Ирония судьбы

НАЗРАНЬ, 4 октября, Caucasus Times – Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров принял участие в митинге против терроризма, проведенном в нескольких городах республики. По сообщению пресс-службы президента, инициатором акции «Нет терроризму» выступают общественные организации Ингушетии. По мнению представителей оппозиции, президент Евкуров такими образом пытается создать в республике общественный фронт подполью. Однако вопрос в том, поверит ли ему снова общество.

«Только за последние пять лет от рук этих «нелюдей» погибло более 400 сотрудников правоохранительных органов, более 3 тыс. мирных жителей были ранены, 400 из них стали калеками, 3 тыс. детей остались сиротами. Кому как не нам знать боль и страдания от потерь родных и близких, от террористических атак», — подчеркнул глава на митинге Ингушетии.

«Сегодня мы страдаем от рук террористов больше, чем кто-либо. При этом не вешаем ярлыки. Хочу еще раз подчеркнуть, что никому не позволим называть народ Ингушетии террористами», — подчеркнуто заявляет президент.

Хождение в народ имеет вполне ясные причины. Жизнеспособность северокавказского подполья опирается на архаичность ингушского общества, крепкие традиции, позволяющие даже закоренелому преступнику опираться на своих родственников и близких. В этом сегодня ингушские власти видят одну из узловых причин, обеспечивающих подполью крепкий тыл. Обращение Евкурова к общественности, по мнению авторов проекта, должно возыметь действия, и для этого были озвучены столь многозначащие цифры. Но проектанты не учли существенной детали: кредит доверия к главе Ингушетии на исходе.

А ведь доверие народа Евкуров заработал в первые дни своего президентства, после того как открыто выступил в поддержку верующих мусульман, не придерживающихся официальных суффистских орденов, так называемых мирных «ваххабитов». Тогда он обратился к духовенству и населению Ингушетии с призывом прекратить преследование женщин в хиджабах и мужчин с бородой. Объявив в прямом эфире свой номер телефона, Евкуров призвал любого, кто будет притеснен по религиозным мотивам, напрямую сообщать ему, главе республики, а он уже примет необходимые для защиты граждан меры.

Фактически это могло означать лишение подполья рекрутской базы, поскольку в лес уходят не «кровники», которые тоже встречаются, но лишь в единичных случаях, а религиозно мотивированные молодые люди, подвергающиеся систематическим преследованиям, как со стороны властей, так и общества, в том числе и духовенства.

Большинство «катакомбных» мусульман в Ингушетии, поверив новому президенту, перестали скрывать свои убеждения, отпустили бороды, надели хиджабы. Но на самом деле все это оказалось лишь очередной уловкой властей для выявления той части местного населения, которую подозревали в поддержке вооружённого подполья.

Когда репрессии стали набирать новые обороты, власть попыталась прикрыть это покушением на президента и терактами в республике, но вместо борьбы с реальными боевиками преследованиям подверглись простые граждане, относящиеся к «ваххабистам» и на членов семей боевиков.

Евкуров, несмотря на многочисленные жалобы граждан по поводу обострения криминогенной ситуации в республике, на действия силовиков, как местных, так и федеральных всё ещё продолжал рассказывать перед журналистами и правозащитниками о своих проектах амнистии боевиков и установившемся порядке внутри республики после прихода его к власти.

В отношении гражданского общества Евкуров также проявил смекалку, пригласив всех правозащитников и оппозиционеров к прямому диалогу с Властью и просьбой помочь ему, президенту Ингушетии, в установлении законности и порядка в республике. Ингушские общественники с радостью согласились на такие заманчивые предложения, и вскоре в знак полнейшей солидарности с главой республики были созданы комиссии и общественные советы. Некоторые из оппозиционеров смогли даже получить рабочие места в аппарате президента.

На этом флирт с народом и реверансы власти в сторону правозащитников и оппозиции в Ингушетии закончились. Зато имеют место физические пытки в отношении задержанных в Малгобекском РОВД, многочисленные факты нарушения Закона, бессудные казни. На все просьбы правозащитников, оппозиции, родственников похищенных и убитых людей к президенту Ингушетии с просьбой наказать виновных и найти похищенных, — глухое молчание с высоты постамента.

В ответ на обвинения общественности Евкуров возложил ответственность на самих родственников похищенных и убитых людей, обвинив их в укрывательстве боевиков, последовали также репрессии в отношении правозащитников, которые выступали на стороне родственников убитых без суда и следствия молодых людей.

Евкуров, увы, совершил много ошибок, транжиря общественное доверие, и горькая ирония состоит именно в том, что акции, направленные на инспирирование общественного отпора, скорее всего, приведут к противному….
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Тимур Мальсагов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *