ИНТЕРВЬЮ С ПОМОЩНИКОМ ПРЕЗИДЕНТА АБХАЗИИ АСТАМУРОМ ТАНИЕЙ

— Можно ли назвать грузино-абхазский переговорный процесс в состоянии застоя?

Астамур Тания: Конечно, было какое-то торможение переговорного процесса, связанное с событиями октября 2001 года в Кодорском ущелье.
Для справки: (в октябре 2001 г. из Грузии в Абхазию через Кодорское ущелье пыталась прорваться грузинские вооруженные формирования и группа Руслана Гелаева. Вооруженные силы Абхазии смогли предотвратить этот рейд, в результате перестрелок с абхазской стороны погибли 16 военнослужащих. Остатки группы Гелаева ушли через горные тропы на территорию Грузии. Во время Кодорских событий международными террористами был сбит вертолет Миссии ООН по наблюдению в Грузии, погибли девять сотрудников миссии.В связи с этим крупномасштабные переговоры между Абхазии и Грузией были прерваны. Кодорские события стали поводом для усиления военного присуствия в Грузии на территории верхней части Кодорского ущелья Абхазии.
В настоящее время верхняя часть ущелья не подконтрольна властям Абхазии. Местные жители — сваны(этнические грузины)(Инд. большая часть из них во время грузино-абхазской войны особо отличались своими зверствами на оккупированной территории) не признают абхазских властей и являются резервистами грузинской армии.
Прошло два года как Координационный совет не заседал вместе с тем абхазская сторона не отказывается от этого совместного органа, созданного на основании Заключительного заявления женевской встречи 1997 г. Его отдельные механизмы работают, в частности проводились заседания рабочих групп Координационного совета по безопасности, социально-экономических вопросам, вопросам возвращения беженцев.
В ходе деятельности этих групп был сформирован пакет, согласованных решений, которые должны быть вынесены на очередное заседание Координационного Совета.
Абхазская сторона готова возобновить работу Координационного Совета. Есть комплекс проблем, которые могут решаться в его рамках, в частности вопросы безопасности, возвращения беженцев в Галльский район, их регистрации с участием международного сообщества, оказание беженцам помощи.
В рамках Координационного совета следует решать и кодорскую проблему.
Есть также ряд проектов, экономического сотрудничества в областях, представляющих взаимный интерес сторон.
Сегодня все эти вопросы не решаются, т. к. не получили утверждения на Координационном совете.
Важное значение в урегулирование грузино-абхазского конфликта имеет встреча в Сочи президентов России, Грузии и премьер-министра Абхазии. Там было принято решение о начале совместной работы по реабилитации ИНГУР ГЭС, возобновлению железнодорожного сообщения через Абхазию и возвращению беженцев в Галльский район.
В ближайшие дни будут назначены представители с абхазской стороны, в рабочие группы по реконструкции ИНГРУ ГЭС, восстановлению железнодорожного сообщения, возвращению беженцев. Абхазия готова к сотрудничеству с Россией, грузинской стороной и ООН по этим вопросам.

— Увязывается ли возвращение грузинских беженцев в Галльский район с реализацией экономических проектов?

Астамур Тания: Мы рассматриваем их как отдельные проблемы. Руководство Абхазии готово решать вопрос возвращения беженцев в Гальский в гуманитарном аспекте, в тесном сотрудничестве с ООН, при поддержке России и других участников процесса урегулирования конфликта.
Мы заинтересованы в создании надежных международных гарантий сохранения мира, главным компонентом которых, на наш взгляд, является присутствие миротворческих сил СНГ до полного урегулирования конфликта. Это позволит создать условия безопасности не только для возвращающихся в Гальский район беженцев, но и для всего населения Абхазии.

— Есть мнение о том, что Координационный совет грузинской и абхазской стороны под эгидой ООН не оправдал себя, как механизм, позволяющий урегулировать конфликт?

Астамур Тания: Я не согласен с тем, что Координационный Совет ничего не дал, В частности, в ходе его работы удалось сформировать механизмы безопасности, ограничить военное присутствие по ту и другую сторону границы между Грузией и Абхазией, Я думаю, что механизм Координационного совета использовался сторонами с максимально возможной отдачей, и в настоящее время сохраняется большой потенциал для результативной работы в этих рамках.

— Можно ли преодолеть разногласия между сторонами в конфликте по вопросу Кодорского ущелья ?

Астамур Тания: По Кодорскому ущелью у нас с грузинской стороной существуют серьезные разногласия. Мы по-прежнему будем поднимать вопросы о прекращении военного присутствия грузинской стороны в Кодорском ущелье, о повышении эффективности международного мониторинга в этом районе.
В нынешнем его виде мониторинг не может нас удовлетворить, т. к. вопреки достигнутым соглашениям грузинская сторона, создает ему препятствия в виде согласования времени, маршрутов патрулирования и числен6ного состава патрулей. Мы считаем, что необходим механизм постоянного контроля за ситуацией в кодорском ущелье.
Мы видим его в установлении постоянных постов миротворческих сил на перевале Хида, где существует единственная дорога из Грузии в Кодорское ущелье, а также пост в районе села Ажара. Эти вопросы представители Абхазии неоднократно ставили, перед ООН, миротворцами и всеми сторонами, которые могут содействовать в решении проблемы Кодорского ущелья. Но пока нет согласия грузинской стороны.
Тем не менее, Мы будем продолжать работу в этом направлении. Процесс обсуждения этой проблемы важен сам по себе. Он дает возможность снимать возникающие у сторон взаимные подозрения.

— Как вы оцениваете роль миссии ООН в урегулировании конфликта?

Астамур Тания: Мы высоко оцениваем роль ООН в процессе мирного урегулирования, Участие ООН в этом процессе мы рассматриваем в качестве одной из гарантий сохранения мира и выполнения сторонами взятых на себя обязательств. Подпись представителей ООН придает всем соглашениям, достигнутым сторонами, международно-правовой характер. Миссия ООН, наряду с КСПМ СНГ осуществляет контроль за соблюдением режима прекращения огня, участвует в других механизмах обеспечения мира и безопасности, согласованных сторонами. Мы надеемся, что наше сотрудничество будет активно развиваться, в частности в рамках Координационного совете, а также при реализации сочинских соглашений.

— В начале марта послы стран входящих в Группу друзей Генерального секретаря ООН в Женеве выработали рекомендации, намерена ли абхазская сторона следовать им?

Астамур Тания: Вы сами отметили, что это только рекомендации, и абхазская сторона имеет право принимать, либо не принимать их.
Суть этих рекомендаций заключается в том, чтобы, изменить статус Группы друзей Генерального секретаря, определенный Заключительным заявлением женевской встречи 1997 г., в котором они зафиксированы в качестве наблюдателей. Это создаст для группы дополнительные возможности оказывать давление на абхазскую сторону по впоросу так называемого документа Бодена.
Естественно мы не можем на это пойти.
В то же время сочинские договоренности дают сторонам возможность сотрудничать на более продуктивной основе, исключающей политическое давление.

— Как относится руководство Абхазии к предложениям официального Тбилиси о трехсторонней администрации в Гальском районе Абхазии?

Астамур Тания: Это предложение не приемлемо оно является попыткой вмешательства во внутренние дела Абхазии. В Гальском районе есть администрация, сформированная на основе Конституции и законов республики Абхазии. Ни у кого из представителей власти Абхазии нет полномочий, чтобы этот вопрос вообще обсуждать. Потому что это является прямым нарушением Конституции Абхазии.

— Как Вы относитесь к народной дипломатии?

Астамур Тания: Честно говоря, я не думаю, что путем неформального диалога можно решить конфликт между Абхазией и Грузией, у него слишком глубокие корни, слишком велики противоречия на уровне национальных интересов. Действительное примирение народов, может начаться только с того, момента, когда Грузия признает независимость Абхазии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *