«Эскадроны смерти»

Магомед Мусаев, Махачкала, специально для Caucasus Times

ПРАГА, 11 сентября, Caucasus Times — «Эскадронами смерти» назывались подпольные антикоммунистические подразделения в странах Латинской Америки, в период существования там диктаторских режимов. Их деятельность приходится, в основном, на 70-е, первую половину 80-х годов. «Эскадроны смерти» практиковали внесудебные расправы. В наши дни аналогичные методы борьбы с исламскими радикалами и диссидентами распространены в республиках Северного Кавказа. Со-ласно как российскому, так и международному законодательствам, создание, финансирование и деятельность организаций, специализирующихся на похищениях, пытках и убийствах, квалифицируется как тяжкое уголовное преступление вне зависимости от преследуемых ими целей. А если принять во внимание утверждения правозащитников, что за «Эскадронами смерти» стоят государственные структуры, то речь пойдет о таком явлении как государственный терроризм.

Согласно цифрам, озвученным президентом Дагестана Муху Алиевым, с 2000 года неизвестными вооруженными людьми в камуфляжной форме в республике похищены 75 человек, в процессе поисков живыми найдены 41, 4 трупа, а 30 человек и поныне числятся без вести пропавшими. Наибольшее количество похищений пришлось на 2004 2005 годы, когда их число приблизилось к 40. За семь месяцев нынешнего года похищено 10 человек, судьба шестерых уже известна.

Было бы верхом наивности полагать, что похищения, принявшие столь массовый характер, остаются, мягко говоря, вне поля зрения Федеральной Службы Безопасности. Мало того, что это вотчина «силовиков». сфера их интересов, так еще и речь в данном случае идет о борьбе с т.н. «ваххабитскими джамаатами». Все фигуранты известны как сторонники «чистого ислама», «молящиеся».

Приводим не полный список похищенных составленный московскими правозащитниками, побывавшими в Дагестане:

Исаев Иса Алимпашашаевич, 1982 г.р., проживающий по адресу г. Махачкала, пр. Шамиля 4, кв. 65. 26 апреля 2007 г. вышел во двор своего дома, в то время как в соседнем доме под номером 6 «п» проходила операция силами 6-го отдела УВД, и по сегодняшний день о нём ничего не известно;

Вялов Владимир Юрьевич, 1975 г.р. Проживает в г. Буйнакске. Ухаживал за тяжело больной матерью. Вышел в аптеку и пропал;

Дибиров Рамазан Абуталибович, 1981 года рождения. Пропал в ночь с 25 на 26 апреля в Махачкале в час ночи, проводив жену к родителям;

Мамаев Муамар Магомедович, 1982 г.р., проживающий в г. Махачкале по ул. Гаджиева 71. Пропал 27 апреля вечером;

Батыров Рашид Магомедович, 1976 г.р., исчез в ночь на 15 мая 2007 г. Его родители и супруга проживают по адресу г. Махачкала, пос. Ленинкент, ул. Павших бойцов 9.

По свидетельству оставшихся в живых из числа похищенных, все они удерживались и подвергались пыткам на территории Чечни. Это утверждают, в частности, потерпевшие Асхабов Шамиль и одна из девушек, похищенная в апреле.

Жертвы похитителей весьма неохотно идут на контакт с журналистами, хотя в обоих случаях информация все же попала в дагестанские СМИ. По рассказам родственников и друзей пострадавших, аноннимной информации самих силовых ведомств, свидетельствам самих пострадавших, удалось составить список организаций, причастных к похищению и исчезновению людей. Зловещую репутацию приобрели 6 отдел Управления Внутренних Дел, подразделение УБ и УТ Республики Дагестан, а также структуры ОРБ-1, ОРБ-2, находящиеся на территории Чечни.

На пик исчезновений представителей категории «сторонники чистого ислама — молящиеся» (2004-2005 г.г.) приходится обнаружение на территории Ножайюртовского района Чечни 6 обезображенных тел со следами изощрённых пыток граждан Дагестана — аварцев, — проживавших в с. Новосасетли Хасавюртовского района. Именно из этого села был родом известный деятель террористического подполья Магомедрасул Макашарипов .

Внесудебные расправы над дагестанцами имеют место отчасти по той причине, что местные суды присяжных довольно часто выносят оправдательные приговоры по делам т.н. «ваххабитов». Присяжные, будучи сами дагестанцами, с тяжёлым сердцем знакомятся с подробностями бесконечных побоев и унижений, на рассказы о которых не скупятся обвиняемые в «экстремизме». В подавляющем большинстве случаях это — молодые люди. Без пугающих бород и горящих вглядов из подлобья. Некурящие, непьющие, они производят впечатление порядочных и богобоязненных. Как правило, таким ребятам верят, сочувствуют и стараются оправдать при малейшей возможности.

После того как члены террористического подполья стали проводить более разборчиво свои акции, избрав в качестве мишеней конкретных работников силовых структур, отношение к ним существенно изменилось. Прежние настроения в духе «смерть ваххабитам!», подогреваемые шейхами-устазами суфийских «братств» и руководящими работниками Духовного Управления мусульман Дагестана (ДУМД), ушли в прошлое. Неприязнь к ваххабитам уступила место антипатии к сотрудникам МВД и ФСБ, негодованию, вызванному травлей выходцев из Кавказа в Москве и российской глубинке. Молодёжные форумы дагестанских СМИ изобилуют презрительными, а нередко и крайне агрессивными высказываниями по адресу не только органов правопорядка, кремлёвского руководства, но и русских как народа в целом. Ещё совсем недавно, подобное «брожение умов» казалось уделом подпольных националистических и религиозных групп.

То, что за похищениями дагестанцев стоят силовые структуры, никто в Дагестане никто не сомневается. Местным силовым структурам в Дагестане не верят, их опасаются и их ненавидят. Федеральный же центр рассматривается как основной генератор коррупции и произвола, к тому же — рассадник православно-славянского шовинизма.

По словам президента Дагестана Муху Алиева, «МВД проводило и проводит огромную работу по борьбе с преступниками, религиозными экстремистами, террористами, но методы его работы нужно менять коренным образом. Мы сегодня ведём речь не о процентах раскрываемости, а об исчезнувших людях. Людей похищают, милицией заводятся уголовные дела, а результатов нет. Нужно, чтобы у людей возникло доверие к представителям силовых структур, необходимо, чтобы они сами не нарушали закон, соблюдали права человека. В то же время нельзя не заметить политизации проблемы. Требуют отставки прокурора республики, отмены республиканского закона о запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности».

Косвенным доказательством причастности спецслужб к похищению людей является, по существу, уже принятое решение об отставке начальника УФСБ РФ по РД Николая Грязнова. Массовые похищения людей неизвестными в камуфляжной форме — фирменный стиль Грязнова со времени его работы в Ингушетии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *