ЮЖНООСЕТИНСКИЙ КОНФЛИКТ: ТОЧКА ВОЗВРАТА

ПРАГА, 20 января, Caucasus Times — С того момента, как закончилась Холодная война, более 125 конфликтов, в которых погибли 7 миллионов человек, сотрясли мир. Несмотря на то, что количество конфликтов постоянно уменьшалось с середины 1990-х годов, те, которые продолжаются, стали затяжными и по-прежнему уносят жизни людей. Экономике в масштабах стран и регионов и перспективам развития наносится существенный ущерб, мирные граждане погибают, их права нарушаются, они теряют среду обитания и вынуждены покидать родные места – на сегодняшний день 25 миллионов человек в мире из-за войн вынуждены были покинуть места своего проживания.

Кроме того, соглашения о прекращении огня, не распространении оружия и мирные договоры, которые положили конец открытому насилию, во многих конфликтных
Зонах остаются хрупкими и ненадежными.
Предотвращение вооруженных конфликтов, их окончание, если они возникают, и построение мира после их окончания остаются крайне сложными задачами. Эти задачи требуют объединения усилий, навыков, ресурсов и приверженности делу широкого круга людей и организаций как из обществ, находящихся в состоянии конфликта, так и на международной арене.

Сегодня Кавказский регион все чаще попадает в зону фокуса мирового сообщества как один из наиболее взрывоопасных регионов на евразийском пространстве.
Безопасность- это слово, имеющее частное и общественное значение. В последние несколько лет в Кавказском регионе произошел коллапс безопасности в обеих сферах.

Из семи вооруженных межэтнических конфликтов на постсоветском пространстве, пять имели место в Кавказском регионе. Это — армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха, грузино-осетинский и грузино-абхазский конфликты, осетино-ингушский и российско-чеченский конфликты (последние два на территории Российской Федерации).

До сих пор ни один из вооруженных межэтнических конфликтов на Кавказе не урегулирован до конца. Конфликтное урегулирование в Карабахе, Абхазии, Пригородном районе республике Северная Осетия не стало необратимым процессом. Помимо актуализированных («открытых») конфликтов в Кавказском регионе развиваются латентные («скрытые») конфликты, временами переходящие в «открытую фазу». Как, например это случилось в Южной Осетии в августе 2008 года.

Кавказ стал своеобразным «поставщиком» непризнанных государственных образований на постсоветском пространстве (Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Чеченская республика Ичкерия в 1991-1994 и в 1996-1999 гг.). Из четырех ныне существующих непризнанных государств постсоветского пространства три расположены в Кавказском регионе. Помимо непризнанных государств на территории Кавказа существовали и существуют ныне неконтролируемые территории («серые зоны»), не имеющие даже и непризнанных государственных институтов. К таковым можно отнести так называемую Кадарскую зону в Республике Дагестан в 1998-1999 гг., западные области Грузии в начале 1990-х гг., Кодорское ущелье («Абхазская Сванетия»).

Сегодняшний Кавказ является одним из самых милитаризованных регионов мира. Независимые государства Южного Кавказа обладают военным потенциалом, сравнимым с потенциалом средней европейской страны. Численность азербайджанской армии составляет 95 тыс. чел. Численность личного состава вооруженных сил Армении составляет 45 тыс. чел. Максимальная численность вооруженных сил в Грузии в 2006 году составила 31 тыс. 878 военнослужащих.

Помимо военного потенциала трех признанных международным сообществом государств существуют военные машины трех непризнанных образований, вполне сопоставимых с признанными государствами. Вооруженные силы непризнанной Абхазии – это 5 тыс. чел., а Южной Осетии- 3 тыс. чел. По огневой же мощи армии непризнанных Абхазии и Южной Осетии практически не уступают Грузии. Танков у Грузии — 80—100, у Абхазии — 100, у Южной Осетии — 87. Тяжелого орудия (калибром свыше 122 мм) — соответственно 117, 237 и 95. Это официальные данные на 2008 год. В 2009 году на фоне войны в Южной Осетии, в Абхазии, Грузии и Южной Осетии имело место наращивание военного потенциала. Так, по данным информационного агентства Caucasus Times, в мае 2009 года Турция передала Грузии большую партию оружия разной номенклатуры – Стрелкове оружие, оружие для спецназа, автомобильную технику, возможно и ЗРК (Зенитно-ракетные комплексы). Накануне начавшихся в мае в Грузии военных учений государств НАТО и их партнеров в грузинские черноморские порты в обстановке секретности были завезены большие партии оружия, грузы приходили крупногабаритные. Предположительно, комплексы ПВО, ракетные установки, системы залпового огня.

В рамках доукомплектации военных баз в Абхазии и Южной Осетии: (в Южной Осетии — это Джаба и Цхинвал, в Абхазии — Гудаута) российскими военными завезено значительное количество оружия. Однако в отличии от Грузии, из-за закрытости этих двух регионов, установить какое оружие завозится в зону конфликта русскими весьма сложно.

По данным руководителя Международной Кризисной Группы Сабины Фрейзер в рядах сил самообороны Нагорного Карабаха служат порядка 10 тыс. граждан Армении, что составляет половину этой структуры. Помимо военных машин всех признанных и непризнанных актеров Кавказской «Большой игры» в регионе находятся миротворческие силы. В зоне грузино-абхазского конфликта находятся российские военнослужащие, действующие там по мандату Совета глав государств СНГ, а в зоне грузино-осетинского конфликта – российские военнослужащие, действующие на основе четырехсторонних Дагомысских соглашений 1992 г. ( Грузия- Россия-Южная Осетия- Северная Осетия).

Объединенный военно-конфликтный потенциал Северного и Южного Кавказа сопоставим с ближневосточным. Конфликтный потенциал Кавказа очень высок и в условиях экономического кризиса в регионе могут возникнуть новые очаги напряженности.

В 2010 году Казахстан берет на себя руководство над одной из самых влиятельных европейских институтов, председательство над ОБСЕ.
Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе одна из самых активных участников глобального миротворческого процесса.

Казахстан принял председательство в ОБСЕ в один из самых сложных моментов на Южном Кавказе, со времен первых вооруженных конфликтов в регионе.
В 2008 году, который стал без преувеличения годом прощания со старыми реалиями, были окончательно «разморожены» два этнополитических конфликта на Южном Кавказе — Абхазский и Южноосетинский.

Независимая и обособленная от конфликта позиция ОБСЕ, ее оценка событий в Южной Осетии в значительной степени помогла Евросоюзу и мировому сообществу дать объективную оценку войне Грузии и России за Цхинвал. Однако вместе с тем политика наблюдателя испортила отношения ОБСЕ с Грузией.

Как следствие ОБСЕ прекратила свою работу в Тбилиси, начиная с января 2009 года. Однако ОБСЕ продолжило свою миротворческую миссию в качестве одного из инициаторов и участников женевских встреч, призванных наладить отношения между Грузией, Абхазией, Южной Осетией и Россией после война в Цхинвали. Однако женевские встречи были сорваны Россией и сепаратистскими республиками.
Мирный процесс отброшен назад и мировому сообществу в последующие году придется искать новые форматы отношений с Россией и Грузией, а также с Абхазией и Южной Осетией. В этой связи председательство Казахстана в ОБСЕ может быть очень продуктивным.

Казахстан, являющийся частью постсоветского пространства, хорошо знакомый с реалиями, вполне способен обновить миротворческий формат Евросоюза в рамках миссии ОБСЕ. При этом сохраняя наблюдательскую и независимую политику организации.

Из каких реалий нужно будет исходить ОБСЕ в период председательствования Казахстана в ОБСЕ?

1) Помимо признания независимости Абхазии и Южной Осетии Россией Грузия потеряла целый ряд территорий, которые ранее находились под ее контролем. При этом Ахалгорский район находится в непосредственной близости от столицы этого государства Тбилиси. В условиях финансового кризиса новые беженцы и перемещенные лица усложняют и без того непростую социальную ситуацию в Грузии. Это способствует накоплению напряженности внутри страны.

В 2008 году были прекращены две российские миротворческие операции в Абхазии и в Южной Осетии. Признав независимость двух бывших грузинских автономий, Москва в одностороннем порядке изменила свой статус и свою роль в конфликтах. Из посредника и миротворца Россия превратилась в политического покровителя двух частично признанных республик, гаранта их безопасности и суверенитета. Запад (пока, по крайней мере) не готов к тому, чтобы организовать альтернативную миротворческую операцию. Не готов по разным причинам. Но как факт- участие ограниченного количества наблюдателей от ЕС и сворачивание миссии ОБСЕ.

Тбилиси получил Хартию о стратегическом партнерстве с США. Это своеобразная альтернатива НАТО. Она была разработана в конце года, но подписана 9 января 2009 года. Станет ли она адекватной компенсацией за НАТО? Риторический вопрос. Президент Грузии Михаил Саакашвили уже поспешил назвать этот документ «выходом из Георгиевского трактата».

С момента окончания войны в Южной Осетии в регионе начался процесс накопления оружия. Отсутствие возможности у международных наблюдателей, таких как ОБСЕ и ООН осуществлять мониторинг ситуации непосредственно в зоне конфликта повышает риски возникновения новых военных действии. В 2010-2014 году зонами риска будут грузинские территории, утерянные в ходе войны в Южной Осетии. Причем эти зоны находятся как в Южной Осетии, так и в Абхазии.

В 2010 -214 году ОБСЕ необходимо восстановить присутствие наблюдателей в зоне конфликта. Международное сообщество должно взять од контроль накопления оружия в зоне конфликта.

При посредничестве ОБСЕ, ООН и России необходимо добиться скорейшего возвращения утраченных в ходе воны грузинских территорий. Необходимо вернуть беженцев на места их проживания, как в Южной Осетии, так и в Грузии. Одним словом на первоначальном этапе необходимо вернуть положение в зоне конфликта до августовской войны 2008 года насколько это возможно.

Несмотря на провал женевских встреч, попытаться наладить диалог конфликтующих сторон на уровне министерств иностранных дел, экспертного сообщества, при посредничестве международных наблюдателей.

Инициировать международные форумы на уровне НПО. Вовлечь в процесс урегулирования абхазские, осетинские и грузинские НПО. Наладить диалог между НПО в регионе с международными донорами.

Обратить внимание международных структур по развитию на частный сектор в конфликтных зонах.

За последние десятилетия множество человечество приобрело значительные знания о конфликтах, глубинных причинах их возникновения и мерах профилактики. Постепенно пришло понимание того, что все конфликты в мире связаны глобальными причинами, и их ключ к их предотвращение лежит в глобальном подходе, в объединении усилий и мер.

В 2010 году ОБСЕ по председательством Казахстана в своей миротворческой миссии намерено обратиться именно к этому ключу, с помощью которого можно снизить уровень напряженности не только на Кавказе, но и в других конфликтных зонах.

Юнус Айбек, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *