Хранители тайны референдума

Мурад Бжихатлов, Нальчик, специально для Caucasus Times
ПРАГА, 13 марта, Caucasus Times — В последние месяц-полтора в Европе стали распространяться инициативы, которые только кажутся новыми, а на самом деле имеют давнюю и весьма неоднозначную историю. Я говорю о кавказских форумах. Которые прошли в Осло и Вене и были организованы представителями чеченской диаспоры в Норвегии и Австрии. Конечно, в активности организаций, представляющих интересы беженцев из Чечни, нет ничего плохого. Десятки тысяч людей, вынужденно покинувшие родину, спасавшиеся сначала от войны, а потом от отвратительной диктатуры, выстрадали право отстаивать свои политические права.

Свои, но не чужие!

В период «парада суверенитетов» в национальных республиках Северного Кавказа основной политической силой становятся разнообразные национальные и националистические движения, которые выдвигают похожие лозунги, как будто исполненные под кальку. Независимость, национальное возрождение, свержение колониальной власти России – таков нехитрый набор идеологем, составивших основу этносепаратистских доктрин. Степень влиятельности национальных организаций менялась от республики к республике, но был период, когда они были в состоянии составить серьезную конкуренцию местным властям, а то и превосходили их по авторитету.

На этом фоне особую силу набрала созданная еще в 1989 году Конфедерация горских народов Кавказа – общественная организация, в которую вошли представители фактически всех национальных субъектов Северного Кавказа, исключая Ингушетию. Поначалу, будучи еще советским по духу образованием Конфедерация, объявившая себя правопреемницей Горской республики, ратовала всего лишь за сотрудничество и объединение всех кавказских народов и создание вертикальных объединительных квазигосударственных структур: Кавказского парламента, Третейского суда, Комитета обороны и т.д. Любопытно, что штаб-квартиру решено было расположить в городе Сухуми, названном столицей Конфедерации.

Ситуация стала меняться после того, как в Чечне пришли к власти Джохар Дудаев и сторонники независимости Чечни, Под их влиянием, руководство Конфедерации объявило о начале антиколониальной борьбы за независимость всего Кавказа. В 1992 году под флагами Конфедерации в Абхазию переправляются батальоны из Чечни, чтобы воевать против Грузии. В 1993 году по требованию президента Грузии российской прокуратурой арестован первый президент Конфедерации Муса Шанибов. Несмотря на то, что после многочисленных митингов, Шанибов был освобожден, его арест становится началом заката организации. Попытки возродить ее в 1996 году успеха не имели.

Почему я так подробно пересказываю эту историю? Дело в том, что она – наглядный пример того, как плодотворная и очень важная идея сотрудничества кавказских народов оказалась загублена привнесением в нее в интересах одного этноса жесткой антироссийской линии. Представители чеченской власти, считавшей себя застрельщицей движения за независимость, формирующего облик нового Кавказа, жестко определяли направленность деятельности Конфедерации. При этом, ни в самой Чечне, ни в других республиках этносепаратистов не интересовало мнение простых людей, которых они заранее списали, как непригодный для строительства будущего шлак советского производства.

Конфедерация канула в прошлое, но идеи объединить народы Северного Кавказа против России до сих пор не оставляют умы наиболее «продвинутых» борцов – в одном случае за свободу Чечни, в другом – за общее исламское государство. С Имаратом Кавказ все более или менее понятно. Они, провозгласив теократию на территории всего Северного Кавказа где-то предположительно от Ставропольского края до Черного моря, отказали народам, проживающем в этом регионе в праве быть субъектом собственной истории. На том основании, что эти народы пребывают в джахилии, т.е. в неверии. С Имаратом, следовательно, не поспоришь, поскольку наши аргументы для него являются ничтожными.

Видимо, плодотворно общаться можно в этом случае лишь с лидерами чеченской диаспоры, которые сегодня вновь берут на себя смелость говорить от лица всех кавказских народов. Как иначе расценить тот факт, что прошедший в Вене 1-го марта крохотный форум, с трудом собравший несколько десятков человек, 99 процентов которых были чеченцы, назвал себя Конгрессом кавказских народов!

Кстати, надо отметить деликатность и, видимо, выработанную в условиях Европы, скромность организаторов. В достопамятные времена, когда удавалось посадить за стол хотя бы несколько человек, мероприятие тут же получало статус международного, всееропейского или, на худой конец, общегражданского. Здесь же, инициаторам Конгресса удалось завести себя в режим строгого самоограничения.

В резолюции конгресса организационный комитет утверждает, что созданную организацию «от всех других кавказских групп в Европе, связанных общими целями и идеологией, отличает выбор демократических ценностей в качестве базовой идеи. Мы полагаем, что этносепаратистское движение принадлежит прошлому. Наше будущее в нашей европейской идентичности».

Но, насколько идеи демократии доступны моему ограниченному пониманию, она предполагает в обязательном порядке учитывать мнение всех, и на основе плебисцита вырабатывать общее решение. В данном случае речь идет о чистой воды узурпации, когда группа никому не известных людей в узком кругу почему-то решила, что она лучше всех знает, как надо.

Заглянем в саму резолюцию. Что там предлагает Конфедерация народам, от лица которых вещает? Все та же заезженная пластинка, предлагаю убедиться: «Считать, что только обретя подлинную независимость, сбросив с себя ярмо колониального гнета, кавказские народы получат возможность встать на путь демократического развития».

«Ярмо колониального гнета» — это, конечно, очень плохо и сбрасывать его, наверное, надо. Но откуда уважаемым организаторам известно, что все народы, за которые они ратуют, желают немедленно стряхнуть с себя оковы ненавистного российского колониализма? Они что, провели тайный референдум среди кабардинцев, балкарцев, карачаевцев, осетин, адыгов? И убедились в том, что большая часть названных народов спит и видит, как бы покинуть состав России? Если это так, то не будет ли угодно предъявить результаты референдума, заверенные европейскими наблюдателями. Их подписи нужны не потому, что мы не доверяем устроителям Конгресса, а потому, что такова процедура, принятая в демократических странах, гражданами которых они сегодня себя считают.
Еще один пункт «Резолюции» способен повергнуть в изумление даже самого искушенного в хитросплетениях кавказской политики человека: «Считать необходимым вовлечение в общий диалог о будущем кавказских народов и государств представителей Имарата Кавказ, являющегося сегодня реальной военной силой, противодействующей агрессии российского политического режима на Северном Кавказе».

Лично я, например, ни о чем не желаю договариваться с представителями Имарата Кавказ – ни о будущем моего народа, ни, упаси Господи, о собственном. Впрочем, если упоминавшийся выше референдум демонстрирует, что большинство граждан Северного Кавказа думает иначе, я готов подчиниться воле большинства. В этом случае я, наверно, просто должен буду уехать из родной Кабардино-Балкарии. Но я — человек демократических убеждений и привык уважать мнение большинства. Опубликуйте, пожалуйста, уважаемые организаторы Конгресса результаты референдума!

Нет смысла дальше цитировать «Резолюцию», она вся родом из прежних, дудаевских времен. Чтобы не затягивать разговор, скажу лишь: мне очень странно, что люди, прожившие в Европе уже достаточно долго, продолжают мыслить так, как будто никогда не покидали Чечню. Да, у всех кавказских народов есть свои проблемы с Россией, и я готов предположить, что когда-нибудь кто-нибудь под грузом прошлых обид предпочтет избрать самостоятельный, вне России, путь развития. Но кто-то может решить не покидать сложившийся союз народов. Давайте позволим всем самостоятельно определять свою судьбу, господа конгрессмены! Станьте уж, наконец, европейцами, как вы сами того вроде бы желаете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *