Избиратель — вымирающая профессия

Прага, 3 марта, Caucasus Times — О том, что сегодня день выборов президента страны, в Махачкале лишь отдаленно напоминают плакаты самих кандидатов, на которых они все как один выглядят как простые и доступные парни. Кажется, протяни такому руку и тебе ее искренне и тепло пожмут в ответ. Но руки, тем не менее, никто не подает. А еще в городе очень много милиции. «Мы на усилении», — мрачно пояснил один.

Только недавно узнала одну поразительную вещь: оказывается в Дагестане более 20 тысяч милиционеров. Так вот, большая их часть сегодня охраняет участки.
«Ох, надоели все эти выборы, людям жрать нечего, а они все выбирают, — говорит Михаил Осимов, по специальности электрик, а по образу жизни бомж, деловито разгребая мусорку, — Бывает люди выбрасывают вполне пригодные для использования и носки вещи. Такой полезный мусор помогает жить. А кто бы ни стал президентом, это никак мою жизнь не изменит».

Михаил – индивидуалист, он считает, что человек сам выбирает себе судьбу, не так важно, движется он к успеху или стремится на дно. Во всяком случае к проблеме свободы воли выборы, по Михаилу, точно отношения не имеют: «Я запил, меня выгнала из дому жена. И вот я — человек без определенного места жительства и работы. Кстати, у нас ведь нет участка, где могли бы голосовать люди без прописки?», — вдруг задумывается он.

Надпись на двери магазина: «Ушел на выборы буду, через 10-15 минут. Убедительная просьба дождаться!». Вскоре продавец магазина, он же его и владелец Магомед Убайдулаев возвращается.

— Ну, что проголосовали?

— Да, ни одни выборы не пропускаю. Это, наверное, уже привычка — просто хочется почувствовать себя гражданином страны, в которой живешь.

— А за кого, если не секрет

— Секрет. Вот если бы была графа «против всех», то я бы воспользовался ею. Раз ее нет, то голосовал принципом вычета: этот мне не нравится, другой не симпатичен и т.д. Остается один, последний… За него и проголосовал. Вообще, я считаю, что на выборы ходить нужно, хотя этим принципом мало кто сегодня руководствуется.

А погода сегодня по-весеннему теплая, но людей и транспорта на улицах почему-то мало. Может потому, что пока еще утро? Зато таксисты, уже пятый раз объезжают одну и ту же улицу в надежде найти клиента:

— Работы нет?

— Нет. Такое ощущение, что сегодня как на первомайские праздники, весь народ на природу выехал, — без особой охоты объясняет мне Гитин Расулов.

— Выборы президента ведь. Все, наверное, голосуют.

— Да вы что, с луны свалились что ли? Кому в Дагестане это нужно? Выборы они там, в Москве, и люди они там же, а мы тут второсортные.

— Почему же?

— Потому, что от них там хоть что-то хоть зависит — пройдет не тот человек, они на митинг выйдут протестовать будут. А мы, что? Это, какие по счету, за последнее время, выборы в Дагестане — третьи или четвертые? Выбирали депутатов в местное собрание, потом в Думу, и что прошли те, кого мы выбрали? Конечно, нет! Но мы все молча проглотили, и продолжаем жить дальше. Так будет и с президентом.

— Так вы голосовать не пойдете?

— Нет, я же сказал, что от меня ни чего не зависит. Уже ведь давно ясно, кто будет новым президентом. Его нам навязали, и мы молча проглотим. Кстати нашего президента мы тоже не выбирали (о Муху Алиеве — президенте Дагестана), — сказал Гитин и добавил, — Сейчас вас довезу, и поеду домой, хоть отосплюсь, как следует. Поверите, не сплю уже трое суток.

— Почему?

— Сыну летом поступать в ВУЗ, деньги нужны.

Окраина Махачкалы, Сепораторный поселок известен больше не тем, что там стоит одноименный завод, а своим оптовым рынком «Цумадинский». Сюда за товарами приезжают не только махачкалинцы, но и жители соседних поселков и близлежащих городов. Причина одна — здесь можно приобрести продукты и вещи по низкой цене. Не удивительно, что на рынке, невзирая на любые политические события жизнь идет своим в особенном ритме, не завязанном ни на какие политические события и катаклизмы.

Навстречу движется, груженная сумками, женщина лет 45 -50. Она с удивительной легкостью маневрирует между грузовыми машинами, заехавшими одна за другой прямо в рыночные ряды.

— Куда вы заехали? Может, по людям еще! — возмутилась она, ни к кому особо не адресуясь, но ее услышали грузчик и продавщица продуктового ларька:

— Жалуйтесь руководству рынка. Мы ведь каким-то образом должны получать товар, — нервно огрызнулась продавщица, а грузчик меланхолично посоветовал обойти ряд.

Женщина, обреченно махнув рукой, вновь стала пробираться к выходу. Мой вопрос о выборах президента, явно вызвал у нее раздражение:

— Какие выборы, вы что? Приходили с утра молодые ребята, вручили приглашение на выборы, тут же агитировали, за кого голосовать. Я сказала, что не пойду. Вы, наверное, из той же компашки — зомбируют вас, а вы поддаетесь!

— Нет, я журналист.

Женщина присмотрелась ко мне, осталась, видимо, довольна результатом, потому что поставила сумки на землю и вступила уже в более обстоятельную беседу:

— Я учитель математики, со стажем 25 лет и с зарплатой чуть больше 6 тысяч рублей. А у меня трое детей и безработный муж, который перебивается случайными заработками. Я уже не верю ни одному политику: ни действующему президенту, ни его приемнику, ни их критикам.

— Почему же?

— А что они для меня хорошего сделали? Зарплату повысили на сто — двести рублей и тут же инфляция в стране. У моей мамы пенсия три тысячи рублей — а она всю сознательную жизнь проработала в совхозе. Значит, так ее государство поблагодарило за самоотверженный труд! А вот она, может, и пойдет голосовать, даже не знаю, что это патриотизм или наивность?

У каждого города свой ритм, который регулирует жизнь его жителей. В Дагестане люди узнают о том, который час по призыву к молитве муэдзинов местных мечетей. Стоит отметить, что по последним данным в республике более двух тысяч мечетей.
По словам 52-летнего Ризвана Набиева, прихожанина одной из мечетей, расположенной на окраине Махачкалы, предвыборная лихорадка не обошла и представителей местного духовенства, которые на одной из предвыборных проповедей призывали мужчин проявить свой гражданский долг и проголосовать за преемника.

— Я лично голосовать не ходил, да и считаю, мне ни к чему. Моя жизнь при любом президенте будет одинаковой: дом, хозяйство и мечеть. Только если не будет войны, вот этого я боюсь.

-Почему вы говорите о войне, на это есть какие-то предпосылки?

-В Дагестане политика — это борьба за наживу, а во время выборов она усиливается и возникает опасность столкновений. Людей, которые живут бедно, не имеют нормальной работы и жилья, используют в своих политических играх.
Уже вечер, и город начал постепенно оживать. А на участках, все так же тихо и почти безлюдно. Время от времени эту тишину прерывают небольшие группки людей, пришедших то ли проголосовать, то ли просто пообщаться. В основном это соседи или коллеги по работе заранее договорившиеся посетить воскресное мероприятие.
В промежутке между визитами редких гостей члены участковых избирательных комиссий хлопочут над избирательными урнами для того, что бы завтра всей стране объявили, что в Дагестане пришло проголосовать 90% населения, и они почти единогласно выбрали. Сами Знаете Кого.

Диана Алиева, Махачкала, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *