Хасан Шоров: «Реформирование парламента связано с боязнью властей усиливающегося влияния парламента»

— На днях прошло Конституционное собрание, на котором были приняты поправки в Основной Закон республики. Что, на Ваш взгляд, принципиально изменится в этой связи?

— Дело в том, что те изменения, которые внесло Конституционное Собрание КБР в главы1,2, и 10 Конституции КБР – это просто приведение нашей Конституции в соответствие с Федеральной Конституцией. Чтобы читателю было понятно, о чем идет речь, скажу так: в первой главе изложены основы конституционного строя, во второй – основные права и свободы человека и гражданина. Оба эти вопроса находятся в исключительной компетенции федеральных органов власти и поскольку в нашей Конституции были некоторые отклонения, мы привели их в соответствие с Федеральной Конституцией. Десятая глава предназначена для обеспечения жесткости Конституции –поскольку Основной Закон не должен меняться сиюминутно, в десятой главе заложены механизмы, обеспечивающие его стабильность. Так как принято решение, что отныне парламент республики будет однопалатным, мы убрали из Конституции понятия «Совет республики», «Совет представителей» и везде написали «Парламент».

— Насколько известно, изменить структуру парламента — это была идея президента. Прозвучало ли объяснение, чем вызвана необходимость такой реорганизации?

— Президент, используя свои полномочия, внес предложение о реформировании парламента т.е. из двух палат предложил сделать одну.
Парламент одобрил это предложение. Двухпалатный парламент в республике действительно не нужен. В этом все депутаты парламента едины. Вопрос в другом –сколько депутатов должно быть в однопалатном парламенте. Здесь мнения расходятся. Один комитет предложил 114 человек, другой -72 человека. Я предложил 36 человек. (Для сравнения: в двухпалатном парламенте работает 72 человека. Из них 36 –на постоянной основе.) Ни одно из этих предложений не прошло. Прошло предложение президента 110 человек. 22 из них на постоянной основе.
В своем выступлении на Конституционном собрании Президент сказал, что парламент будет однопалатным из 110 человек. Это позволит увеличить представительство различных партий и движений с тем, чтобы парламент действительно формировался на демократической основе. Я считаю, что это хорошее пожелание, и если оно действительно является целью, то мы можем ожидать, что парламент республики будет представлен различными политическими силами.

— Голосование напоминает прошлое, когда все депутаты были «за».
Чем Вы объясняете такое единодушие ?

— Дело в том, что на Конституционном Собрании по регламенту его работы не предусмотрена дискуссия. Поэтому по внесенному вопросу Конституционное собрание может сказать «да» или «нет». При этом, учитывая количество членов Конституционного Собрания (811чел.) невозможно в действительности установить, был ли кто-нибудь против, или воздержался. Председатель все время объявлял «единогласно».

— В своем выступлении в прессе Вы заявляли, что реформирование парламента связано с тем, что власти стали бояться его усиливающегося влияния.

— Я говорю о парламенте как об одном из ветвей государственной власти. В моем понимании, если парламент будет профессиональным с небольшим количеством депутатов, работающих на постоянной основе, то этим самым мы обеспечиваем четкую работу всей системы органов государственной власти республики.
Представьте себе, что 88 депутатов будут работать где-то вне парламента, у каждого из них будут свои личные интересы по сфере их деятельности, и каждый из них будет лоббировать такой законопроект, который ему выгоден. А если бы они работали на постоянной профессиональной основе, у них интересы были бы не какой-то отдельной сферы, а всего населения. Только в этой связи я предлагал 36 депутатов на постоянной основе. Чтобы они были свободны от влияния монополий и других ветвей власти.
Лично мне, если я приму решение баллотироваться, легче будет пройти в числе 110. Но я не исхожу из того, что мне лучше, а из того, что будет легче бюджету республики для содержания парламента и его аппарата.

— Не кажется ли Вам, что парламент КБР до сих пор ни по одному принципиальному вопросу не принял самостоятельного, независимого решения и стоит ли ожидать этого от него в будущем?

— Не согласен. В парламенте есть группа депутатов, 14 человек, которые влияют на принятие законов. Нам удалось во многих случаях отстоять принципиальные позиции. Но 14 депутатов – это мало. Решение принимается большинством.Что будет в будущем парламенте, говорить еще рано. Это еще вилами на воде написано. А вилы еще даже не приблизились к воде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *