Грузия: своевременная евроинтеграция

ТБИЛИСИ, 28 июля, Caucasus Times. 27 июня в Брюсселе было подписано соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. Президент Украины подписал вторую, экономическую часть, а премьер-министры Грузии и Молдовы сразу весь пакет, в том числе и политические части. Парламенты этих двух стран уже ратифицировали соглашение, Украина намеревается утвердить документ в Верховной Раде в сентябре. Следом ратифицировать двусторонние отношения должны ратифицировать парламенты 28 стран. Таким образом завершается история по сближению с Европой для этих постсоветских стран. Все три страны пережили российскую агрессию и оккупацию части своих территорий.

Отношения Грузии с Евросоюзом начались еще в 1996 году, когда в Тбилиси появилось первое представительство, называемое делегацией ЕС. Посольство было открыто только в 2007 году после Лиссабонского саммита. Активные отношения с ЕС начались сразу же после «революции роз», когда Евросоюз внес Грузию, Армению и Азербайджан в список «соседства», то есть стран, которые могут в будущем стать членами этой структуры. Депутат парламента Грузии Гиорги Канделаки уточняет, что активная подготовка к сближению началась сразу же после войны и к 2012 году была практически завершена работа над договором об ассоциации.

После парламентских выборов в октябре 2012 года победившей коалиции «Грузинская мечта» досталось лишь незначительная часть работы от той подготовки, которую провела предыдущая партия власти – Единое национальное движение. Для продолжения работы с ЕС была заложена основа, общественное мнение, подтверждаемое социологическими исследованиями, согласно которым около 80 процентов населения считает приоритетом сближение Грузии с Евросоюзом. Чуть меньше уверены в том, что место Грузии вместе с НАТО. Даже если бы «Грузинская мечта» захотела поменять приоритеты во внешней политике, пойти против населения было бы опасным шагом.

Из трех новый ассоциированных стран только Украина обладает промышленным потенциалом, во много раз превышающим объемы производства Грузии и Молдовы вместе взятые. Но для Тбилиси и Кишинева важно иметь политическую защиту и причастность к европейской семье. Исторически, до появления большевиков они, частично или полностью имели отношения с европейскими странами, и даже Грузия, маленькая кавказская страна была в сфере европейских интересов, начиная со средневековья. Но более всего для всех трех стран важен фактор избавления от кремлевской зависимости, не имеющей перспективы ни для развития экономики, ни, тем более, для самостоятельной внешней политики.

Во многом благодаря российским притязаниям процесс интеграции с ЕС был замедлен на несколько лет. Кремль постоянно напоминал Киеву, Кишиневу и Тбилиси о том, что они находятся в зоне российских интересов и поэтому любая интеграция с европейскими структурами должна быть согласована с Россией. Даже если предлагаемое сожительство с Кремлем не имеет никаких перспектив развития. Более того, когда увещевания не помогали, Россия начинала военные действия. В 2008 году война в Грузии была попыткой остановить интеграцию. Нынешняя война в Украине – очередное силовое вмешательство во внутренние дела соседней страны. Россия идет на любые нарушения международного права, чтобы не потерять часть своей было империи.

Пришедшая к власти «Грузинская мечта» подтвердила стремление к европейской интеграции, но одновременно ее лидер Бидзина Иванишвили сделал странное заявление, утверждая, что Грузия могла бы одновременно сотрудничать и с ЕС и с Евразийским союзом, который создает Россия, Беларусь и Казахстан. В сравнении это выглядит так же нелепо, если бы лет тридцать назад какая-нибудь страна Восточной Европы заявила бы, что ей будет удобно быть членом и НАТО, и Восточного договора, созданного СССР как альтернатива Северо-Атлантическому блоку. Бидзина Иванишвили стал объектом насмешек со стороны оппозиции, к геополитическим метанием лидера «Грузинской мечты» насторожено отнеслись и в Европе.

Полтора года назад могла сложится примерно такая же патовая ситуация, в которой сейчас находится Армения: с одной стороны Москва тянет ее в ЕврАзЭС, с другой – президент Саргсян говорит о сохранении сотрудничества с ЕС. Впрочем, Армения пока даже не начинала подготовку по сближению с ЕС, как это делала Грузия последние годы. Кажется, что больше шансов у Азербайджана, но у этой страны много внутренних проблем, в том числе и связанных с законодательными реформами.
После ухода Бидзины Иванишвили, его преемник Иракли Гарибашвили не делал подобные заявления, но получив после вступления в законную силу новых изменений Конституции расширенные полномочия, начал преследование оппозиции. Лидеров Единого национального движения, которые готовили сближение Грузии с ЕС, начали обвинять с надуманных преступлениях. Депутаты Европарламента неоднократно напоминали властям Грузии, что эти преследования политически мотивированы. В середине июля депутат польского Сейма Малгожата Гошевска прямо заявила, что арестованный Вано Мерабишвили, экс-глава МВД и один из грузинских реформаторов является политзаключенным. Впрочем, она не единственная в этом мнении.
Можно предположить, что нынешняя оппозиция безропотно ждала, старалась выиграть время, дожидаясь когда Гарибашвили подпишет соглашение об ассоциации, а парламент, в котором большинство также представители «Грузинской мечты», ратифицирует документ. Тем более, что по последним выборам, уже третьим за последние два года, популярность «Грузинской мечты» снижается и за мэра Тбилиси голосовали всего около 20 процентов избирателей. Оппозиция получила еще меньше, но намного больше, чем ее рейтинг был полтора года назад.

ЕС обычно заключает соглашения об ассоциации в обмен на обязательство проведения политических, экономических, торговых или судебных реформ. В обмен на это ассоциированное государство может получить беспошлинный доступ к некоторым или всем рынкам ЕС, рынку сельскохозяйственных продуктов и т. д., а также финансовую или техническую помощь. Преследование оппозиционеров по политическим мотивам вряд ли будет расценено ЕС как шаги по сближению с Европой. «Грузинская мечта» настойчиво пытается убедить ЕС в том, что она преследует преступников, хотя судебные процессы один за другим разваливаются из-за отсутствия доказательной базы.

Еще одна своеобразная позиция властей Грузии, вызывающая удивление оппозиции, это отношение к событиям в Украине. Официально никаких заявлений против новой украинской власти не было, но раздражение правительства вызывает участие экспертов из команды Саакашвили в разработке украинских реформ по примеру грузинских. Среди этих консультантов – экс-министр экономики Каха Бендукидзе, бывший заместитель министра юстиции Гиорги Вашадзе, экс-губернатор Аджарии Леван Варшаломидзе. Грузинский премьер-министр сделал несколько неуважительных и грубых замечаний по этому поводу. После катастрофы малазийского Боинга оппозиция потребовала от правительства сделать заявление, осуждающее факт агрессии со стороны России, но тщетно, Гарибашвили посчитал не нужным выступать от имени правительства по этому поводу.

Внутренние распри, преследование оппозиции удивляют депутатов Европарламента и руководителей ЕС, но понять поведение они вряд ли смогут. Конечно, они рассчитывали на политический диалог и коабитацию в первый год правления «Грузинской мечты», когда президентом оставался до октября 2013 года Михеил Саакашвили. Но и тогда, и особенно сейчас «Грузинская мечта» предъявляет оппонентам претензии, один к одному напоминающие кремлевские. Вряд ли «Грузинская мечта» этого не понимает, что идет по лезвию ножа, зарабатывая в Европе репутацию нарушителя прав человека и преследователя оппозиции.
Осторожность правительства, как оно всегда убеждает, связана с российской опасностью, с необходимостью не быть раздражающим фактором в кремлевских притязаниях на Грузию. На самом деле, в Тбилиси стали приезжать различные российские эксперты, они проводят круглые столы и конференции, пытаются убедить грузинское общество в своих благих намерениях. Правительство постоянно рапортует об огромных объемах поставляемого в Россию вина, намереваясь открыть рынок и для других сельскохозяйственных товаров. Полномочный посланник Зураб Абашидзе периодически встречается с российскими дипломатами. Складывается ощущение, что правительство Грузии ведет двойную игру, но непонятно — в чью пользу.

В любом случае, подписание соглашения об ассоциации с ЕС – это шаг вперед. Грузия – живая страна, в которой политика живет на улицах, в домах и на работе. Отдав в октябре 2012 года предпочтение «Грузинской мечте» сейчас люди уже не скрывают разочарования и недовольства из-за невыполненных обещаний. Раздражения добавляют многочисленные случаи непотизма и огромные премии, которые министры выписывают сами себе. «Грузинская мечта» оказалась между двух огней – с одной стороны Кремль постоянно наращивает военную силу и проводит учения в Абхазии и Цхинвальском регионе, с другой – коалиция будет вынуждена вести себя как европейская страна, в которой не должно быть политических преследований и нарушений прав человека.

Олег Панфилов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *