Исполнительная власть в КБР переходит к «поколению Козака»

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ, 23 июня, Caucasus Times — 28 сентября 2005 года после вступления Арсена Канокова в должность президента КБР правительство КБР подало в отставку. Новый состав распущенного Кабинета министров республики был набран из прежнего состава по причине отсутствия в республике управленческих кадров. Тогда глава республики Арсен Каноков заявил, что в работе будет опираться не на родственников, как покойный Валерий Мухамедович, а только на специалистов и профессионалов и со временем прежний состав правительство будет обновлен на 30 процентов.

19 июня этого года президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков отправил правительство республики в отставку. Сложение своих полномочий председатель ушедшего правительства Геннадий Губин объяснил «необходимостью повышения эффективности деятельности исполнительной власти по ускорению социально-экономического развития республики и формирования руководящего звена из молодых и энергичных, современно мыслящих работников, а также в целях сохранения и упрочения политической обстановки в республике».

22 июня парламент Кабардино-Балкарии дал согласие на утверждение председателем правительства республики, вынесенной на рассмотрение главой республики кандидатуры 36-летнего Андрея Ярина, ранее работавшего в аппарате полномочного представителя президента РФ в Южном Федеральном округе.

Представляя кандидатуру нового председателя правительства, президент КБР Арсен Каноков, в частности, сказал: «Несмотря на свою молодость, Андрей Вениаминович Ярин имеет богатый опыт работы на различных должностях административно-государственных систем. Его назначение, как мы надеемся, позволит придать новый импульс действиям правительства, всей исполнительной власти республики, даст толчок социальному развитию Кабардино-Балкарии».

Ярин Андрей Вениаминович родился 13 февраля 1970 года в Нижнем Тагиле Свердловской области. В 1992 году закончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова по специальности экономист, а в 2002 — Санкт-Петербургский университет МВД РФ по специальности юрист. В 1995-2001 работал председателем правления АКБ «Внешагробанк», в 2001-2003 — заместителем главы администрации Владимирской области, руководителем представительства Владимирской области при правительстве РФ, заместителем начальника ФЭУ ФМС МВД РФ. С декабря 2002 по март 2003 находился в Чеченской Республике в качестве первого заместителя председателя правительства ЧР. С ноября 2003 по апрель 2004 — заместитель начальника ФЭУ Госнаркоконтроля РФ. С апреля 2004 по апрель 2005 — вице-губернатор, председатель правительства Рязанской области. С апреля 2005 по настоящее время — заместитель начальника департамента по внутренней политике аппарата полномочного представителя президента РФ в Южном федеральном округе Дмитрия Козака. Владеет итальянским и английским языками. Кандидат юридических наук.

О том, что стоит за отставкой правительства и заменой премьер-министра Кабардино-Балкарии в интервью корреспонденту Caucasus Times рассказывает председатель комитета Общественно-консультативного совета при президенте КБР, доктор философских наук Хажисмель Тхагапсоев.

СТ:Что, на Ваш взгляд, стоит за отставкой правительства и заменой премьер-министра?

Тхагапсов: У этого события достаточно объективных и вполне очевидных поводов и причин. Самое элементарное: экс-премьер Губин –человек человек весьма зрелого возраста. Ему – около 65 лет. Мне кажется, что для нашего динамичного времени возраст не вполне подходящий. Это первое.

Второе. Следует, наверно, заглянуть в недалекое прошлое. Эпоха Кокова, предшественника нынешнего президента, была, если не бедственной, то по крайне мере непродуктивной. Его правление, это авторитаризм в высшей степени непросвещенного толка. Старое правительство, начиная с самого Геннадия Губина – это люди старой школы, сформированные еще советской политической культурой. Они просто были не в состоянии соответствовать требованиям нового времени с его демократическими устремлениями и желанием перемен. Мы имели дело с этой властью чуть ли не 20 лет.

СТ:А нет ли у Вас ощущения, что президент Каноков как-то припозднился со сменой главы исполнительной власти?. Он ведь уже почти год как избран президентом.

Тхагапсов:Да. Можно сказать, что события слегка запоздали. Но я, скорее, вижу в этом определенные плюсы. Пришел новый лидер и, конечно, мы все хотели, чтобы уже на второй день он все изменил в республике. Но, будучи человеком осторожным, он решил взять паузу, изучить ситуацию, все взвесить. Я бы это приветствовал.

Что касается фигуры нового председателя правительства Андрея Ярина. Он очень молод, понятно, что в республике его не знают. Но, я думаю он вполне может ожидать непредвзятого к себе отношения, поскольку для всех сегодня очевидно, что если пришел молодой, энергичный человек, с богатым и разнообразным опытом., то это необходимый набор базовых качеств для руководителя такого уровня. Нет сомнений в том, что он – человек демократического склада и достаточной широты взглядов, носитель культуры современного менеджмента. Это нас вполне устраивает.
СТ:Вы говорите о демократизме Канокова. Но в этом случае кажется упущением то, что он никак не объяснил причины решения о смене главы кабинета?

Тхагапсов:Давайте не будем торопиться. Президент может выступить с комментариями. На самом деле, только со стороны, кажется, что необходимы дополнительные разъяснения. Каноков просто пошел навстречу общественным ожиданиям, поскольку старое правительство просто не воспринималось в качестве такового с того самого момента, как республику возглавил новый человек. Оно было фактически недееспособным: и потому, что не соответствовало стилю времени, и потому, что его открыто игнорировали.

СТ:Почему приглашен человек со стороны? Это указывает на кадровый голод или есть иные причины?

Тхагапсов:У меня есть свое объяснение, которое, возможно, не всем покажется убедительным. Уже более 15 лет мы живем в обстановке межнациональной напряженности. И это способствовало значительному оттоку русскоязычного населения, в том числе и из Кабардино-Балкарии. И, очевидно, есть серьезные резоны для того, чтобы должность премьер-министра занял русский. Давайте скажем, что новый премьер не варяг, он знаком со спецификой региона. Ставрополье, откуда его пригласили, находится по соседству.

СТ:Вы говорите, что Каноков – человек демократических убеждений. А чем-нибудь, помимо этого, он проявил себя за почти год своего правления?

Тхагапсов:Ну, во-первых, абсолютно изменился стиль руководства. Коков мог ровным счетом ничего не делать, но при этом нас убеждали в том, что происходят грандиозные изменения, ведется колоссальная работа. Все сводилось к демагогической, напористой, оголтелой пропаганде. И никто никогда не имел возможности проверить, насколько заявления власти правдивы.

У Канокова совсем иная манера. Он делает больше, чем успевает сказать. Наверно, это минус и ему следует научиться синхронизировать дело и слово, но, на мой взгляд, президенту удалось добиться невозможного: он сделал бюджет республики прозрачным и инструментальным, тогда как при Кокове тот представлял собой кормушку для вороватой номенклатуры.

Население республики это понимает. Сегодня опубликованы данные соцопроса о поддержке президента. Его поддерживает 53 процента граждан, хотя, если принимать во внимание ответы на косвенные вопросы – о намерениях Канокова и положении дел в республике – рейтинг окажется еще выше.

Решение о назначении главой правительства Кабардино-Балкарии человека со стороны кажется абсолютно обоснованным и логичным. Ни для кого не секрет, что президенту приходится действовать в обстановке катастрофического кадрового голода. С советских времен в республике так и не сложилось никакой иной школы кадров, кроме госаппарата, сохранившего все свойства партийно-бюрократической системы прежних времен. Типаж среднестатистического чиновника в Кабардино-Балкарии не претерпел существенных изменений за последние 20 лет. Это все тот же безынициативный, некомпетентный, беспрекословно выполняющий любые распоряжения начальства, функционер. Единственная новация, не повлиявшая, впрочем, на базовые параметры номенклатурной системы, — возросший беспредельно уровень коррупции. Любой человек, выделявшийся на фоне безликой чиновничьей массы, незамедлительно выдавливался за пределы управленческих структур и не мог найти себе места на стороне. Президент Валерий Коков держал под полным контролем не только государственную службу, но и весь республиканский бизнес. Именно поэтому, молодые и талантливые, желавшие сделать карьеру или основать собственное дело, уезжали из республики искать счастья на стороне. В отсутствии новых кадров, система ветшала, старела. 50-ти летние чиновники намертво срастались с руководящими креслами. В результате, Коков оставил после себя голую забетонированную площадку, на которой и по сей день ничего не растет.

Кстати, нынешний президент Каноков — человек, чья биография может служить прекрасной иллюстрацией ко всему вышесказанному. Он пришел в политику из бизнеса, который создал и развивал отнюдь не в Кабардино-Балкарии, а в Москве.

Другой момент, который у наблюдателя со стороны вызывает недоумение. Почему Каноков выжидал почти год, прежде, чем пойти на смену руководства исполнительной власти. Ответ достаточно очевиден. Для начала президенту необходимо было изрядно расшатать монолитную конструкцию власти, оставленную в наследство Коковым. Сопротивление со стороны чиновничества, привыкшего рассматривать государственную службу как личный бизнес, в лучшем случае грозило Канокову потерей президентского кресла. А в худшем, с учетом с учетом криминализированности кабардино-балкарской номенклатуры, и жизни.

Символично, что новый премьер Андрей Ярин работал у Дмитрия Козака. Какие бы претензии не звучали в адрес представителя президента РФ в ЮФО, в одном ему отказать нельзя. Он – реформатор. Вокруг себя Козак собрал людей молодых энергичных и образованных. Нет сомнений в том, что реформаторский потенциал Ярина высок, однако премьеру предстоит столкнуться с очень серьезной проблемой. С той же самой, которую приходится решать и Канокову. В самой республике сегодня почти невозможно найти квалифицированных специалистов на ключевые посты в правительстве. Поэтому, вероятней всего при формировании нового кабинета, придется использовать старые кадры. Это может стать серьезным препятствием на пути реформ.

Кабардино-Балкария оказалась первой республикой, где премьером стал человек абсолютно нового, уже никак не связанного с коммунистической эпохой, управленческого стиля. Пример Чечни вряд ли стоит рассматривать в этом контексте, ибо ее ситуация сугубо специфична и определяется продолжающимся вооруженным конфликтом. Будущее исполнительной власти в Кабардино-Балкарии угадать непросто, поскольку видимых проблем, с которыми ей придется иметь дело, гораздо больше, чем ясных, отработанных решений. Представительству президента РФ в ЮФО, несмотря на реформаторский пыл и жесткость ее руководителя Дмитрия Козака, пока не удалось добиться сколько-нибудь заметных успехов в регионе. Среди причин называют: схематизм и унифицированный подход ко всем субъектам федерации, отсутствие демократизма, нежелание считаться с мнением национальных элит.

Однако, вряд ли у Андрея Ярина будет достаточная степень свободы воспроизвести в своей работе фирменный козаковский стиль. Его деятельность уже ограничена двумя корректирующими элементами. Над ним – Каноков, под ним – косная, консервативная чиновничья среда.

Ислам Текушев, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *