Яо Чжан: Китай не вмешивается в этнополитические конфликты других государств

ПРАГА, 29 декабря, Caucasus Times, продолжая «Кавказский меловой круг» — цикл интервью с экспертами по Кавказу, политологами из США, Европы и Азии, представляет вашему вниманию интервью с Яо Чжаном

Яо Чжан (Yao Zhang) – китайский политолог, старший научный сотрудник Шанхайского института международных отношений и заместитель директора Института международных стратегических исследований (это — структурное подразделение Шанхайского института международных отношений) . Начиная с 1990 года, он работал в отделе российских и восточноевропейских исследований и в отделе европейских исследований данного Института. В сферу интересов Яо Чжана входят такие вопросы, как безопасность в Центральной Азии и на постсоветском пространстве, энергетическая безопасность, противодействие терроризму. Он — соавтор двух книг, а также многочисленных статей и докладов, среди которых такие работы как «Международное сотрудничество в борьбе с терроризмом: размышления за рамками геополитики», «Российско-грузинская война: анализ в геополитическом контексте», «Эволюция безопасности в Центральной Азии и международное сотрудничество».

Интервью с Яо Чжаном подготовлено Сергеем Маркедоновым, приглашенным научным сотрудником Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США)

Caucasus Times: — В своей книге, опубликованной в начале 2010 года, известный американский эксперт и дипломат Рональд Асмус охарактеризовал события августа 2008 года, как «малую войну, которая потрясла мир» (2) . А в какой степени она затронула Китай? И какое влияние на его внешнюю политику она имела (в контексте российско-китайских и китайско-американских отношений)?

Я.Ч.: Я полагаю, что существуют определенные исторические сюжеты и разные геополитические интересы между Грузией и Россией, которые, к несчастью, привели к войне в августе 2008 года. Позиция Китая в этом конфликте такова: все ситуации подобного рода должны решаться мирными путями посредством переговоров, и никакая страна не должна провоцировать военные действия, чтобы разрешить возникшую проблему. Китай надеется на то, что мы сможем развивать дружеские отношения и кооперацию со всеми странами Кавказа. Мы также верим, что Россия сможет сыграть позитивную роль в регионе потому, что у ней есть здесь традиционное влияние. Конечно, проблемы между Россией и Грузией должны решаться только этими двумя странами, Китай не будет вмешиваться в дела между ними. Что касается китайской внешней политики, то события августа 2008 года ее не изменили. Они не отразились на стратегическом партнерстве между КНР и Россией, а также на американо-китайских отношениях.

Caucasus Times: — А если уйти от событий 2008 года, то какие интересы у КНР есть на Кавказе? И собирается ли Китай как-то расширять свое присутствие в регионе?

Я.Ч.: Китай — развивающаяся страна, и сегодня главная проблема ее — это наращивание экономического роста и улучшение уровня жизни и социальной обеспеченности 1,3 миллиарда человек. Поэтому Китай хочет стабильного международного окружения, укрепления кооперации с другими странами мира. В настоящее время КНР не имеет геополитических интересов на Кавказе, но мы надеемся укрепить экономическое и культурное сотрудничество со всеми кавказскими странами, включая и Россию, и Грузию. В наши дни и Китай, и кавказские государства предприняли определенные шаги по налаживанию взаимовыгодных обменов. И эти контакты и связи увеличиваются.

Caucasus Times: — Китай играет очень важную роль в ШОС (Шанхайской Организации Сотрудничества) (3) . Как Вы видите перспективы этого форума в будущем, его роль в мире? Что Вы думаете по поводу расширения ШОС за пределы Центральной Азии, например на Кавказ?

Я.Ч.: ШОС – это проект, созданный совместными усилиями КНР, РФ и стран Центральной Азии. После его создания Шанхайская Организация Сотрудничества в течение десяти лет сыграла большую роль в обеспечении безопасности, экономического и культурного развития в Центральной Азии, что является общим интересом и для Пекина, и для Москвы, и для центральноазиатских столиц. ШОС — это вообще хороший базис для мира и стабильности в регионе. Я полагаю, что в будущем ШОС может сыграть еще более важную роль для Центральной Азии, особенно в таких сферах, как энергетика, экономическая интеграция, борьба против трех «сил зла»: торговли наркотитками, организованной преступности и терроризма. С расширением влияния ШОС и его функций расширение самой Организации неизбежно в будущем, но эта структура еще молодая, имеет недостаток опыта, а потому я думаю, с процессом расширения надо быть очень осторожным.

Caucasus Times: -Китай не признает независимости Косово, а также Абхазии и Южной Осетии. В первом случае он — оппонент Запада, во втором — России. Как Вы объясните такой выбор? Какие приоритеты, ценности и причины для такого подхода были наиболее важны, на Ваш взгляд?

Я.Ч.: В предыдущие несколько веков истории Косово, Абхазия и Южная Осетия имели непростую историю, сложные этнические проблемы. У Китая есть свои проблемы национальной политики. А потому, с точки зрения КНР, наша страна не заинтересована в иностранном вмешательстве в вопросы китайской национальной политики и территориальной целостности. Но в то же самое время и Китай не вмешивается в схожие проблемы, имеющиеся у других стран. Китай рассматривает такие проблемы, как вопросы, которые следует разрешать посредством мирных переговоров.

Caucasus Times: — Китай рассматривается, как важный партнер России и наоборот. Но как вы смотрите на такой уязвимый регион России, как Северный Кавказ? Как этот регион изучается в Китае? И какие политические подходы есть к нему в Вашей стране?

Я.Ч.: Китайский и российский народ имеют традиционно дружеские отношения, а сегодня наши государства реализуют стратегическое партнерство в разных сферах. Мы поддерживаем позицию Росси и ее действия в защиту территориальной целостности и национального суверенитета, а Россия поддерживает территориальную целостность и суверенитет КНР. Мы понимаем, что Россия серьезно озабочена ситуацией на Северном Кавказе и его влиянием на вопросы безопасности страны в целом. Что же касается независимых стран Южного Кавказа, то поскольку они находятся далеко от Китая, то наши ученые и исследователи занимаются ими еще в недостаточном объеме. Но мы надеемся, что сможем улучшить наше научное понимание того, что нам происходит посредством программа обмена (включая и обмен с российскими коллегами).

Caucasus Times: — Так же, как Россия КНР вовлечена в разрешение проблем радикального исламизма. Могли бы Вы дать какой-нибудь совет российским политикам и экспертам из китайского опыта? Какие подходы КНР были бы Российскому государству полезны?

Я.Ч.: Сегодня Россия и Китай стоят перед общими угрозами и вызовами, и в этом плане у КНР и РФ есть много общих интересов, а потому есть основа для продуктивной кооперации. Я думаю при этом, что одними лишь военными методами нельзя разрушить эти угрозы. Нам надо проводить грамотную политику вместе с использованием силы против ограниченного числа экстремистов. Следует также включать экономическую, культурную, социальную политику, чтобы улучшать качество жизни людей, продвигать развитие территорий и создавать гармонично развитое общество разных народов, продвигать культурное разнообразие и улучшать интеграцию.

СПАРАВКА Caucasus Times
Китай — многонациональное государство, на территории которого проживает 56 национальностей, среди которых есть и мусульмане — уйгуры. Согласно третьей всекитайской переписи населения 1982 г., в Китае насчитывалось 936,70 млн. китайцев (ханьцев) и 67,23 млн. представителей национальных меньшинств.
В число 55 национальностей, проживающих на территории страны, входят: чжуан, хуэй, уйгуры, и, мяо, маньчжуры, тибетцы, монголы, туцзя, буи, корейцы, дун, яо, бай, хани, казахи, тай, ли, лису, шэ, лаху, ва, шуй, дун-сяны, наси, ту, киргизы, цян, дауры, цзинпо, мулао, сибо, салары, буланы, гэлао, маонань, таджики, пуми, ну, ача-ны, эвенки, цзин, бэнлуны, узбеки, цзи-но, югуры, баоань, дулуны, орочоны, татары, русские, гаошань, хэчжэ, мэньба, лоба (расположены в порядке убывания численности).
Среди этнических групп самая большая — чжуан, насчитывающая 13,38 млн. человек, а самая маленькая — лоба, численность которой составляет 1 тыс. человек. 15 групп национальных меньшинств имеют население свыше миллиона человек, 13 — свыше 100 тыс., 7 — более 50 тыс. и 20 — менее 50 тыс. человек. Коме того, в Юньнани и Тибете есть несколько этнических групп, которые еще не идентифицированы.

Этнические конфликты в Китае случаются достаточно редко, однако в западной провинции Синьцзянь — основном районе проживания исламского уйгурского меньшинства — назревают противоречия между уйгурами и ханьскими китайцами. Основная цель движения уйгурских националистов — отделиться от Китая и создать свое исламское государство
Примечания:

1 Шанхайский Институт международных отношений был основан в 1960 году. Основной целью Института (как следует из материалов его веб-сайта) является продвижение «модернизации Китая», а также организация исследований по широкому спектру проблем мировой политики, безопасности, китайской внешней политики и стратегии. В настоящее время в структуре Института работают около 80 экспертов (включая и 30 старших научных сотрудников). Институт имеет связи с научными учреждениями в более, чем 30 странах.

2 Речь идет о книге Рональда Асмуса «Маленькая война, которая потрясла мир» (См. Asmus R. A little War that shook the World. Georgia, Russia and the Future of the West. New York. Palgrave Macmillian. 2010. 254 p.). В этой работе автор чрезвычайно преувеличивает значение «пятидневной войны» для мировой политики, и к тому же дает односторонние оценки сторонам, вовлеченным в нее. Основной вывод Асмуса заключается в том, что «причины этой войны лежат не в деталях локальных этнических конфликтов между грузинами с одной стороны, абхазами и осетинами с другой», а в «стремлении Грузии разорвать квазиколониальные отношения с Москвой и ее стремление стать частью демократического Запада» (С.8, 216).

3 ШОС (Шанхайская Организация сотрудничества)- региональная международная организация, основанная в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. ШОС 28 августа 2008 года приняла декларацию, в которой было сделано заявление о поддержке принципа территориальной целостности государств и против применения силы в международных делах. Россия не смогла убедить другие страны ШОС признать независимость Абхазии и Южной Осетии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *