Хазрет Совмен: “Процветание адыгов связано с процветанием России”

Хазрет Меджидович Совмен президент республики Адыгея. В прошлом руководитель крупнейшей золотодобывающей компании в России «Полюс», доктор технических наук.
СТ: Хазрет Меджидович, как Вы оцениваете ситуацию в республике в целом: темпы развития экономики, проблемы межнациональных отношений, атмосферу в обществе? Что бы Вы посоветовали своим соседям, которые сегодня сталкиваются с серьезными социальными и экономическими проблемами?

ХС: Говорить о процветании нам, конечно, рано. Региона с полной экономической идиллией в России сегодня нет. Но то, что у нас стабильная общественно-политическая и социально-экономическая ситуация – это верно. Таким же фактом является и лидерство Республики Адыгея в Южном федеральном округе по темпам экономического роста.

Достигли мы этого только трудом, всесторонней поддержкой всех секторов экономики. Особые успехи достигнуты в промышленности. Наши предприятия, заводы, фабрики постепенно выходят из затяжного кризиса, начинают выпуск конкурентоспособной продукции, осваивают новые рынки, в том числе международные. Наш Майкопский машиностроительный завод выпускает продукцию, конкурирующую с японской, и таких примеров немало.

Неплохо развивается сельское хозяйство, в которое осуществлены колоссальные финансовые вливания. Активными темпами идет газификация республики. Наша задача – довести природный газ до каждого населенного пункта Адыгеи в кратчайшие сроки.

Советовать соседям я ничего не стал бы. Единого рецепта решения социально-экономических проблем не существует. В каждом регионе свои особенности, которые надо учитывать. Просто я убежден, что при желании можно добиваться положительных результатов.

СТ: В Республиках Северного Кавказа все чаще происходят вооруженные столкновения правоохранительных органов с экстремистскими группировками. Как на Ваш взгляд нужно сегодня бороться с такого рода преступностью на Северном Кавказе?

ХС: Думаю, эту проблему надо разделить на две составляющие части. С одной стороны, росту экстремизма в регионе способствуют нерешенные социально-экономические проблемы, кризис духовности, потеря нравственных ориентиров. С другой стороны, нашими трудностями умело пользуются внешние силы, которые целенаправленно работают на развал России. Поэтому и методы борьбы с экстремизмом следует разделять на те, которые находятся в компетенции органов государственной власти регионов, и те, над которыми работают спецслужбы.

Но хочу отметить, что межнациональные и межконфессиональные противоречия, на почве которых и произрастают зерна экстремизма, на пустом месте не возникают. Это, чаще всего, является результатом накопившихся годами проблем, когда какие-либо национальные или религиозные проблемы консервируются вместо поиска решения.

В Адыгее для представителей всех национальностей и религий созданы самые благоприятные условия для самореализации, сохранения самобытности, культуры, языка, обычаев. Два основных этноса – русские и адыги живут в атмосфере взаимопонимания и взаимопомощи. И это – не наше желание, а реальность, в которой мы живем.

Во многих адыгских аулах живут целые поколения русских, которые, подчас, лучше самих адыгов говорят на адыгском языке, дети русских и адыгов растут и учатся вместе, затем работают в одних трудовых коллективах. Обоим народам присуща высокая степень толерантности. В школах республики, кроме русского и адыгского, изучают армянский, татарский, немецкий, курдский языки – тех общин, которые компактно проживают в Адыгее. В республике действует множество национально-культурных обществ, к которым, кроме перечисленных, недавно добавились еврейское, азербайджанское.

Видимо, все эти моменты вкупе и предопределяют мир и стабильность в нашей республике. Лично для меня есть одно святое понятие – человек. А его национальная принадлежность должна быть в цивилизованном обществе фактором, только обогащающим межкультурный диалог и взаимодействие.

Опять же, как и в экономике, единого рецепта противодействия экстремизму не существует. В других республиках Северного Кавказа свои особенности, свои нюансы. Но путь, по которому идут радикалы всех мастей, призывая за собой заблудших, это путь в никуда. Кавказу нужен прочный мир. Власть должна создавать условия для соблюдения прав человека и народов, и в то же время жестко пресекать экстремизм, который сам никогда не считается с подобными правами.

СТ: Одним из главных проблем регионов, по мнению Москвы является коррупция, так ли это, и что на Ваш взгляд является сегодня главной проблемой Северного Кавказа?

ХС: Главной проблемой и нашего региона, и страны в целом на самом деле является коррупция, и я об этом говорю с первых дней своей работы в должности Президента Республики Адыгея. Законы у нас нормальные и их выполнение обеспечит эффективное социально-экономическое развитие и стабильную общественно-политическую ситуацию. Но коррупция сводит на «нет» нормы закона. Коррумпированы и сами правоохранительные органы, поэтому складывается такая тяжелая ситуация в этой сфере. Я полностью поддерживаю Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, который предпринимает все возможные усилия для борьбы с этим злом, выкорчевывания «оборотней в погонах» из правоохранительной системы. Пока закон не заработает в полную силу, развитие нашей страны будет происходить намного медленнее, чем могло бы быть по объективным предпосылкам.

СТ: Планируете ли вы возглавить республику Адыгея еще на один срок?

ХС: Время все покажет, забегать вперед – дело неблагодарное. Сейчас же у меня один настрой – работать и далее на благо общества, отдавать все свои силы и энергию. Много проектов, много идей, которые нам предстоит реализовать, так что мои мысли – в текущих делах и заботах.

СТ: Как вы относитесь к идее укрупнения регионов?

ХС: Касательно Северного Кавказа я глубоко убежден, что в этом регионе ни в коем случае нельзя начинать перекройку границ между субъектами Федерации, а тем более влекущее упразднение национально-государственных образований, как это предлагается теми, кто не понимает всей серьезности данного вопроса применительно, в том числе, к нашей республике.

Статус республики – это форма автономии и государственная гарантия, система защиты и поддержки языка, культуры, традиций, атрибутики, других компонентов, которые и позволяют этносу оставаться этносом.

Думаю, никого не надо убеждать, что ни к чему хорошему ликвидация адыгской автономии не приведет. Сегодня необходимо решить целый комплекс проблем, установить в регионе прочный мир, сбалансировать интересы национально-религиозных групп, повысить уровень социально-экономического развития, одним словом, решать насущные проблемы. Лучше всех на данную тему высказался спикер Совета Федерации ФС РФ Сергей Миронов: «Не буди лихо, пока оно тихо».

Совсем недавно, 28 февраля, к нам приезжала представительная делегация Краснодарского края во главе с губернатором Александром Николаевичем Ткачевым. И он, и я заявили о своей готовности к социально-экономической, культурной интеграции республики и края, но при сохранении статуса каждого субъекта Федерации.

Есть много экономических проектов, совместная реализация которых принесет пользу и нам, и краю. Есть вещи, которые нужно унифицировать, сблизить законодательство, снять искусственные препоны к интеграции. Много можно и нужно сделать вместе в развитии инфраструктуры туризма, санаторно-курортного дела, транспортных коммуникаций, в том числе и тех, которые обеспечивают прямую и кратчайшую связь Адыгеи с Черноморским побережьем Краснодарского края.

Для решения этих задач создана рабочая группа по разработке и реализации совместных проектов. Наша общая цель – сделать Кубань и Адыгею форпостом мира, стабильности и процветания на Юге России.
СТ: Хазрет Меджидовичпо Вашей инициативе проводится республиканский открытый конкурс по созданию учебников по изучению Адыгэ Хабзэ (Этикета) для учащихся 1-9 классов общеобразовательных учреждений Республики Адыгея. Вы считаете важным изучение тех правил поведения и норм морали, которыми в повседневной жизни руководствовались предки нынешних адыгов?

ХС: Тем, что я глубоко убежден — основа всего, в том числе и успешного социально-экономического развития — высокая нравственность, духовность. Опыт всех стран, в том числе, разрушенных войной или иными катаклизмами, свидетельствует — только высокая мораль, только мощная созидательная идеология могут стать опорой экономического возрождения и дальнейшего процветания. У адыгского народа есть такая созидательная идеология, морально-нравственная система, эффективность и позитивность которой проверены опытом тысячелетий. Это — Адыгэ Хабзэ, которое является не только кодексом поведения, нормами этикета, но и целой философией жизни, целостной и гармоничной системой жизненных ценностей.

Самый известный и авторитетный исследователь этой тематики Барасби Бгажноков, ученый, живущий в Кабардино-Балкарии, утверждает, что Адыгэ Хабзэ являлось своего рода религией адыгского народа, благодаря которой адыги до сих пор не исчезли как этнос. При этом, основа Адыгэ Хабзэ – терпимость, толерантность, доминанта добра и справедливости, обостренное чувство социальной ответственности. Я считаю, что Адыгэ Хабзэ – это противоположность экстремизму любого толка, национальной и религиозной розни. Там, где будет главенствовать Адыгэ Хабзэ, не будет места никаким радикальным течениям и идеям. Поэтому изучение Адыгэ Хабзэ в учебных заведениях как предмета принесет только благо для всех жителей нашей многонациональной республики, сыграет неоценимую роль в воспитательном процессе в образовательных учреждениях.
СТ: Какой вы видите Россию в будущем и место таких малочисленных народов как Адыгейцы в ней?

ХС: Прежде, чем ответить на Ваш вопрос, хотел бы немного уточнить. Такого народа как «адыгейцы» на самом деле не существует. Его «появление» – результат сталинской национальной политики, о которой Вам должно быть хорошо известно хотя бы на примере депортации целых народов во время Великой Отечественной войны.

Так называемые «адыгейцы» — это западные адыги (бжедуги, шапсуги, темиргоевцы, абадзехи и другие субэтнические подразделения), составная часть единого адыгского народа, известного другим народам где-то с XIII века как черкесы. Черкесами в Карачаево-Черкесской Республике называют представителей двух субэтнических подразделений адыгов (черкесов) – кабардинцев и бесленеевцев. Ну а основной массив кабардинцев, проживающий ныне в Кабардино-Балкарской Республике, получил, «благодаря» той самой сталинской политике, статус отдельного народа, этноса, хотя является одним из субэтнических подразделений адыгского (черкесского) народа, различия между которыми наблюдаются лишь в используемых диалектах. Поэтому на Северном Кавказе проживает единый адыгский (черкесский) этнос, который является одним из государственнообразующих в трех субъектах Российской Федерации. Всего адыгов на Северном Кавказе сегодня насчитывается около 700 тысяч, в том числе в Адыгее – чуть более 100 тысяч. Частью этого этноса являются и причерноморские адыги-шапсуги – жители Туапсинского и Лазаревского районов Краснодарского края. Кроме того, за рубежом проживает адыгская диаспора, насчитывающая несколько миллионов человек. Поэтому называть адыгов малочисленным народом будет неправильно.

Что касается будущего народов России, полиэтничность нашей страны – это ее сила. Сегодня, к примеру, федеральный центр оказывает Адыгее огромную поддержку в реализации экономических, социальных, культурных и образовательных программ, финансирует проведение международных фестивалей адыгской культуры, помогает в сохранении уникальных памятников материальной культуры. На уровне республики который уже год финансируется проведение регионального фестиваля казачьей культуры. В общем, не на словах, а на деле мы делаем все, чтобы богатая духовная и материальная культура наших предков не только сохранялась и приумножалась, но и служила крепкой опорой для строительства достойной жизни.

Будущее России я вижу таким – мощная, процветающая держава, в которой комфортно, как в крепости, как об этом сказал Президент России Владимир Владимирович Путин, будет чувствовать себя каждый народ, даже самый малочисленный.

Хотел бы еще добавить, что, несмотря на то, что после Кавказской войны на исторической Родине осталась меньшая часть адыгского народа, именно она лучше сохранилась, и именно с ней связаны надежды на возрождение народа. Никакая чужбина, никакое чужое государство не заменит Родины и не создаст таких условий, чтобы гарантировать национальному меньшинству достойное будущее. И мы это видим на примере миллионов наших соотечественников за рубежом, которые ассимилируются быстрыми темпами, теряют язык, самобытность,

Я глубоко убежден – возрождение и процветание адыгского народа напрямую связано с процветанием России. На пути к этой цели есть еще немало задач, но все они решаемы, надо просто делать дело, а не жаловаться на трудности.

Аслан Шазо корреспондент ИА REGNUM специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *