Кадыров и его храмы

ПРАГА, 9 января, Caucasus Times — Еще одна «мега-мечеть» пополнит список храмов, носящих имена членов семьи Рамзана Кадырова. Мечеть вместимостью до 20 тыс. человек, согласно данным пресс-службы главы и правительства региона, будет носить имя главы Чечни Рамзана Кадырова/

Это уже шестая мечеть названная в честь Кадыровых. Крупнейшие кадыровские мечети – мечеть имени Ахмата Кадырова «Сердце Чечни» в Грозном и мечеть «Сердце матери» имени Аймани Кадыровой в Аргуне. В Центорое, родовом селе Кадыровых, в 2010 году была открыта мечеть Абдул-Хамида Кадырова, деда Рамзана Кадырова.
Тираническая гигантомания – явление старое настолько же, насколько стара сама тирания. Стремление потешить свое тщеславие на протяжении истории приобретало самые причудливые формы — фараон Хуфу, например, заставлял родную дочь торговать своим телом, чтобы собрать необходимые средства для строительства пирамиды. Однако, не стоит думать, что наше время чем-то цивилизованнее в этом отношении. До недавнего времени гордостью Соединенных Штатов были башни-близнецы Всемирного Торгового Центра, неоднократно выступавшие мишенью для террористов, которые понимали: уязвленное самолюбие в виде поверженного символа мощи и величия – куда более сильный удар по состоянию духа противника, нежели поражение важного стратегического объекта. Вспомним в этой связи и московские «сталинские высотки», и гигантские циклопические сооружения в набирающих экономическую мощь Индии и Китае – и картина получится более-менее ясной.

Обрисовав контуры, добавим немаловажный штрих: религиозное измерение. В самом деле, то, что свойственно людям, стремящимся заслужить долгую память потомков, должно проявляться в них в не меньшей степени в стремлении «выслужиться» перед Создателем, в особенности – если средств на гигантские строительные проекты достаточно, а духовных сил для покаяния в грехах (коих, как правило, «сильные мира сего» накапливают в избытке) явно не хватает. Уродливые, кощунственные формы такое стремление приобрело в последние годы в России – достаточно вспомнить пресловутые «метровые свечи» и «килограммовые золотые кресты-вериги», на которые не скупились в храмах члены различных организованных преступных группировок. Действительно ли они верили и надеялись, что чем больше и дороже свеча, тем больше грехов будет им прощено Создателем?

Так или нет, но построенные на кровавые и украденные у обнищавшего народа храмы росли как на дрожжах. Духовные подвиги, самоотречение, посты и молитвы – не для них, не для тех, кто на любой вопрос, на любую проблему привык реагировать единственным заученным и отскакивающим от зубов встречным вопросом: «Сколько?». И вправду не скупятся: легко пришло – легко ушло, easy come – easy gone.

Является ли мусульманский мир, часть которого – и российский Северный Кавказ, приятным исключением из правил? Увы, как показывает история…

Все началось в эпоху, когда институт исламского праведного халифата (преемства Пророка в духовной и светской власти) уступил место династиям Омейядов и Аббасидов. Установив на всей территории подвластных земель (Халифата) жесточайший абсолютизм, демонстративно нарушая нормы шариата, главными из которых являются справедливость и соблюдение равенства прав всех мусульман, Омейяды и Аббасиды вошли в историю как строители самых пышных в убранстве и отделке мечетей. Мечеть Омейядов в Дамаске, величественные постройки Гранады, вошедшие в сказки непревзойденные по роскоши памятники архитектуры эпохи правления кровавого палача Харуна Ар-Рашида – все это свидетельства отчаянных попыток закрепить в истории свои сомнительные религиозные заслуги. Дескать, множество талантливых ученых и богословов, отравленных и замученных до смерти по приказанию халифа, сотрутся из людской памяти – а мечети останутся, и люди еще веками будут посещать их, вознося молитвы за упокой души строителя, чье имя выбито на мемориальной доске – кровавого, но иногда и щедрого владыки. Не столь эффективно, как покаяние в рубище и с головой, посыпанной прахом, зато – очень просто достижимо.

История турецких султанов (после того, как Константинополь-Стамбул стал столицей не только Османской империи, но и всего мусульманского Халифата) также мало чем отличалась от ранней средневековой омейядовщины.

Лозунг «мир хижинам – война дворцам» уже не пройдет: по соседству с роскошными дворцами халифов и султанов выросли мечети – «дворцы для народа». И какая разница, что выходя с пятничной молитвы они возвращаются в собственные хижины? О них же позаботились, дали вкусить наслаждения пребывания во дворце – пусть временного и не в собственном, но – во дворце, нельзя же желать всего и сразу! В новое время одной из выдающихся «вспышек» архитектурной гигантомании среди мусульманских религиозных сооружений стало возведение в 1983 году в Касабланке третьей по величине в мире мечети – мечети короля Хасана Второго. Конечно, по числу питейных и прочих сомнительных заведений Касабланка уступает разве что Бангкоку, да и винодельческая промышленность здесь процветает (как и в религиозном Дагестане, кстати), но ведь рядом – крупнейшая в Африке мечеть, значит, о Законе Божием здесь не забывают, значит, разберутся, а критикивать, тем более – лезть в политику – не дело обывателя. Его дело – маленькое, и тем меньше оно кажется, чем больше мечеть – символ величия и незыблемости королевского абсолютизма. Одновременно в Саудовской Аравии сотни миллионов нефтедолларов тратятся на расширение комплекса сооружений вокруг Мечети Пророка в Медине – в стране, превращенной в плацдарм для иностранных военных баз, в стране, в которой (несмотря на величину нефтяных сверхдоходов за последние полвека) отсутствуют собственная тяжелая и легкая промышленность, нормальная боеспособная армия, туристическая индустрия и развитое сельское хозяйство (последнее, правда, в силу объективных криматических условий). В то время, как Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн давно играют роль крупнейших финансовых центров не только Персидского залива, но и всего Ближнего Востока, а туристические доходы в ОАЭ уже превышают нефтяные, в живущей по средневековым стандартам (уходящим корнями в бедуинскую национальную традицию, но никак не в шариат) Саудовской Аравии главной заботой остается печатание Корана на дорогой бумаге красивым шрифтом на всех языках мира и сооружение мечетей, в том числе – и за рубежом (пример – огромная многоэтажная мечеть короля Фейсала в Исламабаде, подземные этажи в которой отведены под библиотеки и учебные классы). В итоге королевство, в котором время буквально застыло на отметке раннего халифата, уже явно не конкурент даже гораздо более бедному соседу – Египту (не говоря уже, например, об Иране, где развиты практически все отрасли промышленности и при этом – что характерно – многочисленные мечети выглядят на удивление скромно, либо не выделяясь на фоне остальных зданий, либо просто размещаясь в молитвенных залах в обычных административных сооружениях – чтобы было удобно молиться, а не производить внешний эффект). Зато о саудовцах недалекие в политическом и экономическом плане, в чем-то наивные, ваххабитские последователи говорят как о «поборниках чистого Ислама», а саудовского короля величают не иначе как «Попечитель двух благородных святынь (Мекки и Медины)». Что может послужить лучшим прикрытием для режима, ответственного за кровопролитие в 1980, 1987 и последующих годах, за притеснение и даже физическое уничтожение религиозных меньшинств областей Ахсы и Сайхата? Кто осмелится сказать слово против правителя, издающего такой красивый Коран (аналогичные упреки были направлены и имамом Хомейни в адрес сверженного иранского шаха – последний тоже любил издавать Коран красивым шрифтом и всячески подчеркивать свою заботу о комплексе сооружений вокруг усыпальницы имама Резы в Мешхеде – главной святыни Ирана)? У него – главная забота о величайшей святыне Ислама, придет время – дойдет очередь и до таких «мелочей», как социальная справедливость.

И вот – новое сооружение: крупнейшая мечеть в Европе, в городе Шали, где правит жесткой рукой президент Кадыров. Однако, крепость его власти – относительна: там, где Коран и шариат – в крови народа, вчерашние союзники могут легко превратиться в непримиримых врагов – достаточно простого довода, что «этот правитель (амир) – не достаточно крепок в вере». К тому же, в обществе налицо раскол на две главные враждующие группировки: салафитов и более гибких в политическом отношении суфиев (тарикатистов), готовых к диалогу с Россией, представитель которых – Рамзан Кадыров – и возглавил в итоге республику.

Политический перевес в данной ситуации может гарантировать себе только тот, кто выиграет борьбу за сердца и души простых людей, которым не понятны теологические тонкости, зато предельно ясны базовые положения религии: пост, намаз, коллективная молитва в мечети. И если первые два момента – дело сугубо индивидуальное, то последний вопрос легко разрешим, и в выгодном для власти свете, на государственном уровне. Президент, совершающий паломничество в Мекку, президент, строящий самую большую в Европе мечеть, президент, вводящий в школах и вузах обязательный платок для девочек – ну чем не поборник Ислама? Здесь и выгода для России, стремящейся к диалогу с Организацией Исламская Конференция: у нас Ислам, как видите, не только не в загоне, но и всячески поощряется – там, где его традиционно исповедуют. Поэтому вполне логично и справедливо, что российские налогоплательщики и оплатят строительство мечети – дело-то ведь государственное. И потекли рублики и копеечки медсестер, военных, пенсионеров и студентов на благое дело удовлетворения очередной амбиции очередного Харуна Аль-Рашида. У нас теперь не хуже, чем в Саудовской Аравии. Осталось напечатать Коран красивым шрифтом (благо традиция уже имеется – со времен Екатерины Великой, указом которой и был подсунут российским мусульманам этот «пряник», наряду с указом об образовании «мусульманских духовных управлений», для лучшего контроля над мусульманами Империи, чтобы молились всласть и не смели думать о политике и равноправии) – и дело сделано. Там где есть роскошный аэропорт, величественный президентский дворец и крупнейшая мечеть, там можно говорить о вполне развитой и цивилизованной столице. О восстановлении экономики и разбазаривании средств из федерального бюджета можно еще некоторое время не вспоминать – какие мелочи по сравнению со стройками государственного масштаба, дающими основания думать, что славные имперские времена возвратились, а вместе с ними – и вера в строительство светлого будущего, под чутким руководством и жесткой покровительственной рукой.

А жить только верой и надеждой советские люди уже привыкли, как и к тому, что сегодня Родина требует от каждого гражданина отдачи всего себя на ее благо, и нет ничего страшного в том, чтобы потуже затянуть пояса. Зато – и в строительстве мечетей мы впереди планеты всей.

Бахтияр Арифи, специально для  Сaucasus Times 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *