистические движения.

 

Другой вопрос, хорошо ли это для страны, которую ему выпадает возглавлять уже второй десяток лет.

 

Как-то, года три назад, я прожил несколько душных летних месяцев в Москве. В эту пору столицу покидает всякий, кому небезразлично здоровье и имеется маломальская возможность избежать интоксикации угарным газом. Как оказалось, не только подмосковные торфяники угрожают летом москвичам: в наших хрущёвках обновляли фасады, что выразилось в окрашивании оных ядовитой во всех смыслах краской. Занималась этим весёлая бригада кабардинцев на заработках, и я с любопытством наблюдал их незатейливый быт – кефир-пивко из ближайшей «Абрикоски», обычные беседы вынужденно холостякующих мужчин. После наших фасадов они продолжили в соседнем микрорайоне, и я потерял их из виду; но вскоре, ещё лето не закончилось, я узнал из криминального раздела информационного листка «Северное Тушино», бесплатно рассовываемого в почтовые ящики, что двое ребят из этой бригады были убиты при неизвестных обстоятельствах возле супермаркета; впрочем, одно обстоятельство было указано вполне точно – время происшествия, около девяти часов вечера, летом ещё светло. И людей, закупающихся после работы, было, видимо, достаточно. Но – «свидетелей происшествия не оказалось». Уголовное дело по факту убийства завели, однако нашли или нет виновных – неведомо.

 

В том же году в столице были схожим образом убиты двое уроженцев Кабардино-Балкарии, аспирантов: один – медицинской академии, второй – академии МЧС. Результат расследования тоже неизвестен широкой общественности, да и близким, кроме полиэтиленовых пакетов с трупами, вряд ли что от следственных органов досталось. По данным правозащитного центра в Нальчике, жертвы (в прямом смысле) Москвы из республики ежегодно исчисляются десятками. На их могилах не рыдают фанаты, и премьеры не возлагают цветов. Лишь одинокие вдовы и безутешные матери навестят, поминая.

 

Нужно заметить, публичным возложением цветов к могилам премьер и бывший/будущий президент не злоупотребляет: из известного широкой общественности вспоминается посещение «семейного пантеона», как поспешили объявить комментаторы, семьи Кадыровых в Центорое и мемориала жертвам Катынской трагедии. Интересный ряд получается – эволюция от одиозного главы Чечни, участника НВФ и муфтия, объявившего джихад России, до погибшего в хулиганской стычке футбольного фаната. Кстати, мемориал жертвам бесланского теракта Путин упорно избегает, хотя там не одна, а 226 жертв чудовищных разборок, и не польских офицеров, а детей, их родителей и учителей, граждан собственной страны.

 

Известно особое отношение российского премьера к Германии, поговаривают даже, что он – германофил. Конечно, немецкие автомобили, пиво, язык Шиллера и Гёте, порядок и социальная система замечательны, но нужно бы, по любимому выражению самого ВВП, «отделять мух от котлет». Ибо, увы, как свидетельствует история, не всё «немецкое» означает «хорошее», и заимствовать чужой опыт надлежит с осторожностью. Исторические ассоциации – вещь, конечно, амбивалентная, однако в некоторых случаях могут оказаться зловещим знамением.

 

 

 

«Кровь и почва» – нем. “Blut und Boden”, девиз гитлерюгенда

 

 

 

 

 

1/ Хорст Ве́ссель (нем. Horst Ludwig Wessel, 9 октября 1907 — 23 февраля 1930) — нацистский активист, штурмфюрер СА, поэт, автор текста «Песни Хорста Весселя».

 

14 января 1930 г. на Хорста Весселя в дверях его квартиры было совершено нападение членами запрещённого в то время Рот Фронта и коммунистической партии. Вессель был ранен в голову Альбрехтом Хёлером (нем. Albrecht Höhler), активным деятелем КПГ, и умер в больнице 23 февраля 1930 г. от заражения крови.

 

КПГ отвергала обвинения в политическом убийстве и доказывала, что речь шла о частном споре между домовладелицей Элизабет Зальм и бывшей проституткой Эрной Йенике, с которой Вессель жил в одной квартире. Умерший супруг домовладелицы был активным членом КПГ, и поэтому она обратилась к его товарищам по партии за помощью в споре со своей квартиросъёмщицей, подругой известного национал-социалиста Весселя. В дальнейшем партия распространяла слух, что Хорст Вессель случайно попал в перестрелку между двумя конкурирующими сутенёрскими бандами.

 

Не исключено также убийство из мести, так как в тот же самый день штурмовиками СА был убит 17-летний член КПГ Камилло Росс (Camillo Ross), а Вессель был руководителем местного отделения СА и одним из видных деятелей НСДАП.

 

Все участники нападения были вскоре задержаны и приговорены к различным срокам заключения. Компартия хоть и оказывала им помощь на судебном процессе, тем не менее, дистанцировалась от них. После прихода нацистов к власти в 1933 году Альбрехт Хёлер, приговорённый к шести годам тюрьмы, был захвачен штурмовиками СА и расстрелян. Двое других второстепенных участников были приговорены к смерти в 1934 году и в 1935 казнены.

 

Смерть Весселя была политизирована министерством Геббельса и активно использовалась нацистской пропагандой[1]. Его именем были названы улицы, парки, школы, станции метро и т. д. В Третьем рейхе Хорст Вессель стал символом самоотверженного национал-социалиста, готового умереть за свои идеалы.

 

 

 

 

Анзор Шаов, специально для Caucasus Times

Кровь и почва современных показательных процессов: 5 комментариев

  • 31.10.2011 в 10:43
    Permalink

    Мне кажется, автор несколько идеолгизирует Путина, превращая его в некий вариант фюрера или дуче. В реальности ВВП выглядит, скорее, как оппортунист. Даже в декабре 2010 года в его выказываниях мы можем найти совершенно разные интенции. Да, он встретился с фанатами, наговорил там много националистической глупости, посетил могилу Свиридова. НО вот что он (один и тот же человек) говорил 16 декабря 2010 го да в программе «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение» : «Нужно пресекать проявления экстремизма со всех сторон, откуда бы они ни исходили. И нельзя общей краской мазать ни кавказцев, ни людей других национальностей, хотя такой национальности, как кавказец, нет. Вообще никого нельзя мазать общей краской. Но нужно жестко пресекать любые крайние проявления… Самое главное, все люди, все граждане России, любого вероисповедания и любой национальности должны осознать, что мы – дети одной страны». Ну и под чем здесь нельзя подписаться? Фюрер такого никогда бы не сказал. Да и последующая линия (госсовет в Уве, совет по экстремизму с Нургалиевым, совет с Козаком при прав-ве и прочее) не говорят про фюреризм. Уголовное дело против Дмитрия Демушкина, явного фашиста из Славянского Союза (который сокращенно произносится, как СС), более того двойное уголовное дело в 2011 году- тоже факт! Я не оправдываю ВВ, он, конечно известный политикан и если надо, то станет кем угодно. Но что Вы изволите делать, если опросы показывают рост популярности националистических настроений? По данным «Левада-центра» (сентябрь 2011 года, опрошены 1600 человек в возрасте старше 18 лет в 130 населенных пунктах 45 регионов страны), почти вдвое (с 25% в сентябре 2002 года до 47% в сентябре 2011 года) выросло число тех респондентов, кто считает основой национализма «вызывающее поведение представителей иных национальностей». Есть теоретически два пути. Бороться с этим трендом (как Штаты боролись с расизмом). Или пытаться ему подыгрывать. Вован пытается чуть-чуть бороться и чуть-чуть подыгрывать. Сидит на двух стульях. Но вот в этом и есть его вина, а не в идеологическом фашизме или нацизме.

    Ответ
  • 31.10.2011 в 10:44
    Permalink

    Вот, кстати, новость в тему: http://kavkaz-news.info/portal/cnid_197557/alias__Caucasus-Info/lang__en/tabid__2434/default.aspx Абсолютно аналогичный эксцесс в родном городе Путина, только с обратным знаком, если иметь в виду национальность фигурантов. Интересно, какой приговор будет коллеге ВВП, да ещё в Питере, известном снисходительностью к убийствам на национальной почве…

    Ответ
  • 01.11.2011 в 10:44
    Permalink

    Вот все время у нас сводится все к вопросу русский-нерусский. А проблема в продажности судов, в их непрофессионализме и ангажированности. Да, сегодня суд несправедлив к Черкесову. Но ведь ранее он был несправедлив к организаторам беспределов, что и вызвало Манежку. Вот где корень, а не в плохих кавазцах или плохих русских. Проблемы есть в любой стране. А что в Штатах нет проблем между черными и белыми? Или в Германии между немцами и турками? Но нормальная работа полиции и суда все это блокирует. У нас нет этого, поэтому и Манежки случаются. И, увы, еще будут.

    Ответ
  • 01.11.2011 в 10:45
    Permalink

    Вован — дзюдоист. Он «подталкивает» партнёра (которым в данном случае выступает страна) к нужной позиции, чтобы применить излюбленный приёмчик. Так было с отменой выборности губернаторов. Так будет и дальше, с установлением личной диктатуры: сохраняя внешне корректную, почти либеральную риторику, действиями он устанавливает режим личной власти. Для чего ему необходимо опираться на правых националистов. Он, конечно, не Гитлер: тот шёл к власти через идеологию. У этого — путь к идеологии через стремление к абсолютной власти. Видит, что националистические настроения преобладают в обществе, и репетирует перед зеркалом зиги…

    Ответ
  • 02.11.2011 в 10:46
    Permalink

    Главная проблема кроится в неправильной национальной политике руководства страны. А если точнее в ее отсутствии

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *