Кремлевский апартеид Северному Кавказу

ПРАГА, 20 января, Caucasus Times — 9 января российскими СМИ было торжественно объявлено об образовании нового Федерального округа на карте Юга России. Президент России Дмитрий Медведев подписал указ о создании нового федерального округа – Северо-Кавказского. Возглавит его губернатор Красноярского края Александр Хлопонин.

В новое административное образование вошли все мусульманские республики Кавказа, кроме Адыгеи, которую де — факто отдали Краснодарскому краю. Дело осталось лишь за юридическим оформлением. Пятимиллионному региону растворить в себе 100 тысяч адыгейцев не будет стоить труда. Казацким станицам на Ставрополье вернули право выполнять роль живого щита.

Слухи о том, что мусульманский Кавказ будет отрезан от остальной части России муссировались давно. Из уст политиков разного уровня звучали различные варианты, перекраивания кавказской карты. Суть всех этих домыслов сводилось к одному: Кавказ будут отрезать. И вот, наконец, Кавказ отгородили невидимой колючей проволокой от любимого российской элитой города Сочи.

Если верить комментариям российских политологов, столь «неожиданное» и одновременно свойственное «владыке» решение призвано решить в одночасье множество проблем, над решением которых Москва бьется на Кавказе последние несколько лет. Это — терроризм, нищета, коррупция и множество других социальных отклонений, «свойственных диким племенам Кавказа».

Остановимся на кандидатуре назначенца Александра Хлопонина, которому доверено решать проблемы нового Федерального округа. Не будем вдаваться в подробности скандалов, связанных с его не совсем чистыми предвыборными методами и склонностью объясняться матом, обратим внимание на одну простую истину: Кавказ и Сибирь — это два разных полюса. И абсолютно очевидно, что для того, чтобы вникнуть в суть проблем смятенного и нищего Северного Кавказа Александру Хлопонину понадобиться не один год. Так, в Ингушетии в течение прошлого года в результате нападений погибли более 80 милиционеров, свыше 230 получили ранения. Кроме этой неспокойной республики есть еще Дагестан, Чечня, Кабардино-Балкария. На Кавказе идет война и в этой ситуации необходимо действовать быстро, со знанием предмета. Одним словом, образование нового региона и назначение нового главы не решит проблемы Северного Кавказа. Уверен, что в Москве это прекрасно понимали, когда принимали данное решение. Судя по всему целью авторов проекта было нечто иное, нежели решение социально-экономических проблем.
Невольно сознание проводит параллель с событиями в Южной Африке в 1948 году, когда в Южно-Африканской Республике к власти пришла Национальная партия, которая начала внедрение политики расизма. Апартеид в ЮАР предписывал народам банту проживать в специальных резервациях (бантустанах) на небольшой (около 12 % площади ЮАР) территории. Выезд из резервации и появление в крупных городах мог производиться лишь по специальному разрешению или ввиду наличия рабочего места (местное население было занято на не престижных и низкооплачиваемых работах преимущественно в сфере обслуживания). В ходе апартеида чернокожие были лишены почти всех гражданских прав. Утверждалось, что услуги наподобие образования и здравоохранения были «раздельными, но равными», однако качество тех услуг, что предоставлялись темнокожим, было обычно намного ниже.

Слово Апартеид имеет французское происхождение и означает — «рознь, раздельность»,

Автор этой статьи, ни в коем случае не навязывает данную параллель. Лишь предлагает сравнительный анализ. Конечно, мы живем в другие времена, но факты говорят сами за себя. Судите, как говорится сами.

Ни для кого не секрет, что между Ставропольским краем и остальной — восточной частью Северного Кавказа, на границе с Кабардино-Балкарией, существует военизированный блок — пост МВД, оснащенный дзотом, бронемашиной и автоматчиками. Объект больше похож на пограничный пункт между враждующими странами. Нигде на территории России вы не встретите такого объекта, разделяющего границы регионов. Разве это не разделение?

Житель Северного Кавказа по прибытие в любой регион России обвязан в течении нескольких дней, или же недель, (сроки в каждом отдельно взятом российском субъекте разные) пройти регистрацию в отделах МВД или же прописаться, чтобы легально жить в этом регионе. Разве это не разделение?
В Москве и Петербурге уроженцу из Северного Кавказа с высшим образованием, для того чтобы найти себе достойную работу, не входящую в сферу обслуживания, приходится менять прописку, чтобы не дай бог работодатель не учуял северокавказское происхождения соискателя. Разве это не разделение?
Примеров множество и перечислять их можно довольно долго.

Видимые границы, будь то административные, будь то социальные, между мусульманским Кавказом и остальной частью России имеют историю. Лишь сегодня контуры этих границ стали более явными.
С деколонизацией африканских колоний и борьбой Нельсона Манделы и его сторонников, французский апартеид ушел в прошлое. Франция ушла из Южной Африки, пролив много крови.

В России благодаря известным «инновациям» противостояние между Кавказом и русским миром усиливается и это неминуемо приведет к столкновению.

Отгородившись от Северного Кавказа «казачьим буфером» из жителей Ставропольского края, Москва лишь повышает шансы исламских радикалов в войне за свободу Кавказа.

Одним словом, российский Кавказ стараниями Москвы скатывается в пропасть и еще неизвестно кому от этого будет хуже….

Ислам Текушев, главный редактор Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *