Этапом из Испании

ПРАГА, 7 января, Caucasus Times — В декабре прошлого года власти Испании передали российскому правосудию жителя Ингушетии Мурата Гасаева, обвиняемого российскими властями в совершении тяжких преступлений на территории российского Кавказа.

Выдача Гасаева вызвала тревогу у правозащитного сообщества, так как во-первых, по их мнению, последний может быть подвергнут пыткам в России, а во-вторых тем, что примеру Испании могут последовать Австрия, Чехия и другие страны Евросоюза, где попросили убежище беженцы из Чечни и других республик Северного Кавказа, региона который российские власти объявили Зоной проведения контртеррористической операции.

Сегодня решения об экстрадиции по запросу российской стороны ожидают Чатаев Ахмед в Швеции и Нагаев Юсуп в Азербайджане. Из Азербайджана в годы чеченского конфликта были экстрагированы несколько уроженцев Чечни, которых российские силовики обвиняли в терроризме.

Экстрагируются жители Чечни и Ингушетии, объявленные Россией в международный розыск по простой технологии: беженцы сдаются властям той или иной страны и просят политического убежища. Последние делают запрос в Россию на этого человека и, получив ответ, либо предоставляют место жительство беженцу либо депортируют его. В случае с политическими беженцами, которым грозит насилие в той стране, из которой они бежали, вступают в действие международные документы: Европейская конвенция по правам человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и Конвенции ООН против пыток.

Ингуш Мурат Гасаев был запрошен Россией также после того как попросил политическое убежище у испанских властей. Испания в ответ на его прошение, запросила у России информацию о Гасаеве. В ответ получила запрос на экстрадицию – «террориста Гасаева».

По словам руководителя правозащитного центра «Машр» Магомеда Муцольгова, все обвинения против Гасаева строятся на показаниях задержанного Идриса Матиева, который под пытками оговорил в ингушском МВД около 50 человек. Впоследствии он от своих показаний отказался, мотивировав это тем, что его пытали, и заставляли подписывать показания против людей по спискам предоставленым ему следователями МВД РИ. Но этот факт не нашел отражение в уголовном деле Гасаева.

По словам правозащитников, Гасаев попал в список террористов, составленный правоохранительными органами при содействии Духовного управления мусульман Ингушетии еще задолго до того, как на него под пытками указал Идрис Матиев. Попасть в этот список было несложно, достаточно было не употреблять алкоголь, не курить, носить бороду и самое главное критиковать местное духовенство. Таким образом, на скамье подсудимых оказывались десятки ингушских парней. Суд присяжных по причине отсутствия прямых доказательств оправдывал их один за другим, конечно, если подсудимые не признавали свою вину сами. Очень часто, в ходе суда молодые люди «подписавшиеся» в ходе следствия под участием в подрывах и убийствах силовиков, отказывались на суде от данных ими ранее показаний, заявляя о том, что следственные органы под пытками принуждали их признаться в инкриминируемых им преступлениях. Такие судебные процессы в большинстве случаях заканчивались оправдательным приговором. Именно по этому, российские власти отменили практику суда присяжных на Северном Кавказе, мотивировав свое решение формулировкой «население сочувствует террористам».
До того как принять решение об экстрадиции Испанская прокуратура два года потратила на изучение предоставленных на Гасаева материалов. У испанской прокуратуры также были сведения правозащитников о пытках над заключенными в России, о лживости судебной системы в России. Но, не смотря на это, и в нарушение Европейской конвенция по правам человека, Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции ООН против пыток, 31 декабря 2008 года Испания выдала Гасаева российской стороне.

Спустя время в Швеции Чатаев Ахмед, имеющий статус беженца в Австрии был задержан полицией Швеции. По заявлению шведских правоохранительных органов, в его автомобиле было найдено огнестрельное оружие. В настоящее время Чатаев осужден, он находится в шведской тюрьме и ожидает решения вопроса об экстрадиции по запросу России.

Во время чеченской компании Чатаев, после бомбардировки его села, был доставлен в районую больницу Урус-Мартана с многочислеными осколочными ранениями, откуда его тяжело раненого забрали российские солдаты. В тюрьме раненого Ахмеда пытали током, ампутировали руку. И только после того как Чатаев стал инвалидом его отпустили на свободу. Опасаясь дальнейших преследований, он эмигрировал в Австрию, приютившей десятки тысяч чеченских беженцев.

Но если в Европе российские власти вынуждены соблюдать международные нормы, собирать сведения и оформлять запрос соответствующим образом, то на территории СНГ и Ближнем Востоке российские власти не утруждают себя излишними официозами. Здесь генеральная прокуратура уступает место спецслужбам.
Так в 2007 году в Баку был убит Имран Газиев, первый заместитель руководителя представительства Республики Ичкерия в Азербайджане. В этом же году был похищен беженец из Чечни Руслан Элиев. Позже его обезображенное тело было найдено в Смашкинском лесу в Чечне.

Сегодня экстрадицию в Россию ожидает Нагаев Юсуп, проживающий в Азербайджане.
Сорокалетний Юсуп Нагаев в свое время — еще при президенте Зелимхане Яндарбиеве — был водителем бывшего вице-президента Чечни Саидхасана Абуслимова. В 2002 году он получил мандат беженца от УВКБ ООН № 4338, но после задержания был лишен статуса. Азербайджанская прокуратура приняла решения выдать Нагаева Юсупа в Россию, не смотря на то, что Европейским судом было наложено вето на это решение.

Все эти дела объеденяет общий, шаблонный набор обвинений (участие в НВФ, террористическая деятельность, совершение тяжких преступлений) для такого рода преступлений существует негласно принятое судебной системой правило: максимальные сроки. Экстрагированных чеченцев и ингушей в Россию ожидает схожая участь: ложные обвинения, пытки, и длительные тюремные сроки. Российская юстиция в таких делах старается не церемониться. Главное препятствие – суд присяжных канул в историю. Доказать свою невиновность хотя бы в части инкриминируемых им преступлениях Гасаеву и его подобным вряд ли удастся. Сегодня судьба обвиняемых в терроризме и пособничестве боевикам полностью зависит от российских судей. Именно им, как в старые советские времена, дано абсолютное право на определение вины и невиновности людей.
В странах Европы проживают десятки тысяч чеченских беженцев. Значительная часть этих людей, их близкие, прямым или косвенным образом имели отношение к сопротивлению, так как на территории Чечни шла война, и люди выживали в этих условиях. Случай с Гасаевым стал очередным свидетельством того, что международные акты, конвенции и другие международные соглашения все чаще носят ситуационный и декларативный характер.

Тимур Мальсагов, Прага, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *